Славянская библиотека бережно хранит часть «Памяти мира»

Славянская библиотека

28 октября в Чехии отмечается праздник – День возникновения самостоятельной Чехословацкой республики. Первым президентом этого государства, образовавшегося после Первой мировой войны в 1918 году на территории распавшейся Австро-Венгрии и включившего в себя земли Чехии, Моравии, южной части Силезии, Словакии и Закарпатской Украины стал политик и философ Томаш Гарик Масарик, который внес неоценимый вклад и в дело помощи представителям российской послеоктябрьской эмиграции 20-30 годов прошлого века.

Интерьер Славянской библиотеки
В июле 2007 года Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) включила в свой реестр всемирного культурного письменного наследия «Память мира» собрание периодических изданий, выпускавшихся в 1918-1945 годах во всем мире представителями русской, украинской и белорусской эмиграции, хранящиеся в пражской Славянской библиотеке.

Директор Славянской библиотеки Лукаш Бабка:

«Мы написали проект и направили его в центр ЮНЕСКО, где его приняли. С 2007 года это коллекция – часть «Памяти мира». В 2009 году мы подготовили большую выставку, которая называлась «Голоса изгнанников», которая проходила в галерее Климентинум. Эта выставка представила все издания, историю Русского заграничного исторического архива, где эта коллекция возникла», - рассказывает директор Славянской библиотеки Лукаш Бабка.

Вопреки тому, что не все издания представлены в этом обрании в комплектном виде, оно уникально.

Старший научный сотрудник Славянской библиотеки Йиржи Вацек:

Интерьер Славянской библиотеки
«Там можно найти почти в комплектном виде - все основные ежедневные газеты русской эмиграции из Франции, Германии, Латвии и так далее. Но есть также газеты и журналы, где у нас имеется только неполная часть. Есть большие пробелы. Но, можно сказать, что таким специальным уникальным собранием является коллекция периодической печати Дальнего Востока, особенно Харбина, и не только. Эта коллекция особенно богата, особенно широка. Об этом свидетельствует то, что одна исследовательница этой продукции дальневосточной, госпожа Бакич из Канады, она во время своего последнего пребывания в нашей библиотеке два года назад, откровенно призналась, что не будь нашей коллекции, она не могла бы свою библиографию составить. Часть периодической печати дальневосточной эмиграции российской еще в 1934 году была представлена на выставке Городской библиотеки Праги. Значит, еще до войны сотрудники архива знали, что эта коллекция особенно интересна, и можно сказать, что она представляет наряду с продукцией эмигрантской периодической печати Франции и Германии самую богатую коллекцию среди эмигрантской периодической печати. Разумеется, также продукция США, Канады, но Канада – это отдельная тема, там преобладает периодическая печать украинская. Но я бы подчеркнул значение продукции дальневосточной. Далее, Австралии. Это – тоже, наверное, не имеется в других европейских библиотеках или в виде исключения».

Лукаш Бабка:

Директор Славянской библиотеки Лукаш Бабка
«Еще один пример: межвоенная Чехословакия являлась одним из центров русской эмиграции. Это значит, что здесь выходило несколько сотен названий русской, украинской и белорусской периодики. Читатели всего мира могут найти эту коллекцию в почти комплектном состоянии. Это, можно сказать, мировой уникум. Но, это понятно - мы в Праге, эти газеты и журналы издавались в Праге, и они здесь почти в комплектном состоянии. Еще один пример. Ежегодно к нам приезжает читатель из США, родом из Украины, который занимается периодикой украинской эмиграции, которая издавалась в США в межвоенный период. Он ежегодно к нам приезжает, потому что у нас находится много названий, которые невозможно найти в США, он только здесь их нашел».

Йиржи Вацек:

«Из этого вытекает, что не только Дальний Восток, но и Дальний Запад представляет собой уникальность этой коллекции».

Сложно перечислить названия всех газет и журналов, представленных в этой коллекции. Ведь их много десятков, и даже сотен. Часто это были периодические издания, которые перестали выходить в свет спустя короткое время.

Йиржи Вацек:

«Преобладающее большинство из них просуществовало год, два, три. Если 10 или больше – меньшинство таких газет. Из Чехии, например, «Морской журнал» у нас издавался. Интересно, что на территории государства, у которого нет моря, издавался специальный морской журнал русский. Или известный толстый журнал «Воля России». Если такие журналы издавались свыше 10 лет, это, скорее, исключение, и так бывало и в других странах. Такие журналы и газеты, как правило, находятся и в других библиотеках европейских. Именно периодическая печать, которая существовала много лет, вот это бывает часто уникально, или в рамках газет – однодневки, которыми богата продукция Дальнего Востока, их у нас имеется много. Тех, которые издавались по случаю юбилеев, в связи с деятельностью гуманитарной, в пользу детей, военных сирот и так далее. Можно сказать, что это уникальные издания».

