Принудительный труд в нацистской Германии пережили сотни тысяч чехов

Фото: Archiv Barbory Němcové

Целое поколение чехов почувствовало ужасы войны на собственной шкуре. Сотни тысяч чешских подростков стали пешками в системе принудительного труда нацистской Германии и были направлены на военные заводы оккупантов. Отказ карался тюрьмой или концлагерем. Подобная участь постигла ряд европейских государств, СССР в том числе. О недобровольном участии в нацистских экономических планах Radio Prague International беседовало с чешским историком Зденко Маршалеком и внучкой одной из пострадавших Яной Прайслеровой.

Свидетельство о получении профессионального образования, фото: Архив Яны Прайслеровой

«Это Милада Грбкова, мать моего папы. Родилась она в 1917 году. После получения профессионального образования работала в магазине галантереи. Там ее застало начало войны. На принудительные работы в Германию ее направили в 1942 году, в возрасте 25 лет. Люди, вынужденно трудящиеся в Третьем рейхе, обычно занимались тяжким физическим трудом, разбирали развалины после бомбардировок и так далее. Моей бабушке повезло. Благодаря знанию немецкого языка она попала на авиационный завод, где работала в офисе», - рассказывает внучка пострадавшей Яна Прайслерова.

Найти чеха, у которого в семье не было бы подобного опыта, довольно сложно. На предприятиях и заводах нацистской Германии по всей Европе в годы Второй мировой войны принудительно трудились более полумиллиона чехов. В общей сложности нацистская Германия насильно эксплуатировала около 15 миллионов человек.

«Всеобщее представление таково, что иностранцев направляли на заводы оборонной промышленности Германии. Действительно, наибольшее количество принудительно трудящихся в Третьем рейхе работали именно там. Но они работали и в остальных секторах промышленности, связанных с войной. Эти люди строили оборонительные валы, дороги, рыли окопы. Они работали также в сельском хозяйстве, куда направляли массы людей из разных государств. Агропромышленность Германии держали на плаву в основном работники из Восточной Европы», - рассказывает историк чешского Института современной истории Зденко Маршалек.

«В нашем архиве сохранились несколько документов, которые подтверждают факт принудительного отправления бабушки на работу в Германию. Сохранились и несколько фотографий, которые она по почте посылала в Протекторат Богемии и Моравии своему возлюбленному, моему деду. Мы также нашли телеграмму, которую он направил ей с просьбой приехать домой на Пасху. Так что какое-то семейное серебро у нас на руках осталось», - листает документы пани Яна.

Милада Грбкова, фото: Архив Яны Прайслеровой

«Что касается общего количества людей, угнанных в нацистскую Германию на принудительные работы, то из 15 миллионов человек около двух третей были жители Центральной и Восточной Европы, а одна треть – Западной Европы. Наибольшее число представляли работники из Советского Союза, около двух с половиной миллионов человек, затем шла Польша: на Третий Рейх принудительно работали полтора миллиона граждан этой страны. Третье место занимала Франция с 1,2 миллиона принудительно трудящихся, четвертое разделяли Бельгия и Чехия (по полмиллиона каждая). Далее в списке числится Югославия и ряд других государств. Важно понимать, что все эти цифры касаются исключительно гражданского населения», - говорит историк.

В другую категорию входили военнопленные, которые тоже работали на нацистскую Германию. Например, что касается Советского Союза, это были еще два миллиона человек. На предприятиях и заводах Третьего рейха принудительно трудились также более миллиона военнопленных французов, триста тысяч поляков, а после 1943 года еще полмиллиона пленных итальянцев.

«Сами немцы говорят о том, что иностранные работники представляли четверть рабочей силы нацистской Германии», - уточнаяет Маршалек.

Точные цифры назвать трудно, предупреждает историк, так как были и те, кто устраивался в Германии на работу добровольно. Это были, в первую очередь, граждане нейтральных государств, но не только. «Тем не менее, доля наемных работников, добровольно трудящихся на Третий рейх, была ничтожно мала по сравнению с теми, кто обязан был работать на нацистов. Добровольцы направлялись в Германию в основном в течение первого года войны или до ее начала».

Чешки, принудительно работающие в Третьем рейхе, фото: Архив Барборы Немцовой

С точки зрения эффективности нацистской системы принудительного труда, ключевым для граждан Протектората Богемии и Моравии стал 1942 год.

