Опекунство за зарплату

Photo: Commission européenne

В среду нижняя палата парламента одобрила изменения в законе о социальной защите ребенка. Речь идет о долговременном стремлении чешского министерства труда и социальных дел максимально сократить количество домов малютки и добиться того, чтобы дети-отказники до трех лет вообще не находились в казенных домах. Добиться этого предполагается популяризацией семейной опеки, которую планируется стимулировать финансово.

Фото: Европейская комиссия
Итак, на практике это означает, что профессиональные опекуны будут получать от государства не ежемесячную дотацию в размере 3 126 крон, как это работает сейчас, а 8 000 крон, причем в качестве зарплаты, а не дотации, что позволит рассчитывать на эту сумму при расчете пенсии или брать на нее ипотеку.

За это государство обязывает опекунов проводить образовательные работы на тему «воспитание чужих детей в семье».

Готовы ли чехи принимать детей в опекунские семьи и на каких условиях? Поможет ли этому стабильная зарплата? Не означает ли это, как утверждает оппозиция, «превращение опекунства в бизнес»?

Менеджер Содружества опекунских семей Павел Шмид полагает:

- В настоящее время у нас не хватает опекунов. Мне кажется, для того, чтобы предоставить такую поддержку необходимому количеству детей, нужно еще 5-7 лет. Тогда, возможно, спрос и предложение уравняются…

- Что должен сделать человек, который решил оформить опекунство? Просто ли это сделать в Чехии?

- Во-первых, связаться с социальными работниками по месту жительства. Заполнить необходимые документы, пройти массу тестов на психологическую устойчивость… Условия для опекунов становятся выгоднее, и вся система становится более профессиональной, что, мне кажется, хорошо.

Европа уже давно критикует Чехию за огромное количество детей в воспитательных учреждениях. То ли в Чехии больше неблагополучных семей, то ли меньше опекунов и усыновителей? Процент берущих детей на усыновление, кстати, сравним с другими европейскими странами, в отличие от опекунов.

Опекун, он же – юридический представитель ребенка - даже не обязан проживать в опекаемым на одной жилплощади, но – регулярно отчитываться перед органами опеки о своей работе на благо ребенка. Кроме того, процесс усыновления длится годами, а опекун получит ребенка максимум в течение года.

Вацлав Вотава
Оппозиционные социал-демократы настроены резко против таких начинаний. Почему, нам расскажет депутат от ЧСДП, который не поднял руку на голосовании в среду, Вацлав Вотава:

- Я не голосовал за принятие этих изменений, потому что имею ряд опасений. Во-первых, мне не кажется, чтобы у нас легко получится найти и научить достаточное количество опекунов, которые могли бы заботиться о детях во их благо. Я боюсь, что при таком раскладе появятся опекуны, которые будут воспринимать этот как бизнес, чего бы мне очень не хотелось.

- Вы не считаете, что любая семья лучше, чем детдом?

- Разумеется, дети должны расти в семье, в этом нет никаких сомнений, но ряд детей, особенно больных, просто не отвечает требованиям для нахождения в семье, поэтому детские дома и воспитательные учреждения имеют свой смысл. По работе мне приходится сталкиваться с воспитанниками детских домов, я хочу сказать, что детские дома сегодня – это совсем не то, что было в 60 годах. Там на самом деле немного семейная атмосфера. Братья и сестры вместе, они вместе готовят-убирают… То, что министерство труда и социальных дел планирует аннулировать эти учреждения и все, чем они занимаются переложить на плечи опекунских семей – мне кажется, это утопия.

Депутаты также рассудили о том, какую помощь должны получить бабушки и дедушки, что берут на себя воспитание внуков, о которых по каким-то причинам не могут заботиться родители. Депутаты полагают, что родные бабушка с дедушкой, несмотря на то, что и так обязаны смотреть за внуками, все же могут рассчитывать на помощь со стороны государства. Хотя… случаи, когда бабушка и дедушка получали дотации на воспитание внуков, а те при том жили у родителей, тоже случались… Компромисс, которого удалось достичь – дотации будут получать те бабушки и дедушки, которым достались больные внуки или слишком много внуков.