«Скрытые зависимости» социалистической Чехословакии

Иллюстративное фото: Филип Яндоурек, Чешское радио

Развитие пристрастия к наркотикам на территории Чешской Республики, впрочем, как и увлечение определенными видами наркотиков, развивалось волнообразно. Если в межвоенный период каждый десятый взрослый житель Праги имел с контакт с запрещенными веществами, то во времена социализма можно сказать, что наркозависимость в Чехословакии была практически искоренена. Сегодня мы совершим путешествие по 20 столетию, которое принесло истории новые наркотики.

Кокаин (Фото: DEA Drug Enforcement Agency, Free Domain)
В прошлый раз мы рассказывали вам о том, как наркотики, а конкретно – кокаин, стали попадать в Чехословакию из Германии. В какой-то момент могло показаться, что это так и останется местным, локальным феноменом на условном маршруте Берлин – Прага. Однако, расположение Чехословакии на перекрестке всех путей с севера на юг и с запада на восток и обратно играло не только положительную роль – через ее территорию вскоре начинают проходить маршруты транспортировки наркотиков. Когда отдел полиции по борьбе с наркотиками узнает об этом, оказывается, что в Чехии объявляются и всемирно известные имена, связываемые с наркоторговлей. Работают они на маршруте Балканы – Центральная Европа – Западная Европа – США.

«Здесь уже фигурируют опиум и морфий. Эти наркотики изначально производились в области Турции и Ирана, но из соображений безопасности многие производители переезжают на территорию сегодняшней Болгарии, где появляется сразу несколько фабрик по производству этих веществ. А так как в Болгарии контрольные механизмы не фигурируют в достаточной мере, оттуда готовое зелье поступает дальше в Европу, а уже из Европы доходит до Соединенных Штатов. Один египтянин здесь основывает компанию Intercontinental, которая становится одним из звеньев контрабандистской сети. Когда начинаешь изучать эту сеть, то понимаешь, что этот канал был связан, например, с именем Аль Грасио, крупнейшими американскими гангстерами 1930-х годов, предшественниками Аль Капоне. Эта торговля достигает апогея в конце 1930-х годов, незадолго до нацистского вторжения, которое весь этот процесс замораживает», - рассказывает доктор Мирослав Ножина из Института международных отношений, автор ряда книг по истории наркотиков.

Доктор Мирослав Ножина из Института международных отношений, автор ряда книг по истории наркотиков (Фото: Ян Профоус, Чешское радио)
Период Протектората являлся своего рода «очистителем» для чехословацкого общества, поскольку доступ к наркотикам был начисто перекрыт. За это время было зафиксировано всего лишь несколько случаев употребления морфина и несколько случаев – употребления препарата Psychoton из разряда амфетаминов. Однако эти случаи единичны, и связаны именно с утечкой препаратов из аптек. Ситуация изменяется во второй половине 1950-х годов, когда начинается развитие так называемых «скрытых зависимостей».

«Скрытые зависимости – это особенный феномен. Так называются ситуации, когда люди злоупотребляют лекарственными препаратами, то есть лекарствами, которые имеются в свободном доступе. Это тесно связано с феноменом социалистического здравоохранения. В этот период в обиход входит идея, что социалистическое здравоохранение должно быть доступно каждому, и этому каждому должны быть доступны лекарства. В Чехословакии вводится бесплатное медицинское обслуживание и бесплатное распространение лекарственных препаратов. Вы приходите к врачу, он вам выписывает рецепт, с которым вы отправляетесь в аптеку. Придя в аптеку, вы платите одну крону и на основании этого взноса получаете прописанное лекарство. Это первое. Во-вторых, в это время в Чехословакии была очень хорошо развита химическая промышленность, то есть множество препаратов производится, а также импортируется. Например, из Советского Союза привозятся и распространяются лекарства в рамках пятилетних планов. Комбинация этих факторов приводит к тому, что люди начинают привыкать к препаратам».

Иллюстративное фото: Wikimedia Commons, Free Domain
Как рассказал Мирослав Ножина, зачастую люди даже не подозревали, что стали зависимыми. К примеру, приходит женщина утром на работу, посмотрит вокруг, глянет за окно, на улице серо, чувствует она себя не очень, она обращается к коллеге: «Послушай, Марушка, что-то погода сегодня паршивая, и чувствую я себя не очень, нет ли у тебя чего-нибудь от этого?» Коллега открывает сумочку, где у нее лежит несколько коробочек разных лекарств. Дама «угостится» каким-нибудь «безобидным» препаратом, например, «Мепробаматом», ей станет лучше, и уже целый день она спокойно работает. Так ситуация повторяется каждый день, или через день или она примет это лекарство вечером перед сном. Речь здесь, конечно, не идет о тяжелой зависимости и асоциализации, но для того, чтобы человек мог нормально функционировать, ему необходимо частое поступление конкретного вещества в организм.

