«Сажать журналистов в тюрьму за их работу нельзя», - считает Вацлав Гавел

В субботу чешский журналист, бывший диссидент, член совета фонда «Человек в беде» Ян Урбан передал содержащимся в заключении белорусским журналистам Миколе Маркевичу, Павлу Мажейке и Виктору Иванкевичу письма бывшего президента Чехии Вацлава Гавела. Вернувшись из Беларуси, Ян Урбан ответил на вопросы «Радио Прага».

Белорусские журналисты Микола Маркевич, Павел Мажейка - редакторы еженедельника «Пагоня» и главный редактор газеты «Рабочы» Виктор Ивашкевич в июне и сентябре прошлого года были осуждены к заключению в исправительно-трудовых колониях сроком от одного до двух с половиной лет. Статьи, содержащие критику в адрес белорусского президента Александра Лукашенко, вышли накануне выборов президента осенью 2001 года. Вацлав Гавел еще в прошлом году выразил протест против осуждения оппозиционных журналистов. В конце января он написал письма солидарности и поддержки, адресованные белорусским журналистам. Эти письма, подписанные Гавелом еще в функции президента, Яну Урбану удалось передать в субботу, 1 марта:

- Это были письма белорусским журналистам, которые находятся в тюрьме. Сажать журналистов в тюрьму за то, что они пишут, не только Гавелу, как писателю и бывшему политзаключенному, но многим из нас кажется неправильным. Это и стало причиной, почему возникли эти письма.

- О чем эти письма? Вы читали их, или они были запечатаны?

- Нет, конечно, я мог прочитать эти письма. Они были напечатаны на официальной президентской бумаге. Вацлав Гавел, на мой взгляд, неофициальными, теплыми словами хотел выразить поддержку и сказать, что, хотя вы сидите в тюрьме, мы вас не забываем, и хотим всем, и вашим властям, сказать, что журналистов за их работу сажать в тюрьму не надо.

- Как происходила передача этих писем? Легко это было или сложно, были ли какие-то препятствия?

- Белорусские друзья очень хорошо организовали эту поездку. У нас не было никаких препятствий со стороны белорусских властей. Наоборот, в случае Павла Мажейки нас, после небольшого первого конфликта, начальник тюрьмы пригласил внутрь, посмотреть на тюрьму. Так что мы просто ездили в Осиповичи, потом в Жлобин, потом в Барановичи. И успели всем трем белорусским журналистам передать эти письма. Для них это было очень-очень важно. Мир за границей не забывает о них. И я чувствую, что и для меня это было очень важно. Такое впечателение, что я заплатил долг, потому что я тоже бывший диссидент и очень хорошо понимаю их и помню свои чувства, когда ко мне приезжали люди из-за границы с поддержкой.

Ян Урбан рассказал, что, несмотря на то, что культурные и исторические связи между чешскими и белорусскими землями никогда не прерывались, сегодня белорусская интеллигенция возлагает на Прагу особые надежды:

- Меня даже поразило, когда белорусские интеллектуалы говорили мне: «Прага - наше окно в Европу». Это не был мой первый визит в Беларусь, но только сейчас я понял, как важны для них эти связи, и для них очень важно, что в Праге учится очень много белорусских студентов. И у них есть возможность пожить здесь несколько лет, посмотреть и поучиться, как можно делать многое по-другому.

Вацлав Гавел - бывший диссидент, сам - политзаключенный со стажем, старался оказывать поддержку всем диссидентам, борющимся за демократию, в том числе и белорусским. Например, на Форум 2000 он пригласил Винцука Вячорку. Можно ли ожидать, что новый президент - Вацлав Клаус - продолжит эту традицию и тоже будет поддерживать белорусскую оппозицию?

- Я помню Вацлава Гавела. Мы даже просидели несколько дней в одной камере. Я никогда не встретил Вацлава Клауса в эти времена. Но я знаю лично Вацлава Клауса, с первого дня его политической карьеры. Мы обращаемся на «ты». И я могу сказать со знанием этого человека: нет, он никогда бы этого не сделал. Наоборот, я думаю, он испытывает некую слабость к представителям сильных режимов. Я думаю, он бы не нашел ни времени, ни слов для журналистов в тюрьме.

Автор: Елена Патлатия
аудио