Помехи на пути к чешским «корочкам»

Photo: Kristýna Maková

Иностранцы составляют примерно 4 % от общего числа жителей Чехии, это около 400 тысяч. Кризис притормозил прилив мигрантов, без которых ЧР, полагают демографы, не обойтись, так как обеспечить прирост населения своими силами чехам не удастся. Станет ли процедура получения чешского гражданства для них проще с принятием нового закона?

Иллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага
Продолжим тему, начатую на прошлой неделе. Первое в стране исследование, посвященное вопросам, связанным с получением гражданства, было проведено Консультационным центром по гражданству и правам гражданина и человека. Мы беседуем с руководителем проекта, в рамках которого были опрошены 402 респондента, Линдой Сокачовой.

Некоторые требования в отношении просителей гражданства смягчились, иные, наоборот, ужесточились. К смягчившимся, конечно, относится то, что согласно новому закону, позволяющему двойное гражданство, чешское государство уже не волнует, отказались ли от своего подданства иностранцы или нет. Тем не менее, очень важно, чтобы иностранцы выяснили, каковы условия государства, гражданами которого они еще являются. Может случиться, что как раз их законы не позволяют иметь двойное гражданство. Но в целом, конечно, возможность наличия двойного гражданства радикально изменила отношение к этому делу».

Для многих иммигрантов получение гражданства является чем-то вроде билета в общество полноценных граждан. Но некоторые из числа потенциальных просителей теряют решимость обратиться с заявлением о предоставлении чешского гражданства по той причине, что наслышаны о неудачах кого-то из своих друзей. Или у их знакомых, обивавших пороги официальных учреждений, остался привкус горечи, так как им было отказано в получении гражданства по причине недостаточной интегрированности в чешское общество. От ворот поворот дали, например, тридцатилетней просительнице, матери троих детей, длительное время проживавшей в Чехии и трудоустроенной на неполный рабочий день. Чиновники аргументировали тем, что она уже в третий раз собралась в декретный отпуск и привыкла «доить» государство по полной.

Продолжает Линда Сокачова:

«Иногда подножку подставляет незнание закона – некоторые полагают, что они вправе просить предоставления чешского гражданства лишь после того как им исполнится 20 или даже 30 лет, потому что их, что называется, «проинформировал» знакомый. Встретились мы и с такими случаями, когда люди были убеждены в том, что в Чехии существуют квоты на получение гражданства. Однако это не так, никаких квот нет. Скорее всего, такой миф родился, потому что количество удовлетворенных ходатайств по этим делам в межгодовом сравнении в последние годы особо не меняется».

- Влияет, а если да, то в какой мере, подход диппредставительств или иных органов отдельных государств, в которые обращаются иностранцы, на исход всего начинания?

«Да, влияет. Именно их подход является следующим важным аспектом, который может оказать значительное влияние на ход всего дела. Я могу сказать, что мы встретились с практиками государств, которые усложняют своим гражданам получение чешского подданства. Многие из тех, кто получил чешский паспорт, сетовали на то, что от них требовали чрезмерно высокой платы за некоторые из документов, которых им не хватало для подачи заявления, или завышенной была стоимость отказа от имеющегося гражданства. Были и случаи, когда у них требовали взятку, чтобы просители успели вовремя, в соответствии с требованиями чешского закона, оформить некоторые документы, а также иные нелицеприятные случаи».

- В СМИ недавно упоминался случай отказа просительнице с приведением аргумента, касающегося недостаточной интеграции в чешское общество по причине отсутствия у той чешского родственника, хотя в ряде других случаев это вовсе не являлось помехой для получения чешских корочек.

«В первую очередь действительно удовлетворяются прошения иностранцев, имеющих чешских родственников. Это может быть как ребенок, так и муж или жена, или, например, чешские предки, что имеет большое значение как раз тогда, когда чиновники приступают к рассмотрению критериев в колонке об интеграции».

- В упоминаемом мной случае говорилось о просительнице, прожившей в Чехии лет двадцать и родившей здесь двоих детей - разве это само по себе недостаточное доказательство интеграции человека в общество? До какой степени субъективный подход отдельного чиновника может оказаться решающим фактором?

«Муж этой женщины являлся иностранцем, и в таком случае она не связана кровными узами с чехом. А поскольку среди причин отказа в получении чешского гражданства такой довод приводится нередко, в данном случае можно говорить об определенной государственной политике, хотя, конечно, многое зависит все же от подхода конкретного чиновника. Иностранец не имеет возможности заранее узнать, что подразумевается под «достаточной интеграцией», а сей критерий и сегодня прописан среди условий. Так что чиновники не только проверяют знания чешского языка или реалий, но и примеряют к иностранцу этот самый критерий интеграции».

- То есть, если я правильно понимаю, совершенно четко сформулированных правил, позволяющих чиновникам беспристрастно ориентироваться, на деле не существует?

«Совершенно точных правил действительно нет, вы правы. Тем не менее, каждый проситель, получающей отказ или, наоборот, согласие, уведомляется о принятом решении, и в случае отказа ему подробно объясняются его причины. Проситель может обжаловать данное решение, и, насколько позволяет судить наш опыт, обжалование может принести положительный результат и разрешить спорную ситуацию. Иностранец имеет, конечно, право реагировать на предъявленные к нему замечания».

- Существуют ли данные, на основании которых можно было бы судить о количестве успешных обжалований подобных отказов?

«Что касается обжалований, точной статистики у нас нет. Однако на основании проведенного нами исследования очевидно, что большинству иностранцев, стремившихся стать гражданами Чехии, это удалось с первого раза, как и с первого или второго раза после обжалования отказа удалось добиться пересмотра прошения в свою пользу. Есть, конечно, и иммигранты, которые подают прошение о чешском гражданстве в шестой, седьмой или даже в восьмой раз. В данном случае речь идет о просителях из арабских стран».

- Что вы считаете успехом в вашем исследовании?

«Я должна сказать, что тема гражданства стала для нас весьма важной и даже ключевой, хотя поначалу она представлялась нам второстепенной. До нас никто в Чешской Республике не проводил аналогичного исследования. Исследование интересно и тем, что в его процессе начало меняться законодательство в этой сфере, дали зеленый свет двойному гражданству, что, несомненно, повысило количество желающих стать гражданами Чехии. Очень важно было узнать о том, как сами иностранцы воспринимают чешское общество и то, как чехи к ним относятся».

- И как же относятся к иностранцам? Сохраняется привычка судить «по одежке», то есть в нашем случае по тому, откуда прибыл иммигрант?

«В целом можно сказать, что многое зависит от того, из какой страны прибыл иностранец. Есть страны, чехами любимые более остальных или, наоборот, менее. И я бы сказала, что иностранцы, прибывающие из Западной Европы или США, накапливают у нас скорее положительный опыт и гораздо реже говорят о случаях дискриминации, чем мигранты, приезжающие из Украины или России.

Очень важным было и то, что мы выяснили, что чешские работодатели нередко не посвящены в достаточной мере в законодательство и правила, касающиеся трудоустройства иностранцев. Часто случается, что они не хотят трудоустрaивать иностранцев, полагая, что все они нуждаются в отдельном разрешении на работу. По этой причине они способны отказать и тем иностранцам, у которых есть ПМЖ».

- Будут ли доступны материалы ваших исследований широкой общественности?

«Будут. Часть, касавшуюся получения гражданства, мы уже обнародовали на конференции Мультикультурного центра в конце января. И с остальными данными мы постепенно познакомим чешское общество и наших политиков»,

обещает Линда Сокачова.

ключевое слово:
аудио