«На территории тогдашней Чехословакии скрытые зависимости получают очень широкое распространение. В конце 60-х – начале 70-х годов мы употребляем больше всего лекарств на душу населения в мире. По первоначальным подсчетам, скрытой зависимостью в Чехословакии в то время страдало порядка 150 тысяч человек, позднее это число выросло до 250 тысяч. Для страны с населением 15 миллионов, включая детей и младенцев, это огромная цифра. Это продолжается на протяжении всего периода коммунизма. Если вам кто-то из старшего поколения сегодня скажет: «Мы наркотиков не знали и их не употребляли, это неправда. Просто форма была иная».

Mарихуана (Иллюстративное фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага)
Параллельно с этим феноменом в социалистической Чехословакии получают развитие альтернативные культуры наркотиков. Это уже классическая наркотическая культура, которая пришла с Запада. Она тесно связана с поколением хиппи и битников, культурой рок-н-ролла, конечно, несколько трансформированной за «железным занавесом». Молодежь читает книги из самиздата, по которым знакомится с культурой битников и их экспериментами с наркотиками, и, конечно же, у нее возникает желание эти безумия повторять. В Чехословакии, разумеется, нет доступа к таким наркотикам как героин и кокаин, поэтому молодое поколение обращает свои взоры к лекарствам, которые можно получить везде. Среди проявляющих интерес – много талантливых молодых людей, которые способны из лекарств синтезировать компоненты, оказывающие наркотическое воздействие. Так очень скоро начинается злоупотребление препаратами на основе кодеина, к примеру, так называемым «брауном». Это легальный препарат, представляющий собой коричневый порошок и обладающий действием, схожим по эффекту с опиатами. Тогда же в обиход входит и любимый наркотик современной чешской молодежи – марихуана.

«Марихуана сама по себе не является домашним растением. Однако, появляется целый ряд способов, как марихуану получить. Например, был один способ, как достать ее семена – их можно было получить, выбирая из птичьего корма, который в рамках социалистического сотрудничество импортировался из Индии. Конопляные семена, входившие в его состав, были весьма эффективны и обладали высоким содержанием тетрагидроканнабинола. Так что токсикоманы покупали несколько мешков этого корма, выбирали из него семена, сажали в горшки или парники, выращивали, а затем курили свой урожай», - продолжает Мирослав Ножина.

Иллюстративное фото: Филип Яндоурек, Чешское радио
Интересна история появления на территории Чехословакии наркотика, известного под названием «первитин» или же «винт», разновидность метамфетамина. Создал его чешский студент буквально у себя на кухне. Наркотик, о котором сегодня говорят в самых различных контекстах, тогда знал мало кто. На чешской сцене он появляется в первой половине 1970-х годов

«В Чехословакии этот наркотик, в сущности, был вновь открыт. Он пользовался большой популярностью и в значительном количестве производился в Третьем рейхе. Его использовали как вожди рейха, так и военные, например, парашютисты. Немецкие военнослужащие получали его регулярно в форме таблеток, сначала в рамках боевых операций, чтобы выдержать напряжение, а затем его стали выпускать в форме шоколада, который получил название «Шоколад для летчиков» или «Шоколад для танкистов». Рецепт производства сохранился в химических сборниках и учебниках. В 1970-е годы студент химии, уже известный своими экспериментами с наркотиками, - в среде наркоманов его называли Фрейдом, - нашел в библиотеке это пособие и смог синтезировать этот наркотик из доступных лекарств. Он сумел процесс выделения упростить настолько, что это стало возможно сделать дома, практически на кухонной плите. Постепенно этот наркотик упрочняет свои позиции, а к середине 1980-х годов становится доминирующим на чешском наркорынке».

Иллюстративное фото: Филип Яндоурек, Чешское радио
Такая ситуация продолжается до революции 1989 года, когда открываются границы, и одновременно со свободой, в Чехословакию приходят и антисоциальные явления. За два года, с 1990 по 1992, на территории Чехии появляется масса организованных группировок, которые приходят с территории бывшего СССР, из Китая, Вьетнама, из Латинской Америки, из Африки, и значительная часть из них связана с международной торговлей наркотиками. Такова ситуация и до сих пор – в преступной деятельности, связанной с наркотиками на территории ЧР доминируют зарубежные группировки.

«В связи с этим изменяется и структура наркотиков. Внезапно здесь становится доступным героин, который быстро занимает доминирующее положение среди тяжелых наркотиков, завозится кокаин, который, хотя и не слишком распространился, но был доступен. В соответствии с международными трендами, появляются на чешском рынке и популярные стимуляторы, и тут на арену выходит традиционный чешский первитин. Именно поэтому в последнее время он становится предметом многочисленных обсуждений. Процесс его производства запустился очень быстро, и Чешская Республика неожиданно становится крупнейшим производителем первитина для Европы. Не так давно немецкий министр иностранных дел назвал Чехию «наркотической кухней Европы». Чешская Республика очень быстро стала интегральной частью того, что происходит в среде наркобизнеса по всему миру», - заключает Мирослав Ножина.