От словацкого Липтовского Микулаша до Праги военная связь не подвела

8 мая на пражской площади Победы (Фото: Гералд Шуберт)

В канун праздника окончания Второй мировой войны и непосредственно 8 мая с трибун митингов, с экранов телевизоров и по радио звучало множество благодарственных слов ветеранам, воевавшим за свободу Родины. Но в такой день особенно важно выйти на улицу и сказать свое личное спасибо пожилым людям в военных мундирах. Поблагодарить и послушать их воспоминания из первых уст. 8 мая у памятника Чешским заграничным воинам на пражской площади Победы (Vitezne namesti) я встретил Йиржи Гофмана, который в 1944 году добровольцем вступил в ряды армии, чтобы пройти подготовку и потом громить фашистов.

8 мая на пражской площади Победы (Фото: Гералд Шуберт)
В 1944 году десять с половиной тысяч волынских чехов добровольно вступило в ряды армейского корпуса. Из сорока тысяч волынских чехов на фронт отправилось 26 процентов. Сначала Йиржи Гофман был зачислен во вторую парашютно-десантную бригаду, а позже отправлен в Муром, где его обучали делу военного связиста.

«В Муроме мы проходили подготовку в течение лета 1944 года, из чехословацких частей нас было всего 9 человек и курсанты, в шутку нас называли «самостоятельная Чехословацкая Республика». Самые хорошие воспоминания у нас остались о муромских.

Там я немножко «принюхался» к русскому языку и дальше старался развивать свои знания. Под конец лета мы поступили в город Кросно, и я был участником Дукельской операции. Правда, не с самого начала 8.09.44, но во всех боях за границу и далее я участвовал, как командир взвода связи. В свое время я также обеспечивал связь с наблюдательными пунктами командира корпуса.

После этого мне доверили подучить роту для новой бригады - 44 радистов и радисток. Мы отвечали за связь в 4 бригаде. Так как она формировалась сверх плана, то у нас был сильный недостаток транспорта, радиостанций было достаточно, их приходилось таскать на спине. Но, несмотря на это, от Липтовского Микулаша до Праги связь ни разу не подвела. Так как у нас не хватало транспорта, командование нас использовало для заброски через словацкие горы в тыл немцев. Сил у нас не хватало, всего бригада, и прямых атак мы не проводили, но попугать в тылу у немцев нам удавалось. Каждый снаряд мы носили по 18 километров на себе, как это было, например, у Мартина. В этом нам очень сильно помогали местные люди. Пришли три тысячи добровольцев и вместе с нами носили в горя и боеприпасы и продовольствие. Мне лично, как связисту и командиру роты, не пришлось быть в первой линии с автоматом. Но в конце войны несколько раз и мне пришлось автоматом пользоваться.

Я вспоминаю на один эпизод. 1 мая мы всю ночь шли в тыл немцев, но соседние бригады за нами не поспели. И целая бригада попала в окружение. Но к нашему большому счастью, партизаны в этот момент напали на командование немецкого армейского корпуса. В суматохе нам удалось вырваться из окружения, и мы снова гнали немцев. Там тоже пришлось кроме радиостанции использовать автомат».