Пресса

r_2100x1400_radio_praha.png

Подготовила Ольга Калинина

Газета «Mlada Fronta Dnes»сообщает о том, что областной суд в Новом Ичине прервал уголовный процесс против бывшего сотрудника Государственной безопасности Иржи Млейнецкому, который, согласно обвинения, в 1984 году при допросе подвергал пыткам католического священника Вацлава Алтрихтера. По словам судьи Иржи Ганзелка «данный вердикт не означает, что Млейницкий не допустил данный уголовный проступок, он в нем виновен, но был за него уже наказан ранее». Вместе с Млейнецким в июне 1996 года был обвинен в злоупотреблении прав и его руководитель, начальник Службы безопасности этой области, Олдржих Кркошка. По сведениям газеты, он получил условное наказание.


По информации газеты«Pravo»чешский филиал одной австрийской фирмы контрабандой привез в Чехию в связи с ситуацией вокруг эксплуатации атомных электростанций Темелин и Дукованы запрещенный радиоактивный излучатель. Оборудование, которое может разместиться в человеческой ладони, служит к проверке надежности детекторов, которые указывают уровень радиации в воздухе. Газета пишет, что скорее всего, это была инициатива австрийской экологической организации «Глобал 2000». По словам Председателя Госуправления по вопросам атомной безопасности Даны Драбовой данное оборудование не опасно, однако, если речь идет о соблюдении европейских норм, необходимо уважительно относится и к чешским законам. Согласно существующим стандартам, в Чешской Республике это оборудование относится к категории излучателей, а в Австрии нет.


Газета «Lidove noviny»сообщает, что директор Национальной галереи Милан Книжак попытался в среду после интервью с редактором газеты «Право» Александром Крамером отобрать у него записанную магнитофонную ленту. Крамер утверждает, что М. Книжак схватил один из диктофонов, лежащих на столе и забрал оттуда кассету, а потом на повышенных тонах потребовал, чтобы редактор выдал ему и вторую ленту. Книжак якобы также не позволял Крамеру покинуть помещение. Редактору удалось вызвать полицию, которая отвезла его, Книжака и фоторепортера в отделение. Причиной гнева Книжака стало то, что после 40 минутах разговора с редактором он потребовал авторизации интервью. Авторизация, однако, всегда следует из предварительной договоренности сторон, и в данном случае не была заключена. По словам Крамера, он пообещал Книжаку, что разговор не будет и скажен и предложил копию записи кассеты при контроле точности напечатанного текста.