Перевести страсти на берег музыки

«Страсти Жанны д’Арк»

В начале апреля мы рассказывали вам о необычной премьере, внесшей свою лепту в содержательную программу известного кинофестиваля «Фебиофест». Пражане и гости столицы смогли познакомиться с немой классикой, картиной Карла Теодора Дрейера «Страсти Жанны д’Арк» - думаю, оставившей неизгладимый след у тех, кому посчастливилось ее увидеть. В немалой степени этому способствовало живое музыкальное сопровождение, автором которого является известный литовский композитор Бронюс Кутавичюс.

По замыслу Дрейера, фильм «Страсти Жанны д’Арк», повествующий о судилище над Орлеанской девой, должен демонстрироваться в полной тишине, без звукового сопровождения.

Один из каверзных вопросов, который задают представители Церковного суда девушке, которой предстояло стать символом христианской добродетели.

- Думаете ли Вы, что находитесь в состоянии благодати?

На что Жанна отвечает:

- Если я еще не в состоянии благодати - да приведет меня к нему Господь, а если я уже в нем, - да сохранит. Я была бы несчастнейшим в мире существом, если бы не надеялась на благодать Божию.

«Страсти Жанны д’Арк»
Около 1950 года французский киновед Ло Дука обнаружил фрагменты фильма в архиве студии Gaumont и сделал собственный монтаж фильма с субтитрами, снабдив его в качестве звукового сопровождения музыкой Вивальди, Альбинони и других композиторов эпохи барокко. Эта версия вызвала резкое несогласие Дрейера. Он заявил, что монтаж Ло Дука не имеет ничего общего с первоначальным монтажом его фильма.

Последняя из звуковых дорожек фильма – чисто музыкальная, возникла в прошлом году, и надеюсь, не вызвала бы протеста Дрейера. Бронюсу Кутавичусу свойственно бережно обращаться с наследием культурного прошлого, чуткость его мировосприятия проявилась и на сей раз. Показ фильма «Страсти Жанны д’Арк» в Праге стал первой зарубежной премьерой с музыкой Кутавичуса. Впервые в таком варианте картина предстала в Вильнюсе в рамках программы Skanorama; Вильнюс в прошлом году стал культурной столицей Европы. Предлагаем вам послушать беседу с литовским композитором, состоявшуюся в пражском кинотеатре «Луцерна».

Бронюс Кутавичус:

«Премьера была в ноябре, и только один раз, в Вильнюсе, потому что очень дорого стоит зал и оркестр».

- Как вообще можно подступиться к раскрытию образа Жанны д’Арк - в музыкальной плоскости?

Бронюс Кутавичус
«Да, да, это очень сложный персонаж, и другие также. Для меня было трудновато само развитие сюжета; он почти неподвижный и стоит на одном месте – своими выражениями лиц. Здесь очень субтильные вещи, надо было поймать их, «расколоть», не хотелось сделать очень иллюстративно, я хотел, чтобы музыка несла в себе долю художественной нагрузки, очень хотел».

- Вы не впервые создаете музыкальную ткань к визуальному изображению, у Вас был опыт участия в оформлении картин, многие из которых касались истории Литвы, в частности, «Перелет через Атлантику», или в фильмах, которые посвящали зрителя в период, когда литовский язык был запрещен. Часть этих картин создавалась еще по заказу Гостелерадио СССР, а воплощались эти сюжеты Литовской киностудией. Могли бы Вы мысленно вернуться в тот период и вспомнить, что ему тогда сопутствовало; этот опыт Вам помог по прошествии стольких лет?

«Я написал музыку к более чем двадцати фильмам, и столько же - к спектаклям в различных театрах Литвы, опыт был немалый, но здесь было особое задание – живое сопровождение действия на экране. Это было необычайно трудно, надо было рассчитывать по секундам, когда в живом варианте исполняется произведение, оно никогда не будет одинаково по времени звучать.

