Пациенты чешских больниц умирают от недоедания

Более 75 процентов хронически больных людей или пациентов после операции в Чехии недоедают. Таковы исследования общества Nutricia.

Недоедают пожилые люди, люди с заболеваниями желудочно-кишечного тракта, неврологические больные, страдающие депрессиями, анорексией. Более 60 процентов больных, находящихся на домашнем лечении, имеют затруднения с приемом пищи. Мы говорим об этом сегодня. Наши собеседники – специалист по питанию, доктор пражской Томайеровой больницы Павел Когоут и доктор Пржемысл Шкалоуд, представитель компании Nutricia.

Сиппингом называется вариант энтерального питания, когда питательная смесь потребляется через рот мелкими глотками через трубочку, тогда как зондовое питание – это введение энтеральных смесей в зонд или стому. Соответственно сиппинг возможен, если человек способен самостоятельно перорально употреблять энтеральные смеси, в противном случае, когда обычное питание через рот не возможно или затруднено, нутритивная поддержка осуществляется через зонд. Сиппинг готовых энтеральных смесей позволяет успешно корректировать питательную недостаточность при различных заболеваниях.

Павел Когоут
По словам Павла Когоута, Чешская Республика в использовании сиппинга очень отстает от других европейских стран. Кроме того, здесь не хватает нутриционистов – квалифицированных специалистов по питанию. С тем, что количество людей, страдающих от недоедания при приеме в больницу (30 процентов) и в ходе госпитализации (40 процентов) – практически одинаково во всех странах. Со специалистами по нутрициологии - сложнее. Говорит Павел Когоут.

«Раньше в больницах этим занимались так называемые диетные сестры, которые следили за тем, чтобы еда для пациентов была разнообразной и содержала необходимые витамины и микроэлементы. Работали они на кухне и не допускались к кровати пациента. С изменением закона они якобы превратились в нутриционистов, но им необходимо получить дополнительное образование. Теоретически, нутриционист обязан иметь высшее образование. Поэтому их так мало в настоящее время. К тому же, несмотря на то, что работа нутрициониста – крайне важна для пациента, эта работа не оценивается страховыми компаниями. Спросите у менеджера любой больницы – если там работат кто-то, кто не оплачивается прямо, его выгоняют. Получается, что 2 или 3 нутрициониста должны обслужить пять-шесть тысяч пациентов. Учтите, что если пациент после нутрицио-скрининга, то есть проверки при приеме в больнице, окажется в плохом состоянии, специалист должен его осмотреть самое позднее – до 48 часов. Такой специалист ведет независимый протокол о состоянии пациента отдельно от медицинской документации».

- А почему страховые компании не компенсируют услуги нутриционистов?

«Существует общество клинического питания и и интенсивной метаболической терапии, это первое общество, которое занимается этой проблематикой. Именно, именно оно по договоренности с министерством здравоохранения добилось того, что пол года назад страховые компании внедрили коды, по которым потихоньку начинают компенсировать работу нутриционистов. Так что давление оказывается».

В идеальном случае в больнице по рекомендации врача пациент не платит сиппинг из своего кармана, его платит больница - в рамках больничных взносов. Больница за это от страховых компаний ничего не получает. В лучшем случае – за еду, которой пациент ест половину порции или меньше, тогда эта половина порции дополняется сиппингом.

Я поинтересовалась у доктора Пржемысла Шкалоуда, как определяется уровень нутриционной опеки в больницах?

Пржемысл Шкалоуд:

«Если мы будем брать за критерий количество потребляемого жидкого сбалансированного питания на человека, то ЧР сильно отстает, дотягивая до трети того, что потребояется в Западной Европе. Мы даже - даже отстаем от Словакии, где эти препараты (типа Нутридринка) компенсируются страховыми компаниями. Поэтому там их потребление в два раза выше, чем в Чехии».

Я напомню, что такое нутридринк. Это специализированный продукт лечебного питания, жидкая высокобелковая, высококалорийная, низко-лактозная смесь. Нутридринк – это комплексный препарат, но есть и такие, в которых некоторые элементы усилены, например «Кубитан» – для лечения пролежней. Нутридринком можно питаться – там есть все, что нужно. Но это нобязательно. Предполагается, что больной все же ест обычную пищу, но мало. Для этого на веб-страницах vyzivavnemoci.cz приводится, например, список рецептов с нутридринком.

