Первопроходец Елена Патлатия

r_2100x1400_radio_praha.png

Автор Либор Кукал.

Елена Патлатия. Раз, раз-два, раз-два-три… Ukoncete, prosim, vystup a nastup, dvere se zaviraji. Pristi zastavka Namesti Miru.

«Солнечному миру – да, да, да! Ядерному взрыву – нет, нет, нет!»

Либор Кукал. Лена, мы в эфире….

Е.П. Jezismaria!

Л.К. Здравствуйте! В эфире программа о секретах чешского языка. В студии Либор Кукал и Елена Патлатие.

Е.П. Dobry den, poslouchate porad o tajemstvich ceskeho jazyka. Ve studiu Libor Kukal a Elena Patlatija. Это я повторила все то же самое, что сказал ты, только на чешском языке. В конце концов, мы ведь радио «Прага» и учим чешскому языку. Я теперь так всегда буду начинать! Здорово я придумала?! Л.К. Придумала ты здорово! А теперь переводи то, что ты говорила на чешском до моего прихода…

Е.П. Ukoncete, prosim, vystup a nastup, dvere se zaviraji. Pristi zastavka Namesti Miru. Это я в метро слышала. Переводится “Заканчивайте выход и посадку, двери закрываются. Следующая остановка – площадь Мира”.

Л.К. Правильно. А еще что ты сказала?

Е.П. Jezismarja! Ну, это господи боже мой. Я так всегда кричу, когда сильно пугаюсь.

Л.К. А ты часто пугаешься?

Е.П. Вчера сильно напугалась. Когда на меня в магазине смотрели как на сумасшедшую. Сейчас сам все поймешь. Только загляни на секунду под стол. Как тебе мои новые колготки? Розовые, симпатичные такие, все мужчины на меня на улицах смотрят, а муж дома ревнует. Смешной такой! Я ведь верная ему, преданная, как говорится, пойду за ним и в рай, и в ад. Кстати, по-чешски верная – это verna. А рай и ад – это raj и peklo. Слово такое смешное – пекло. Мне очень нравится. И колготки нравятся…

Л.К. Лена, твои kalhotky – собственность тебя и мужа. Я на них смотреть не буду. А вот kalhoty - очень красивые.

Е.П. Вот. Ты уже понимаешь, о чем я говорю. Я вчера так влипла с этими колготками. Надо мной все смеялись. Оказалось, kalhoty – это брюки, а kalhotky – это женские трусики. Я все перепутала, мне притащили много разных трусиков. А зачем они мне? У меня их дома пять чемоданов. Мужу по бартеру зарплату ими в Минске платили. Но вот брюки мне были нужны.

Л.К. Тема нашей сегодняшней программы – веселые истории, в которые попадает Лена!

Е.П. Не передача, а издевательство. Даже дома говорят, что я в этих уроках как идиотка! А я отвечаю: «Пусть на моих ошибках учатся другие!» Я буду как первопроходец, как Пржевальский и его лошадь одновременно. Вот вчера… Я стою с Олегом, это муж мой, у прилавка. Везде написано «Слева», «Слева». Ну, мы и стоим слева от прилавка. Думаем: «Странные порядки в Чехии». А потом я достала словарик и прочитала. Sleva – это скидка! Так повезло! Купила сразу трое колгот за одну цену!

Л.К. Это еще ничего. Я помню, как ты ходила к стоматологу. И он тебе сразу два зуба выдернул. И запретил есть жесткое. Ну, ты потащила меня в кафе, заказала себе котлету. Я думаю: «Странная такая! Ей ведь жесткое нельзя!»

Е.П. А мог бы предупредить. Я думала – вкусная котлетка, фаршик молотый туда-сюда, несколько раз. Нямочки! А мне принесли кусок жесткой свинины и кость в ней. Впридачу. Я как кость куснула, так чуть третьего зуба не лишилась.

Л.К. Kotleta – самое дорогое мясо. На кости. А ваша, русская, котлета – это по-чешски sekana. У нас ее еще называют «Содержанием недели». То есть то, что люди не съели за неделю, потом перемалывают и подают.

Е.П. Прекрасно! Так и запишу в свой блокнот. Я ведь книгу пишу. О своих приключениях. Например, с трамваем произошел очень трагичный случай. Села, еду, смотрю в окно. Голову высунула, чтобы ветерок обдувал. И вдруг какая-то старушка меня палкой как стукнет по плечу и говорит: «Nenahybejte se z oken!». Я так обиделась, сказала: «Сама ты зокен!». И вышла. Теперь знаю, что «Nenahybejte se z oken!» - самое страшное чешское ругательство.

Л.К. Какая ты миленькая, как ребеночек! Всего пугаешься. Бабушка сказала «Не высовывайтесь из окон!». Она за твое здоровье переживала.

Е.П. Правда?! Тогда внимание. Пользуюсь эфиром в личных целях. Уважаемая бабушка, которая ехала со мной позавчера в трамвае номер девять! Приблизительно в пять дня! Простите меня! И спасибо вам за то, что боялись за мое здоровье! Простите!!!

Л.К. Лена, а как тебя перед сном дети напугали?

Е.П. Не дом, а дурдом! Пришла, плачу, вспоминаю колготки эти, бабушку… А тут дочь подходит и шипит на меня «Пшшшшшш….» Это, оказывается, ее тут научили. Я как ей говорю. «Тсссс». А она шипит. А вторая дочка, старшенькая моя, вчера зверей изображала. У вас, чехов, все не как у русских. Корова говорит не «Му», а «Бу». Кот не «Мяу», а «Мняу». Петух не «Кукареку», и «Кикирики». А мой муж насмотрелся чешских фильмов и теперь просит, чтобы я называла его так, как принято у вас. То есть «Muj broucku». Ладно, киса, солнышко, зайчик. А broucek – это ведь жучок.

Л.К. Да, и ты скоро к этому привыкнешь. А он будет звать тебя его beruska. То есть божья коровка.

Е.П. Все, заканчивай быстрее программу, мне надо в бар сбегать, льда ко лбу приложить.

Л.К. Повторяем новые слова









Здесь Вы можете послушать лекцию чешского языка: