Российские туристы — последние в опустевшей Праге

Фото: Soukromý facebookový profil Taťany Křepické

Эпидемия коронавируса заставила страны ЕС срочно закрывать свои границы и прекращать контакты с внешним миром. 16 марта такие меры ввела Чехия. Как это сказалось на российских туристах, которые в первой половине марта находились в Праге или Карловых Варах? Почему они в тревожное время продолжали ехать в Европу? Об этом «Радио Прага» расспрашивает представителя петербургского туроператора и пражского гида.

Фото: Facebook Taťany Křepické

Наш первый собеседник, с которым нам удалось связаться по телефону 18 марта, – директор по развитию и рекламе петербургской компании «Злата Прага» Виктор Андреев.

Виктор Андреев, фото: Катерина Айзпурвит
– Судя по названию компании, Чехия – основное направление вашей деятельности?

– Туризмом в Чешскую Республику мы занимаемся уже более двадцати лет.

– Однако в данный момент, ни на чешские курорты, ни куда-то еще попасть нельзя из-за эпидемии коронавируса. Когда вы почувствовали, что она приближается к чешским границам? И почему, по вашему мнению, петербуржцы не перестали в такой момент ездить в Европу?

– Наверное, мы это почувствовали, когда вспышка эпидемии произошла в Италии. Все-таки открытые границы, Евросоюз… Было понятно, что вирус придет и в другие страны Шенгенского соглашения, включая Чешскую Республику. Мы просто наблюдали за ситуацией, проводили мониторинг, запрашивали наших партнеров, сотрудников, которые в Чехии живут и работают. Узнавали, что происходит, доносили эту информацию до наших туристов и продолжали осуществлять для них экскурсионную программу или лечебную на чешских курортах практически до последнего момента. На прошлой неделе началась вся эта история с чрезвычайным положением, карантином, закрытием границ.

«У нас не было оснований отменять поездки российских туристов»

Группа российских туристов на опустевших пражских Градчанах 15 марта, фото: Катерина Айзпурвит
– Вы говорите: «до последнего», то есть до последнего туристы ехали в Европу и конкретно в Чехию. Почему их не напугала поступающая информация?

– Во-первых, в Чешской Республике было достаточно спокойно по сравнению с другими странами, и первые сообщения и подозрения о заболевании коронавирусом появились только в начале марта, а до этого было все спокойно. Поэтому, извините, какое было основание для отмены путешествия российских туристов? Когда произошла вспышка в Италии, страна закрывается для российских туристов, не рекомендована для посещения «Ростуризмом». В Чехии – все хорошо, курорты работают, экскурсионное обслуживание проводится в полном объеме, все замечательно и хорошо. Причин ломать человеку отпуск нет.

– В тот момент, когда ситуация начала меняться, у вас оставались в Чехии ваши туристы?

– Как только правительство Чешской Республики закрыло границы и ввело карантин, мы, первым делом, проанализировали, что у нас сейчас происходит с туристами, которые находились на тот момент на территории страны, и начали работать именно в этом направлении — чтобы помочь им выехать в Россию. Как раз в ночь на 18 марта последние наша туристы — туристы компании «Злата Прага» вернулись из Чешской Республики в Россию.

– Как вы это делали? Ведь когда авиакомпании начали отменять рейсы, прекращалось авиасообщение, сделать это было намного труднее. У Чехии, например, до сих пор есть проблема с возвратом на родину своих граждан.

– Было не просто «намного сложнее» – это стало катастрофически сложно. Однако это наша зона ответственности, наши туристы, и кто им поможет, если не мы. Самолеты летели не в Петербург, а в Москву, так что мы помогали состыковать рейсы и вернуться в Петербург. Где-то с боем, где-то на основе наработанных контактов, где-то благодаря везению, но мы смогли сделать то, ради чего мы работаем.

Фото: Mulag, CC BY 3.0
– Вы вывезли своих туристов при помощи «Аэрофлота» или других компаний?

– При помощи «Аэрофлота. Мы рассматривали и «Уральские авиалинии», но «Аэрофлот» был проще для стыковочных рейсов в Петербург, поскольку из Праги туристы летели сначала в Москву.

– Еще в субботу мы видели только что приехавшую группу российских туристов — я не говорю, что это были ваши. Какова сейчас ситуация? Наверное, вы владеете общей информацией? Кто-то застрял здесь, и как будет решаться их эвакуация?

– Этим вопросом занимаются туроператоры, которые их отправляли, и «Ростуризм». Этоь вопрос оперативно решает посольство России в Чешской Республике, осуществляя как консультации, так и помощь. Так что работа ведется. Я не могу точно сказать, сколько туристов из России все еще находится в Чехии, поскольку это не в нашей компетенции.

– Ранее Россия посылала в Китай самолет для эвакуации своих граждан. Сейчас такая возможность обсуждается в российском информационном пространстве?

– Насколько я знаю, нет. 19 марта еще летит самолет из Праги в Москву, который вывезет оставшихся. А дальнейшее, как я понимаю, – вопрос для посольства. Не совсем правильно опираться только на то, что говорят сейчас в новостях.

Татьяна Кржепицкая и Бравый солдат Швейк, фото: Facebook profil Taťany Křepické
Гид Татьяна Кржепицкаямного лет живет в Чехии и проводит экскурсии на русском языке. Мы расспросили Татьяну, как туристы из России встретили начавшийся карантин, находясь в уже обезлюдевшей Праге.