На ваш вопрос, как мы делали тогда - я начал, кажется, писать музыку около 1975 года, - тогда еще был Брежнев и строгая цензура. Мы всегда дрожали, когда везли в Москву, чтобы там приняли - ни один фильм без

Бронюс Кутавичус
этого разрешения и этого просмотра в Москве у нас на экраны не выходил. И каждый режиссер – бедный, должен сказать, – должен был крутиться в этой политической части, хотелось побольше рассказать о Литве, но им не разрешалось. Потом стало гораздо свободнее. В конце 1980-х».

- Я бы хотела задать Вам вопрос, который может показаться дежурным, «постовым» - у Вас есть какие-то ассоциации, быть может, вызывающие внутренние вибрации или пульсации как у музыканта, связанные с творчеством чешских композиторов?

«Знаете, - Дворжак, Сметана, потом Яначек - особенно Яначек мне нравился и действовал на мой студенческий опыт. Тогда Яначек был для меня находкой, да».

- Вы были удостоены многочисленных премий не только в Литве, но и за рубежом, и Ваши произведения исполнялись на фестивалях современной музыки в ряде стран – в Великобритании, Нидерландах, в Скандинавии, часто в Польше и, по-моему, также в Чехословакии, хотя в последнем случае это произошло довольно давно, в конце 1970-ых годов. Вы приезжали тогда в Прагу?

«Да, да, был с композитором Юзелюнасом, который тогда в Литве был ведущим композитором, в 1979 году в Праге, тогда исполняли мое произведение».

- Что, в частности?

Нида (Фото: ЧТК)
«Камерное произведение для скрипки, органа и колокола (1977), произведение о Ниде «Prutena»…».

- …о Куршской косе…

«Прутяна - это фольклорист Реза написал: «Бедный мой прохожий, посмотри, что здесь было и что осталось – остался лишь ветром уносимый песок».

- Речь идет о словах известного поэта и фольклориста начала 19 века Людвике Гедиминасе Резе (1776 - 1840 г.), который посвятил эти строки деревне Карвайчяй, расположенной на Куршской косе в Литве. Поселение Карвайчай исчезло с лица Неринги в результате движущихся песочных дюн. И профессор университета в этих строках оплакивает часть своей родины, погребенной в конце 18 века под песком.

«Да, ее занесло песком и что осталось? И я написал эти слава в качестве motto (эпиграфа), комиссия прочитала это и поняла, что это против Советского Союза – что было тогда и что осталось…

- Хотя это впрямую и не касалось …

«Не касалось, но они немножко поняли…».

- и видели в этом символ…

Бронюс Кутавичус
«Видели, позвонили мне домой, отказываюсь ли я от эпиграфа - это был конкурс, мне кажется, к юбилею Октября, и очень строго смотрели, но все равно мне дали первое место. И я не отказался от эпиграфа. Это произведение было исполнено в Праге, и я как раз был приглашен сюда».

- Я должна, к сожалению, признаться, что мне не удается последовательно следить за Вашим творчеством, но я помню некоторые ваши произведения на стихи Леонардаса Гутаускаса или Сигитаса Гяды… Недавно я зашла на Вашу вэб-страничку и нашла там произведение «Врата Иерусалима», первая часть «Восточные ворота»…

«Да, это японский стиль гагаку, существовавший в 8-м веке н. э. …»

- То есть Вы черпали свои мотивы не только, как ранее, когда интенсивно проявлялись языческие литовские ритуалы и фольклор, но и из…

«Да, да, здесь особое произведение, потому что святой Иоанн и его Apreiškimai…».

На написание «Врат Иерусалима» Бронюса Кутавичуса вдохновило своеобразное пророчество, содержащееся в «Откровении» святого Иоанна, которому привиделся Небесный Иерусалим - новый, сходящий от Бога с неба.

Бронюс Кутавичус:

«Иоанн видел, что трое ворот обращены на восток, трое - на юг, и трое - на запад. И я понял Иерусалим как мир, у которого есть восточная музыка, как японская – я в нее вник и переложил для оркестра. Потом - северная, там шаманы с ремнями, на которых железные (погремушки, фольклор из Финляндии - «Северные ворота», а Африка, африканские племена - это был мой юг, «Западные ворота» – это Стабат Матер, это уже христианские. Тоже три части».

ключевое слово:
аудио