Представляем работы финалистов конкурса

r_2100x1400_radio_praha.png

Как и было обещано, сегодня мы познакомим вас с наиболее интересными, на наш взгляд, работами, пришедшими на наш конкурс.

Мы просили вас ответить:

«С каким чешским историческим персонажем вы бы хотели встретиться, если бы это было возможно, и почему? О чем вы бы с ним/с ней поговорили?»

В прошлый раз мы прочитали отрывок из работы победителя – Владимира Ильяшенко, ныне предлагаем послушать отрывки из писем тех, чьи работы были удостоены поощрительных призов.

Валентина Шутиловаиз Екатеринбурга открыла для себя новый образ Яна Гуса:

Ян Гус
«Я даже и не подозревала, насколько образованным человеком он был, что он, оказывается, окончил Пражский университет, был бакалавром теологии, получил степень магистра искусств,был деканом факультета искусств и даже занимал должность ректора Университета! А я-то представляла его полуграмотным крестьянином, типа нашего русского Емельяна Пугачёва, в каком-нибудь зипуне и лаптях!

В книге "История церкви" я прочла, что Гус был настоятелем и проповедником часовни в Праге, где занимался в основном чтением проповедей на чешском языке. Для меня он стал кем-то вроде чешского Мартина Лютера, который также считал, что простому народу лучше слушать проповеди и читать Библию на родном, понятном каждому языке. Потому что Бог хочет, чтобы каждый человек был в состоянии понять учение о спасении, чтобы каждый мог прийти к Богу и получить прощение грехов. Никогда бы не подумала, что в учебнике истории, который я изучала в школе, всё было поставлено с ног на голову. О каком крестьянине, борце за революционную идею шла речь?! Высокообразованный человек, не побоявшийся провозгласить открыто основы своей веры - вот кем отныне стал для меня Ян Гус.

Конечно, для меня до сих пор остаётся неясным многое. Например, то, почему всё же сторонники Гуса, вместо того, чтобы проводить в жизнь его реформы, направленные против тогдашней католической церкви, начали восстание, повлекшее многочисленные жертвы. Непонятно и то, как мог Гус, так хорошо знавший Писания, поверить человеку, выдавшему ему охранную грамоту, и поехать на церковный собор в Констанце. Почему он не попытался просто избежать этого? Чтобы он сделал, если бы знал, что после его смерти прольётся столько крови, якобы в его защиту? Насколько изменились бы его проповеди? Конечно, узнать это сейчас невозможно. Если бы у меня была хоть какая-то возможность встретиться с Яном Гусом, я бы просто постаралась предупредить его о грозящей ему опасности, о предательстве императора Сигизмунда и о коварстве Папы. Интересно, догадывался ли он о том, какая участь ему была уготована? В книге "Деяний Апостолов" пророки предупреждали Апостола Павла, что тот будет пленён в Иерусалиме, но он всё равно предпочёл идти на верную гибель, лишь бы этим прославить Бога и рассказать об Его учении. Не ответил ли бы мне отказом и Ян Гус, предпочтя смерть за свои убеждения и возможность проповедовать другим об истинах, почерпнутых им из Библии? Кто знает».

Галину Мачаевуиз Ленска, также как и победителя нашего конкурса Владимира Ильяшенко, вдохновил на написание работы образ главы Чехословакии Эмиль Гаха.

«Я мечтаю встретиться с Эмилем Гахой не первый год. Ведь у нас в России так мало информации об Эмиле Гахе, а та, что есть, представляет его только лишь однобоко. И потому я хочу написать о нем – но написать не о президенте или юристе, не о заключенном Панкраца, обвиненном в предательстве, но о простом человеке, со всеми человеческими достоинствами и недостатке. О переводчике и поэте. О семьянине. Я хочу услышать о нем от него самого, ведь никто не раскроет внутренний мир человека лучше, чем он сам.