- Но если в других странах потребление специального питания выше, и ситуация лучше, что и количество недоедающих пациентов не должно быть одинаковым...

«Это правда, я говорю о количестве, когда они поступают в больницы. Те просто быстрее и успешнее лечатся».

- Давайте вернемся к Словакии. Там препараты лечебного питания компенсируются страховкой только если их пропишет врач?

Мне отвечает Павел Когоут:

«Дело в том, что в Словакии такой препарат может прописать любой доктор, у нас – только доктор со специализацией F 016, тое сть со специализацией клинического питания».

- Есть ли в Чехии специализированные клиники, где занимаются проблемами несбалансированного или недостаточного питания больных?

«В Чешской Республике 56 нутриционных клиник, и если препарат выписан доктором оттуда, то страховая компания платит две трети его стоимости».

Пржемысл Шкалоуд:

«Но это - специализированные клиники, к ним обращаются, решают очень сложные запущенные случаи, когда пациент уже вынужден питаться через зонд или капельницу. Так что я бы на это не надеялся».

Что же такое нутрискрининг, о котором говорит доктор Когоут?

Это оценка состояния пациента специалистами. Например, мышечная атрофия и отек указывают на неправильное питание. Для выявления недостаточности питания используются антропометрические замеры. Скажем, по толщине складок кожи на трицепсах можно оценить наличие жирового слоя на теле, а по объему мышц середины плеча оценивают массу скелетной мускулатуры. В критических ситуациях для оценки расхода калорий применяется непрямая калориметрия. Доктор Павел Когоут удивляется, почему приходится доводить до нутрискрининга, когда можно просто спросить пациента еще до ухудшения его состояния.

«Это смешно звучит, но нам приходится убеждать доктора, чтобы он спрашивал пациента, не похудел ли он в последнее время. Вы когда видите друга после некоторого перерыва и видите, что он похудел, вы обязательно спросите же, что стряслось. Доктора, как правило, такой вопрос не задают. Когда еще Гиппократ говорил : «Да будет пища твоим лекарством, а лекарство твоё – пищей твоей», то логичным вопросом бы было, не похудел ли он в последнее время, хороший ли у него аппетит».

Пациент на 14 день после операции съест две ложки обеда, а в медицинском заключении об этом нет ни слова. Поэтому семьям, близким, родственникам, на плечи которых потом ложится забота о больном, никто не говорит об этом. Чешская общественность вообще малоинформирована об этом.

Именно поэтому компания Nutricia с сегодняшнего дня стартует информацинную кампанию, в рамках которой планирует информировать миллион человек. При помощи стендов, информационных брошюр, веб-страниц и бесплатной телефонной линии, где можно задать любой вопрос, касающийся питания больного. Этот номер – 800 110 001. Будь то онкологический больной, хронический больной – любой пациент, страдающий неприятием пищи. От его нутриционного состояния, напоминают медики, зависит, насколько успешно пройдет операция, насколько успешно он будет бороться с болезнью, переживать химио- или радиотерапию, как будут заживать пролежни или затягиваться послеоперационные швы.

Интересно, что в 2007 году именно в Праге состоялся европейский съезд специалистов по питанию, на котором была подписана так называемая пражская декларация, обязующая европейские государства бороться с мальнутрицией. Мальнутрицией называют недостаточность или нарушение питания.

Говорит Павел Когоут:

«Мы начали внедрять стандарты правильного питания пациентов и нутрискрининг приблизительно пять лет назад. С тех пор количество таких больниц повышатеся. В нормальной практике стандарты должна была бы требовать и страховая компания. То, что этого не происходит – это просто плохо! И общество клинического питания, и ассоциация медсестер постоянно об этом говорят. Сегодня нутрискрининг проводится в 35 процентах чешских больниц».

С такой цифрой, однако, не согласен его коллега Пржемысл Шкалоуд. Ему ситуация видится еще хуже:

«Это формальности, написанные на бумаге, а действуют они так же, как пожарная сигнализация, которая может быть установлена, но не работает. В самых лучших случаях речь идет о каком-нибудь прогрессивном докторе, который в действительности сотрудничает с командой нутриционистов, но только в рамках своего отделения. Больница, которая бы по всем стандартам бы покрыла потребности пациентов в нутрицонной опеке по всем отделениям, не существует в ЧР».