В истории эмигрантской периодической печати китайский Харбин занимал исключительное место. В период с 1918 по 1945 годы только в этом городе возникло свыше 110 газет и 220 журналов, существование большинства из которых, впрочем, было очень недолгим. Напротив, одним из крупнейших послереволюционных эмигрантских изданий являлась «Воля России», которая издавалась в Праге, а затем в Париже. Именно с ним неразрывно связана судьба Марины Цветаевой и после ее отъезда из Чехословакии во Францию:

«Воля России» издавалась до начала 30-х годов, и публиковала не только ее стихи, но и прозаические произведения. Интересно, что редактор «Воли России» Марк Слоним был абсолютно убежден в значении творчества Марины Цветаевой во времена, когда многие литературные критики пренебрегали ее творчеством. Он был уверен, что Цветаева – гениальный поэт, и также его заслугой Цветаева получала еще во Франции финансовую поддержку. Не только «Воля России», также другие журналы - «Своими путями», «Студенческие годы» - публиковали произведения Марины Цветаевой. Есть также уникальный литературный сборник «Ковчег», который издавали в Праге в середине 20-х годов, где также Цветаева представлена среди других авторов. В отличие от Франции или Германии, в Чехии, где проживало много очень значительных представителей русской науки, представителей художественного мира, писателей такого уровня было немного. Цветаева, Аверченко, пожалуй, что все. Но что касается представителей науки, прежде всего, гуманитарных, но не только, Прагу называли тогда русским Оксфордом. Такова была специфика русской и не только эмиграции в Праге».

Разумеется, что среди них имена одного из крупнейших лингвистов 20-го века Романа Якобсона, опять же лингвиста князя Николая Трубецкого …

Интерьер Славянской библиотеки
«Разумеется, Кандаков (видный историк искусств), Шмудло, Вернадский, представители евразийского движения. Много можно было бы привести много других имен. Публиковались они не только в русских журналах, издаваемых в Праге. Интересно, что после 20-х годов в Праге не издавалось ни одной газеты, только журналы. Поэтому они публиковали в Германии, Франции, Польши. Там часто можно найти их статьи. Некоторые проживали в Праге до конца своей жизни, некоторые переселились в другие страны – Францию, например, Югославию, США и другие. У некоторых только часть их жизни и деятельности связана с Чехословакией, у некоторых – вся жизнь. Те, у кого была счастливая судьба, таких было немного, могли продолжать свою работу после Второй мировой войны, например, видный историк Антонин Флоровский. Так что, образ русской эмиграции очень многогранный, очень сложный. Некоторые из них, которые жили в Чехословакии, публиковали также в чешской прессе, в чешских газетах и журналах, это также надо дополнить».

К тому же, наверное, эмиграция в каждую страну имела свои особенности… Представители каких эмигрантских кругов преобладали в Чехословакии?

«Например, в Югославии преобладали военные, монархистского направления, прежде всего. Тоже самое в Германии. У нас преобладала эмиграция направления, если иметь в виду политическое направление, эсеры – социалисты-революционеры. Таких ультраправых монархистов у нас не было. Как и во Франции, где преобладала эмиграция демократического направления. В Германии много имен, которые были синонимом ультраправого направления. Однако и в Чехословакии образ эмиграции не был каким-то образом простой».

Каким образом удалось сохранить коллекцию периодической печати русской эмиграции Славянской библиотеке? Лукаш Бабка…

«Это собрание было частью собрания Русского заграничного исторического архива, который с 1923 года существовал в Праге, прежде всего, на основе чехословацкой финансовой поддержки. В 1945 году архив был закрыт, и он был перевезен в СССР. Библиотека и собрание периодических изданий остались в Праге. С 1945 года как часть МВД. Несколько лет после окончания войны эти собрания были переданы министерству образования Чехословакии, которое их передало Славянской библиотеке. Книги и журналы были в хорошем состоянии. В плохом состоянии находилось, прежде всего, газетное собрание, потому что номера газет не были в переплете, только отдельные номера. В течение 50-60-х годов, когда директором библиотеки был Йозеф Стрнадел, он постарался все это сохранить и сделать твердый переплет. В результате они сохранилась до наших дней. Разумеется, есть и проблемы: мало места в книгохранилищах, бумага, на которых издавались дневники и газеты, плохая, поэтому мы уже несколько лет переводим издания, которые в плохом состоянии, на микрофильм».

Доступна ли эта коллекция всем читателям библиотеки?

«Славянская библиотека открыта для всего общества. В некоторых случаях возможен только микрофильм, но, в принципе, можно видеть всю коллекцию».

«Я бы еще дополнил, вы спрашивали, какие журналы мы считаем особенно уникальными. Я забыл сказать, что среди журналов находятся не только журналы, выпускаемые в типографии, но также журналы, которые напечатаны на пишущей машинке или в виде рукописи. Прежде всего, это журналы русских и украинских военнопленных, особенно, на территории Польши и Чехословакии. 1919-1922 годов. Вот эти журналы представляют собой уникальную коллекцию, они интересны не только с точки зрения оформления, они содержат также разные рисунки, цветные рисунки. В некоторых журналах, я имею ввиду журнал «Веселка», украинский журнал, в нем публиковали некоторые видные представители украинской поэзии. Мне кажется, что это еще стоит туда добавить».

Это были представители Славянской библиотеки в Праге Йиржи Вацек и Лукаш Бабка, с которыми о внесенном в список «Память мира» организации ЮНЕСКО собрании периодических изданий эмиграции из советского Союза беседовала Ольга Калинина.