Семь лет без Гавела

Вацлав Гавел, фото: Томаш Воднянски, Архив Чешского Радио
0:00
/
0:00

Вацлав Гавел. Это имя, известное во всем мире, стало символом новейшей историей Чехии, символом перемен, свободы и нравственной политики. Диссидент, ставший президентом, писатель, ставший главой государства. В России нередко говорят, что она так и не дождалась своего Вацлава Гавела.

Вацлав Гавел, фото: Томаш Воднянски, Архив Чешского Радио
Сегодня либеральное крыло чешского истеблишмента указывает на отход политики страны от заветов президента, прежде всего, защиты прав человека и демократии в любой точке мира. В наши дни либерализм и западная ориентация Вацлава Гавела приветствуется не всеми, однако его место в истории и заслуги в строительстве нового государства не оспаривает никто.

Со дня смерти Гавела прошло семь лет, и в этом году ему могло бы исполниться 82 года. Вацлав Гавел скончался утром 18 декабря 2011 года в своем загородном доме неподалеку от Трутнова, уже оставив к тому моменту по состоянию здоровья активную политическую деятельность. Вечером того же дня по инициативе кардинала Доменика Дуки по всей стране зазвонили колокола. За неделю до кончины Вацлава Гавела навестил его многолетний друг – далай-лама XIV Нгагванг Гьямцхо.

Прощание с Вацлавом Гавелом в Пражском Граде, фото: Михал Райтер, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0

Похороны под звон ключей «бархатной» революции

В день похорон Вацлава Гавела к траурной процессии присоединилось свыше 10 тысяч граждан, которые заполнили весь Карлов мост, когда катафалк переезжал через Влтаву. В пасмурный день люди шли за гробом почти молча, но звук шагов несколько раз заглушал звон ключей и аплодисменты – последнее траурное приветствие президенту и драматургу. В течение двух дней, когда гроб находился во Владиславском зале Пражского Града, туда пришло отдать дань памяти 30 тысяч граждан.

В годовщину смерти последнего президента Чехословакии нередко вспоминают ту историческую речь, которую Вацлав Гавел произнес при наступлении 1990 года – первого после «бархатной» революции, года, когда страна открывала новую главу своей истории.

«Дорогие сограждане! В течение сорока лет в этот день вы слышали из уст моих предшественников одно и то же: как процветает наша страна, сколько миллионов тонн стали мы произвели, как мы все счастливы, как верим своему правительству, и какие прекрасные перспективы перед нами открываются. Полагаю, вы избрали меня на этот пост не для того, чтобы и я тоже вам лгал. Наша страна не процветает. Огромный творческий и духовный потенциал используется неразумно. Государство, называющее себя государством рабочих, унижает и эксплуатирует рабочих..

«Вы избрали меня не для того, чтобы я вам лгал»

Наша отсталая экономика понапрасну растрачивает энергию, которой у нас и так мало... Мы загрязнили землю, реки и леса, доставшиеся нам в наследство от предков… Однако это – еще не самое главное. Хуже всего то, что мы живём в загрязненной моральной среде. Мы нравственно больны, ибо привыкли говорить одно, а думать другое. Мы научились ничему не верить, не замечать друг друга, заботиться лишь о самих себе. Понятия «любовь», «дружба», «сострадание», «смирение» и «прощение» утратили для нас свой глубинный смысл… Мало кто из нас смог громко заявить о том, что власть предержащие не должны быть всемогущи… Существовавший до сих пор режим, вооруженный своей высокомерной и нетерпимой идеологией, низвел человека до уровня производственной силы, а природу – производственного инструмента».

Вацлав Гавел, Архив Чешского Радио
В своей программной речи, ставшей вехой между двумя историческими периодами, Вацлав Гавел вспомнил не только о сопротивлении режиму в ЧССР, но и о борьбе с тоталитарными режимами в целом. «Мы не должны забывать и о том, что другие народы заплатили за свою сегодняшнюю свободу еще большую цену, и этим косвенно платили и за нас. Реки крови, которые текли в Венгрии, Польше, Германии, а недавно и в Румынии, как и море крови, пролитое народами Советского Союза, не должны быть забыты, прежде всего потому, что каждое человеческое страдание касается каждого человеческого существа. И не только поэтому – именно эти громадные жертвы являются трагическим фоном сегодняшней свободы и постепенного освобождения народов советского блока, то есть нашей только что обретенной свободы. Без перемен в Советском Союзе, Польше, Венгрии и ГДР и у нас вряд ли произошло бы то, что произошло, а если бы и произошло, то вряд ли носило бы такой прекрасный мирный характер».

