Роман Балаян: «Мне интересна простота»

Фильм «Две луны, три солнца»

Роман Балаян считает себя украинским режиссером. Вместе с тем, его фильмы «Полеты во сне и наяву», «Храни меня, мой талисман», «Леди Макбет Мценского уезда» хорошо известны в России, да и во всем бывшем СССР. В этом году Роман Гургенович находился в Праге в качестве гостя кинофестиваля «Фебиофест». Интервью подготовила Ольга Калинина:

Фильм «Две луны, три солнца»
О.К.:В чем причина того, что Ваши фильмы близки и понятны как современной молодежи, так представителям старшего поколения? Например, в программу кинофестиваля «Фебиофест» культовый фильм «Полеты во сне и наяву», был включен уже в третий раз?

Р.Б.:Я просто никогда не снимал советские, так называемые, фильмы. Если их внимательно просмотреть, у меня там разборка человека с самим собой. То, что всегда. Потому что классика не стареет, в общем. Она устоялась... В советское время 6 из 10 фильмов я снял классику. Специально я убегал, чтобы меня не заставили что-нибудь такое делать. И «Полеты», в том числе. Все говорили: где партком, где обком, где местком? Но мне и там удалось проскочить. Как бы это о жизни сегодняшней, не только тогдашней.

О.К.:Как Вы сами оцениваете свое творчество?

Р.Б.:Ну, скажем, последние три фильма, которые я снял, я мог бы их и не снимать, по большому счету. Как я сказал, мое творчество закончилось «Храни меня, мой талисман».

О.К.:Роман Балаян относится к своим фильмам строже, чем сами критики. Поставив перед собой высокую планку, в течение ряда лет он упорно отказывался от предлагаемых ему сценариев. И, наконец, нашел то, что искал. Недавно он приступил к работе над новым фильмом.

Р.Б.:Я случайно прочел рассказ «Эксперимент» молодого украинского писателя. Там педагог влюбился в слепоглухонемую. Я оставил только фабулу. И мы с Рустамом Ибрагимбековым написали свой сценарий. И я думаю, что если мне удастся снять этот фильм так, как я задумал, это будет интересный фильм.

О.К.:В интервью для «Радио Прага» Роман Гургенович признался, что уже лет 20 не любит авангард, которые, по-его словам, как мир моды, который через пару лет уже кажется манерным. А кто из современных режиссеров Вам особенно интересен?

Р.Б.:Например, я считаю Кустурицу одним из самых замечательных режиссеров. Он может снимать на любой камере, неважно, о чем. Важно история, которую он рассказывает, и как он это делает, не в смысле техническом, а режиссерском. Вот эта простота изложения, которой обладает Кустурица, не во всех фильмах, конечно, мне очень интересна.

О.К.:Что Вы думаете о компьютеризации кино?

Р.Б.:Если мир техники добьется, что качество компьютерного изображения будет соответствовать тому, что на экране кинотеатра, то ничего страшного. Но, кино не может стать, как у писателей, личным делом. Кино - это промышленность. То есть это - утопия, но она мне нравится. В принципе, я думаю, что слишком быстры пути этой компьютеризации. Нет последовательности. Поэтому мне жаль, что молодежь бросилась к компьютерам и несколько презрительно относится к нам, которые к этому относятся отстранено. Если бы я знал, что компьютеры - это благо для человечества - я за, но я этого не знаю...

О.К.:И, последний вопрос. Прага - город Франца Кафки. Вам нравится этот писатель?

Р.Б.:Кафка, это - четвертое измерение. Он сумел увидеть то, что другим недоступно. Я не верю в то, что многие любят Кафку, но я отношусь к числу тех людей, которым он нравится.