Задняя сторона фото 1944 г . с надписью  «На память об Рейхе от Ольги»; фото: Архив Барборы Немцовой

«Тогда началась масштабная регистрация и призывы всего трудоспособного населения, родившегося в определенные годы. До того момента призывали только некоторые категории граждан. Начиная с 1942 года, все подрастающее поколение принудительно трудилось на военных заводах. Это были люди, родившиеся в 1918, 1919, 1920 и 1921 гг. и так далее. Наиболее известен год 1924. Все чехи, родившиеся в тот год, были в 1943 направлены в Германию на авиационные заводы, где проходили стажировку, чтобы потом, согласно планам нацистов, работать на территории Протектората Богемии и Моравии. Они были очень молоды и поневоле попадали прямо под огонь союзнических бомбардировщиков, что вызывало на территории Протектората большое негодование».

Как говорит Зденко Маршалек, несмотря на то, что чехов отправляли преимущественно в Германию, они принудительно трудились практически во всех оккупированных государствах Европы. Большое количество чехов работало во Франции, но есть и случаи отправки в Грецию или Норвегию. Множество чехов работало в Австрии, северной Италии. Некоторые были насильно отправлены и в тыл Восточного фронта.

Зденко Маршалек, фото: Шарка Шевчикова, ЧРо

«По мере увеличения количества принудительно занятого населения, нацистская Германия создала детальную систему учета трудоспособного населения, выдавались рабочие книжки, была создана своего рода Служба занятости населения. В первой волне в Германию направляли беженцев с территорий, занятых после Мюнхенского договора. Еще до войны санкции за отказ представляли финансовую угрозу, но по мере включения Протектората Богемии и Моравии в экономический план военной Германии воспротивившимся грозила тюрьма или отправление в концлагерь. То есть, обойти приказ мечтало большинство юных чехов, но этот шаг был сопряжен с огромным риском».

Немцы делили иностранную рабочую силу на несколько категорий – лучшее положение было у наемных работников из нейтральных государств, таких как Швейцария, Испания и даже Швеция, а также у жителей стран, состоящих в союзе с Германией – Болгарии, Румынии и Словакии. Далее в иерархии стояли граждане государств Западной Европы – французы, нидерландцы, за ними следовали чехи, а затем поляки, жители Югославии и Восточной Европы. Худшее положение было у советских военнопленных, которые тоже были включены в систему принудительного труда, напоминает Маршалек.

Проблематикой принудительной массовой миграции граждан в оккупированной Европе, дальнейшей судьбой так называемых«displaced persons», занимались союзники еще в ходе войны. Переговоры на эту тему велись еще с 1942 года.

Документы Милады Грбковой времен Протектората Богемии и Моравии, фото: Архив Яны Прайслеровой

«Еще во время войны заключались соответствующие двусторонние договоры между отдельными государствами-союзниками, поэтому после войны, несмотря на всеобщий хаос, возвращение населения проходило более менее гладко. Хотя общее количество пострадавших поражало. В репатриацию были задействованы разные международные организации, но, в первую очередь, само Верховное командование союзнических войск, а также правительства отдельных государств. Что касается чехословацкого правительства в изгнании, вопросом репатриации занималось как Министерство обороны, так и Министерство труда и социальных дел и даже Министерство торговли».

После войны тема принудительного труда была несколько отодвинута на задний план в качестве «болезненной». Подобное наблюдалось также в остальных государствах. Частично это сказалось и на возможности выплат финансовых компенсаций пострадавшим. Настолько огромная масса людей - 15 миллионов – стала бы огромным грузом в послевоенном урегулировании. Германия обязана была выплачивать ряд репараций за материальные и человеческие потери. Компенсации направлялись явным жертвам нацистского режима, а группа принудительно трудящихся оставалась в стороне по рациональным причинам. Помнив о том, что происходило после Первой мировой войны, когда Германия радикализовалась как раз из-за неспособности выплачивать по долгам и последующей экономической рецессии, государства-союзники опасались того, что Германия дополнительные расходы уже не потянет.

Телеграмма в Третий рейх, фото: Архив Яны Прайслеровой

«Переломный момент наступил только на рубеже тысячелетий, то есть долгое время после распада коммунистического блока. Только коллективные судебные жалобы на немецкие фирмы с филиалом в США, подаваемые заключенными и принудительно трудящимися, которые в то время преимущественно проживали на территории США, привели к пересмотру всей ситуации. Суды послужили поводом к жестким международным переговорам, от имени Чехословакии в них выступал дипломат Иржи Шитлер, а также некоторые заключенные и бывшие принудительно трудящиеся в нацистской Германии. Как он позднее вспоминал, удалось добиться весьма удовлетворительного результата».

Яна Прейслерова видит ситуацию в другом ракурсе:

«Я думаю, моя бабушка должна была быть в ужасе от страха. В 25 лет, когда жизнь только начинается, в разгар войны ее вырвали из семейного круга и принудительно послали в неизвестность. Я даже представить себе этого не могу», - заключает внучка пострадавшей чешки.

Автор: Эва Туречкова
ключевое слово:
аудио