– На своем Фейсбуке вы сообщаете, что со своей последней группой расстались буквально в день объявления чрезвычайного положения. Эпидемия тогда уже была на повестке дня. Каково было туристам в такой обстановке?

– Ситуация менялась каждый день буквально на глазах – 10, 11 марта… Туристы, с которыми у меня были запланированы индивидуальные экскурсии, обращались ко мне с вопросами еще неделю назад, спрашивали: «Как у вас ситуация? Насколько здесь безопасно? Стоит ли приезжать или лучше перенести поездку?» Две недели назад я отвечала, что пока у нас всего четверо заболевших, потом двенадцать, и не рекомендуется ездить в Италию. Затем прямо на глазах ситуация стала меняться. 11–12 марта многие стали писать, что, наверное, уже не приедут. Поскольку я сама видела, что ожидается ужесточение режима карантина и въезда туристов, то начала отвечать: «В театры вы уже, скорее всего, не попадете». 12 марта мне позвонил турист: «Мы все равно завтра приедем», а через три часа сообщил: «Решили все-таки не ехать».

«Туристы запаслись масками и дезинфекцией»

Фото: ČTK / AP Photo / Joeal Calupitan
Однако туристы, с которыми я собиралась проводить экскурсии 13,14 и 15 марта были настроены очень решительно. Они сообщали, что купили медицинские маски, салфетки, дезинфекцию. Так что я тоже приготовилась, сложив в свой рюкзачок все необходимое. Мы встретились в пятницу, 13 марта, – туристы были очень позитивно настроены, и последние три дня перед карантином мы провели чрезвычайно плодотворно. Я наблюдала, как менялась ситуация. В пятницу все рестораны еще были открыты, и туристы по моей рекомендации смогли попробовать классическую чешскую кухню и пиво. В субботу я сообщила, что рестораны будут закрыты, и могут работать только окошки в киосках. А приехавшие в субботу и воскресенье столкнулись с тем, что никакой чешской кухни они не увидят. 14 марта мы подошли к Пражскому Граду, и ворота оказались закрыты – такого на моей памяти еще не было. На входе – ни гвардейцев, ни полиции, и только «живые скульптуры» – рыцари, которые всегда фотографируются с туристами, сообщили, что закрыта вся территория. Я ожидала, что мы не сможем попасть в собор святого Витта и Старый королевский дворец, однако не предполагала, что даже во дворы нам пройти не удастся.

«Туроператоры не предупреждали, что через два дня придется возвращаться»

В воскресенье ситуация начала развиваться непредсказуемо: мне позвонили туристы и сообщили, что, хотя обратные билеты в Москву у них на среду, из «Аэрофлота» им сообщили, что их будут увозить уже в понедельник. Гуляя в воскресенье, мы увидели, что Карлов мост совершенно пуст, поскольку на музыкантов, художников и ремесленников на Карловом мосту распространяется закон о запрете работы рынков. Кое-где на пустых улицах я видела растерянных русских туристов. От своих знакомых из российских турфирм я знаю, что люди, приехавшие в Чехию в воскресенье, 15 марта, были очень недовольны. Туроператоры им не сообщили, что программа будет неполной, возвращаться придется уже через пару дней, и они не смогут ни посетить замки, ни попробовать чешскую кухню, и даже в отелях завтрак им уже разносили по номерам.

– А вам самой не страшно было работать?

– Нет, поскольку я отношусь к людям, которые все изучают заранее. Так что я прочитала все о рисках, связанных с этим заболеванием, о том, как вели себя жители Китая, Южной Кореи, Италии. Я носила с собой перчатки и все дверные ручки открывала только ими. В транспорт в последнюю неделю я вообще не заходила — ежедневно мне приходилось проходить 10-12 километров, поскольку из дома и домой я ходила пешком. У меня была маска, которой я, правда, не воспользовалась, и было дезинфицирующее средство, которым я постоянно протирала руки.

«Весенняя Прага казалась такой безмятежной...»

Прага, фото: ČTK / Ondřej Deml
Ощущения опасности не было — стояли прекрасные дни. Когда со смотровой площадки Страговского монастыря мы видели перед собой весеннюю Прагу, залитую лучами солнца, все казалось таким безмятежным. Пели птицы, вокруг никого… Было ощущение полной гармонии.

– Вы работаете с иностранцами, а, как мы знаем, в их отношении в Чехии в последнее время были замечены агрессивные выпады. Вам не пришлось столкнуться с чем-то подобным?

– Такое бывает и в обычное время — иногда кто-то на ходу что-то скажет. Однако за эти три дня я только раз с этим столкнулась. Когда мы шли по узким улочкам в районе Анежского монастыря, какая-то пожилая женщина с собакой сказала, скорее, про себя: «Что это тут ходят группами — сказали же вместе не собираться!» Я перевела это туристам, и мы рассудили, что поскольку эти шесть человек живут в соседних номерах и ни с кем другим не общаются, претензии были несправедливы. Все остальные – полицейские, знакомые бармены, продавщицы трдельников — а эти палатки были открыты, улыбались, махали руками, говорили, что все попали в непредсказуемую ситуацию, когда туристы в ближайшее время не приедут, многие точки закроются. Однако я не видела ни уныния, ни депрессии. Все были настроены оптимистично – что скоро тяжелые времена закончатся, и все опять будет хорошо.