«Мы привыкли говорить одно, а думать другое»

Выступая спустя 4 года, Вацлав Гавел осудил войну в Чечне, указав, что с точки зрения нравственного и политического климата эта война опасна, прежде всего, для самой России.

Мысли Вацлава Гавела не утратили своей остроты и сегодня, в 2018 году: «Внешняя политика отдельных стран должна постепенно избавляться от мышления в категориях «национальных интересов».... Понятие «национальных интересов» скорее разъединяет, чем сближает... Так, сопротивляясь расширению НАТО на Восток, Россия недоуменно и обеспокоено вопрошала: «Почему Запад так расширяется, приближаясь к ее границам?»... Эта позиция показывает неуверенность в отношении того, где начинается и кончается то, что можно назвать «миром России» или «Востоком»... Так же, как и другие в новом мультикультурном и многополюсном мировом пространстве должны учиться самоопределению, должна этому учиться и Россия... Ей придется осознать, где она начинается и где заканчивается. Осознать, например, что огромная Сибирь – это Россия, а крошечная Эстония – не Россия и никогда ею не будет. И если Эстония ощущает себя принадлежащей к миру, который представляют Североатлантический альянс или Европейский Союз, то это нужно уважать, а не считать проявлением враждебности».

Бомбардировки Югославии, фото: Дарко Дозет, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0
В Чехии в адрес Вацлава Гавела звучало, что своей критикой российской политики он лишает республику многих экономических возможностей. Не встретили понимания и другие шаги президента. К их числу относится извинения, которые он принес в 1990 году в Мюнхене судетским немцам за депортацию 1945 года – часть чешского общества не была готова воспринимать немцев в качестве жертв.

В 1999 году Гавел поддержал бомбардировки Югославии. Слова чешского президента, произнесенные в интервью Le Monde, о том, что «налеты и бомбы проводятся не с целью материальной выгоды, а по гуманитарным соображениям», послужили толчком к появлению ироничного термина «гуманитарные бомбардировки». Сам Гавел, однако, негодовал, когда ему приписывали авторство этого выражения.

Скамейки Гавела как готовность к диалогу

«Россия должна осознать, где она кончается»

Сегодня Вацлав Гавел занял свое место на страницах истории. Его имя носит пражский аэропорт, названный, кстати, вопреки тому, что сам политик не любил пользоваться воздушным транспортом. На картах городов можно отыскать проспект Вацлава Гавела в Гданьске, площадь в Хайфе, улицу в Оксфорде, бульвар в Киеве. Не только в Чехии, но и в Вашингтоне, Дублине, Барселоне открыты «скамейки Вацлава Гавела»: два садовых кресла и круглый стол как символ демократии и открытости к диалогу. В здании Конгресса США открыт бюст Вацлава Гавела, его имя носит одно из зданий Европарламента в Страсбурге.

В 2013 году Парламентской ассамблеей Совета Европы, Библиотекой Вацлава Гавела и фондом «Хартия-77» учреждена международная Премия Вацлава Гавела. В 2015 г. лауреатом премии стала российская правозащитница Людмила Алексеева.

Инициатива «Короткие брюки»
18 декабря называют днем Вацлава Гавела. В 2012 году, в первую годовщину смерти президента, возникла гражданская инициатива «Короткие брюки» – традиция подворачивать штанины в память о забавном историческом эпизоде – слишком коротких брюках президента во время инаугурации в 1989 году. В День Гавела люди зажигают свечи в Градечеке, у дома, в котором скончался первый президент Чешской Республики. На площади Юнгманна в столице тоже горят огоньки свечей, все желающие читают по цепочке тексты Гавела. Вечером на маленькой пьяцетте перед Национальным театром, которая носит имя президента, чешские граждане соберутся, чтобы пройти маршем до Градчанской площади перед Пражским Градом. Во главе колонны участники понесут большое сердце, символизирующее «доброту, которую пробудил Гавел в людях».