Отар Иоселиани: «Во Франции снимать кино так же трудно, как и в Советском Союзе»

Отар Иоселиани (Фото: ЧТК)

14 фестиваль Фебиофест распахнул двери кинозалов зрителям. Во время открытия премия фестиваля «Кристиан» за вклад в киноискусство была вручена грузинскому и одновременно французскому режиссеру Отару Иоселиани. В соответствии с традицией кино-праздника, чешские киноманы вновь смогут познакомиться с целым рядом российских картин. Однако, фестивальный блок «Восточноевропейского кино» в будущем может быть значительно обеднен. Координатор блока Мира Гавиарова почти сложила оружие, подготавливая показы российских фильмов.

«В этом году на фестивале мы показываем 230 картин из 61 страны мира. Из всех этих стран фильмы можно привезти без проблем, только из России без проблем этого сделать нельзя. Например, мы обо всем договорились с дистрибьюторами фильма «Живой», но за две недели до начала фестиваля мне позвонили с тем, что дистрибьютор отказал, и картины не будет».

Насколько я понимаю, самая большая проблема заключается в том, что в последний момент вдруг возникают проблемы и следует отказ?

«Каждый год появляются проблемы, которые показывают, что в России просто отсутствует интерес».

Сейчас начнется пресс-конференция, кого мы ожидаем?

«Мы ждем режиссера Отара Иоселиани. Я с ним познакомилась 35 лет тому назад. Мне нравится то, что хотя Иоселиани и живет в отдалении от своей страны, в нем сохранилась тонкая грузинская ирония и усмешка по поводу очень серьезных жизненных проблем. Что меня больше всего обрадовало во время этой встречи - он обращался к зрителям так, как это может сделать только Иоселиани. Он сказал: «Вы, как зрители, смотрите картину, на людей, которые в ней играют. Надписи внизу экрана - не читайте. Ни я, ни надписи - не важны. Важны персонажи и то, что у них светится в глазах». Этим Иоселиани как бы мне сказал «не бойся, даже другой мир меня не изменил».

Отар Иоселиани (Фото: ЧТК)
Несмотря на то, что Отар Иоселиани на Фебиофесте представлял свой последний французский фильм, разговор во время пресс-конференции не мог не коснуться творчества режиссера в советский период.

«В то время в Грузии жил человек по имени Шеварднадзе. И он сказал: «Понимаешь, они, - и под этим «они» он подразумевал Москву, - уже не дадут тебе денег на то, чтобы ты мог снимать кино. Езжай куда-нибудь, но прошу тебя, вернись, потому что я буду нести ответственность за то, что ты вернешься. Я снял первый фильм во Франции, который назывался «Фавориты луны», и тогда я понял, что это также трудно, как и в Советском Союзе».

«Что касается моей деятельности, разумеется, не было возможности снимать антисоветские фильмы. Но необходимо как следует запомнить это понятие: мои фильмы не были против советской власти или антисоветские, но асоветские. Так что в них нет и следа упоминания о той банде грабителей, которая называлась «большевики».

«Я живу как в Грузии, так и во Франции, но снимаю фильмы во Франции, потому что грузинский кинематограф уже не существует. Я приехал во Францию еще в 80-е годы, потому что мне ясно дали понять, что в Советском Союзе я не смогу снимать фильмы».

«Когда я приехал во Францию, у меня было чувство, что все ожидают, чем я, собственно, буду заниматься. Если бы я что-то стал делать так, как это делается во Франции, это могло бы быть очень унизительно. В действительности снимать фильмы во Франции было так же трудно. Однако только там существуют продюсеры, которые действительно любят свою профессию. Точно так же, как в Москве существовали те цензоры, которые тоже любили свою профессию».

Что для режиссера Отара Иоселиани остается самым главным в жизни и творчестве?

«Быть добросовестным, честным и обладать чистой совестью - это очень важно для людей моей профессии».