Обзор чешской прессы и блогов

Матей Голлан (Фото: ЧТ 24)

Журнал Euro посвящает целых четыре страницы профессиональному гражданину города Брно Матею Голлану. Этот кудрявый молодой человек, у которого пару месяцев назад родился сын, является известным в Брно человеком, активистом и фрондером. Впрочем, известность его уже давно вышла за пределы моравской столицы.

Матей Голлан (Фото: ЧТ 24)
Журнал Euroпосвящает целых четыре страницы профессиональному гражданину города Брно Матею Голлану. Этот кудрявый молодой человек, у которого пару месяцев назад родился сын, является известным в Брно человеком, активистом и фрондером. Впрочем, известность его уже давно вышла за пределы моравской столицы. Ему 27 лет, по специальности он – музыковед. Все началось с того, что администрация Брно решила закрыть веранду при его любимой пивной. Матей долго читал закон, и наконец решил столики на веранде оставить и дальше пить там пиво, только вот столики превратить в официально петиционные. Отныне на них лежат петиции завсегдатаев с подписями и требованием оставить столики, которые и так там остались. С тех пор началось противостояние Голлана и властей. Голлан добился отмены запрета играть в городе уличным музыкантам – он устроил массовую акцию со своей группой Brneni (по-чешски «панцирь, броня», при этом созвучно с Brno), и распоряжение городской мэрии было отозвано.

Его критика действий министра финансов Мирослава Калоусека относительно игровых автоматов привела к тому, что Калоусек пригласил его на встречу. Голлан готов встретиться с ним с тем, чтобы сказать Калоусеку, что он или идиот, или куплен. На своем сайте он разместил тщательно разработанные карты игровых автоматов в городе, откуда понятно, что зачастую они находятся возле детских садов или школ, в общем там, где их быть не должно. За действиями Мирослава Калоусека Голлан внимательно следит и в других областях. Например, после его отказа выдавать следствию экс-министра обороны Власту Парканову, Голлан сообщил своим многочисленным Интернет-поклонникам, что Калоусек собрал список граждан, которые поддерживают его в невыдаче Паркановой, и будет их обзванивать со своего мобильного телефона. Так что пусть они не забудут его поприветствовать. Присовокупив к этому личный телефонный номер Калоусека. Воодушевленные брненцы звонили и писали министру. Его же идея – поставить в Брно памятник коррупции, потому что «славный город Брно не должен отставать от Магадана и Ашхабада». Если политик отказывается предоставить ему сведения о том или ином тендере, например, ссылаясь на тайну торговой сделки, на следующий же день он читает о себе в блоге, что он «лжет, крадет и ест детей». После того, как Матей побыл в партии зеленых, которую покинул два года назад, ни в какие партии жуликов и воров он вступать не собирается. «Если бы политики имели чувство юмора, было бы тяжело, но его у них нет, так что пока это будет работать», - говорит Голлан.


Тот же журнал продолжает «свинскую» тему. По весне одно яйцо стоило 6 крон, эта цена долго не продержалась. Брусок масла должен был стоить 50 крон, но до такой цены еще пилить и пилить. Что же будет происходить со свининой? На той неделе цена на свинину резко подскочила, на 10-12 крон за кило. И никому невдомек, что будет дальше. Цена рекордов не бьет, всех, скорее, удивила скорость, с которой произошло повышение? Что же за этим стоит?

«Запасы свинины в Европе съедены, а главная наша импортная опора – Германия – не располагает достаточным количеством даже для себя. Достаточно одного процента, на который у наших соседей снизился скотоубой, и ценовой скачок обеспечен. Особенно, если сдобрить это новостями о драматичном подорожании кукурузы и сои в Америке. Подорожание свинины с Германии перекидывается на всю Европу, как в России – свиной мор, с которым империя не слишком успешно сражается. А именно Россия умеет хорошенько встряхнуть европейский рынок. На чешской тарелке это хорошо видно – половина цены за транспортировку. Хозяева небольших мясных лавок только пожимают плечами. «Люди приходят, смотрят на цены и уходят», - говорит один из них». Ну что, заключает журнал. Люди просто не будут покупать дорогую свинину, в результате она скоро подешевеет.


Не можем обойти печальную тему метанола, которым погубил в Чехии уже 23 человека. А вот совершеннейший крик души в интернет-версии журнала Týden– статья под названием «Мы – нация неисправимых алкашей».

«По данным агентства CTK, последняя жертва допивалась до смерти постепенно. В четверг вечером в Ческом-Тешине у себя дома пили три человека: супружеская пара и теща. Они выпили литровую бутылку чешского рома без каких-либо акцизных марок. Мужчина с тещей потом продолжили пить неотравленный алкоголь, еще одна женщина уже больше ничего не пила. «Муж в пятницу думал, что она отсыпается и до вечера не будил ее. Когда к ней приехала скорая, женщина уже была без сознания и задыхалась», - описал последствия пьянки главный врач больницы в Тршинеце Мариан Барта. До мужчины и его тещи дошло, что они отравились. «У мужчины в крови было три промилле метилового спирта, но из-за того, что у него постоянно сохранялся уровень этанола, метанол не превратился в метановую кислоту», - объяснил главврач. Теперь мужчину лечат норвежским средством Fomepizol, доза стоит 200 тысяч крон. Согласно сообщению, его теща тоже выжила.

В этой истории со смертельным концом одно совершенно невозможно понять. Вся страна говорит об отравлениях алкоголем, о том, что смерть в том числе может вызвать и ром Bozkov. И вот встречаются три взрослых человека и спокойно пьют именно из такой бутылки. Как получилось, что они ни о чем не знали? Ни один из них не заметил, что творится вокруг? В четверг вечером было 18 погибших от отравления метанолом. Об этом говорили в новостях, в пивных, в магазинах – везде. И все равно эта троица такую бутылку выпила.

Такое действительно сложно понять. К тому же в их распоряжении был и качественный алкоголь, тот же чешский ром. Даже если бы они были тотально зависимыми, они не должны были пить. Если бы отравился один человек, бутылка была бы у него дома и он неделю ни с кем не встречался – ладно, это еще можно понять. Но их было трое, они должны были знать. Они пили из бутылки без акцизной марки. Это выше понимания. Единственное объяснение: мы – нация конченых алкашей.

Бухло – народный наркотик, и контроль государства здесь минимален. Действительно – нация алкашей».