Но и от разговора о политике я бы не смогла удержаться – пост президента определил его судьбу и место в истории. И потому я хочу прийти к нему, пока он еще не дал согласие возглавить Чехословакию, в 1938-ом, и да, попытаться уговорить его не делать этого. Хочу рассказать ему, как в дальнейшем сложится судьба – его самого и его страны. Нет, я далека от мысли, что вправе менять чешскую историю или ее переписывать, но ведь все, все могло сложиться иначе! Быть может, всего несколько слов – и не было бы роковой подписи, не было бы оккупации. Не погибли бы многие ее жертвы, не горела бы Лидице, да и сам ход Второй мировой войны мог бы быть совсем другим. И иначе, непременно иначе могла бы сложиться судьба самого Эмиля Гахи. Не стань он президентом, ему не пришлось бы проходить через все то, что выпало на его долю за годы существования протектората, не было бы горькой одинокой смерти за решеткой. Но... Вряд ли он согласился бы изменить свое решение, даже зная, что ждет его в будущем. Эмиль Гаха понимал, что его будут ненавидеть и проклинать. Но не это было для него главным. Он хотел спасти если не всю страну, то хотя бы одну-две жизни, и это ему удалось – ведь благодаря заступничеству президента не одному человеку удалось избежать концлагеря, а, может, и смерти. Он выполнил то, что должен был сделать.

Я знаю, что этой встрече никогда не сбыться. Но, представляя ее себе, я хочу узнать и понять этого человека, и, может быть, уговорить неумолимую историю хоть раз поменять свое решение. Я хочу уходить из залитого светом дома, где звучат веселые голоса внуков и прощены все обиды».

Интересным было и сочинение увлекающегося историей Юрия Латоваиз Москвы, которому он дал название - «Ян Жижка – суперстар!»

«Из всех персонажей истории Чехии мне наиболее интересен Ян Жижка. Это – один из самых знаменитых и, в то же время, самых загадочных героев не только чешской, но и вообще всей средневековой истории. Памятник этому полководцу на Витковой горе является одним из символов Праги – как памятник Юрию Долгорукому в Москве или Богдану Хмельницкому в Киеве. Но о «страшном слепце» известно гораздо меньше, чем о нашем Долгоруком или украинском Хмельницком. Между тем след в истории этот слепой полководец оставил, как мне кажется, более сильный.

С точки зрения сравнительного анализа, Ян Жижка – это сплошная аномалия!

Уже в самом первом своем сражении (в 1420 г. у Судомержи) Ян Жижка умудрился разбить конное войско короля, которое превосходило численность его пеших бойцов в 5 раз! Хорошо, предположим, один раз чешским повстанцам повезло: противник попался слабый, а местность – уж очень удобная для обороны пеших от конницы. Но ведь все последующие четыре с половиной года Ян Жижка шел от победы к победе, постоянно сражаясь с численно превосходящим противником. Может быть, чешские противники гуситов были плохими солдатами? Так ведь гуситы под руководством Яна Жижки дважды наносили поражение «ограниченному контингенту» рыцарей всей Западной Европы, собравшихся в крестовый поход против еретиков-гуситов. Получается, что Ян Жижка смог за несколько месяцев создать лучшую в Европе армию!

И это еще не самое удивительное в истории «страшного слепца». Сколько лет было этому супер-полководцу? Как считают историки, примерно 60 лет – для той эпохи это глубокая старость. К тому же последние года два жизни Ян Жижка был полностью слеп. А ведь руководить армией, ничего не видя, – это не мечом вслепую размахивать!

И еще одно чудо Яна Жижки – последнее по счету, но не последнее по значению. Обычно после смерти харизматичного предводителя крестьянские войны быстро прекращались. В Чехии и в этом отношении все оказалось иначе. После смерти Яна Жижки от чумы табориты продолжали непрерывно побеждать еще в течение десятка лет, отбили еще два крестовых похода, и были побеждены при Липанах не врагами, а своими же вчерашними соратниками. Похоже, что Ян Жижка не только сам был гениальным полководцем, но и успел воспитать не менее гениальных учеников (таких как Прокоп Великий).

Чтение отрывков из конкурсных работ мы продолжим в следующей передаче "Я к вам пишу"