Спасти русский некрополь в Праге

Фото: Ruslo.cz

Русские имена можно прочитать на погостах многих стран и континентов – Октябрьский переворот лишил отчизны миллионы русских людей, и Прага стала одним из главных островов эмиграции первой волны. Ее некрополем служит православная часть Ольшанского кладбища вокруг церкви Успения Пресвятой Богородицы. Здесь покоятся писатели Аркадий Аверченко и Евгений Чириков, мать и сестра Владимира Набокова, сын художника Виктора Васнецова, философы, генералы, академики.

Фото: Ruslo.cz

Однако эта часть русской истории требует постоянной заботы – многие могилы оказались под угрозой исчезновения. Спасти русский погост пытается общественная организация «Русская традиция», которой только что, приложив немало сил, удалось собрать средства, необходимые для поддержания хотя бы части русского пантеона. Об этом «Радио Прага» беседует с председателем «Русской традиции» Игорем Алексеевичем Золотаревым.

председатель общества «Русская традиция» Игорь Золотарев, Фото: Вадим Гривач
– Вы провели сбор средств на сохранение русских могил. Не все наши слушатели знают, что законы Чехии, как и законы других европейских стран, касающиеся захоронений, отличаются от российских.

– Законодательство многих стран, прежде всего, Западной Европы, требует регулярной оплаты захоронений, как минимум раз в десять лет. Вносится аренда за могилу и уход, который осуществляет управление кладбища. Захоронение в случае его бесхозности передается в аренду другому желающему, а старое ликвидируется. Останки кремируют и укладывают в определенное для этого место. Главное – исчезают сами памятные места в русском некрополе вокруг церкви, которые некогда были выделены для православных представителей русской эмиграции.

– Какие главные имена русского некрополя вы можете назвать?

писатель Василий Иванович Немирович-Данченко, Фото: открытый источник
– Здесь покоятся многие люди, хорошо известные и в России, и за ее пределами. Назову тех, о чьих могилах мы заботимся. Это писатель Василий Иванович Немирович-Данченко, брат знаменитого театрального деятеля Владимира Немировича-Данченко, профессор, философ Иван Иванович Лапшин, генерал Михаил Александрович Иностранцев, казацкий генерал Терентий Михайлович Стариков, профессор, литературный критик Евгений Александрович Ляцкий, член Государственной думы, видный деятель кадетов Иван Ильич Петрункевич и многие другие представители русской интеллигенции, эмигрировавшие из России, чаще всего не по своей воле, в 1920-е и 30-е годы.

– Объявив сбор средств, вы назвали точную сумму, которая необходима, – 117 702 кроны, то есть более 4 800 евро. Как вы ее установили?

– За могилой может ухаживать только тот, кто заключил на это договор. Мы, то есть «Русская традиция», ухаживаем и оплачиваем на Ольшанском кладбище около тридцати могил. К концу апреля этого года истекает предыдущий срок аренды на пятнадцать из них, так что точно известны суммы, которые необходимо внести. Нам самим как общественной организации такие деньги собрать очень трудно, а дотации, которые мы получаем, являются строго целевыми – например, на издание журнала «Русское слово», и их невозможно использовать на оплату аренды могил. Для меня стало большой неожиданностью, что на наш призыв о помощи отозвалось так много людей. Прежде всего, из круга Владимира Петровича Мелихова, его Научно-исследовательского центра по изучению истории казачества и антибольшевистского сопротивления в Подольске, – донские казаки широко распространили наш призыв.

могила Василия Немировича-Данченко, Фото: Екатерина Сташевская
Самое отрадное лично для меня обстоятельство – что это мероприятие позволило многим выразить свою принадлежность к традиции, к памяти о людях, чьи имена написаны на могилах. В письмах, которые мы получали, говорилось, что объединение ради хорошего дела – очень полезно, и это необходимо делать. Так что нам удалось собрать необходимую сумму и даже несколько больше.

– Откуда шел основной поток денег? Ведь вы указывали банковские реквизиты для переводов и в рублях, и в кронах, и в евро.

– Основные средства поступали в рублях. Причем люди жертвовали от ста рублей до пятидесяти тысяч. В евро приходили средства от наших доброжелателей из-за рубежа. В Чехии это были деньги нашего круга – представителей «Русской традиции», и в кронах была собрана меньшая сумма, однако и этот вклад был не так уж и мал.

– Наш разговор проходит как раз после дня рождения Аркадия Аверченко – 27 марта в Праге всегда вспоминают писателя, который провел здесь последние годы жизни, а в следующем году мы будем праздновать его 140-летний юбилей. Около десяти лет назад у российской власти была «мода» возвращать на родину останки выдающихся представителей русской эмиграции, скончавшихся за рубежом. Тогда же прозвучала идея о перезахоронении Аркадия Аверченко. В последние время, правда, страсть к возврату праха у Москвы прошла, но все же хочу спросить, как вы относитесь к таким начинаниям?

надгробие писателя Аркадия Аверченко, Фото: открытый источник
– Надгробие Аркадия Аверченко служит символом русского некрополя в Праге. В эту субботу наш детский театр «Красный сарафан» по традиции придет высаживать цветы на его могилу и читать произведения писателя. Я не отношусь к числу сторонников переноса праха выдающихся русских людей обратно на родину, если они сами не изъявляли при жизни такого желания, чего Аверченко не делал. Многие представители эмиграции внесли значительный вклад в культуру и общественную жизнь тех стран, где они жили, и Аркадия Аверченко мы считаем своим. Мы заботимся о захоронениях еще и потому, что это – наши корни, и мы не хотим, чтобы их у нас отнимали.

– Я много лет регулярно бываю на Ольшанском кладбище и не могу не замечать, как в последние годы стремительно меняется его облик, – даже рядом с могилой Аверченко, где были только захоронения двадцатых годов, – а Аркадий Тимофеевич скончался в 1925 году, – появились надгробия последних лет.

– Мы называем эти надгробные памятники «мавзолеями». Они не имеют ничего общего ни с традициями, ни с культурой чешских кладбищ, ни, тем более, русского некрополя. Старые могилы исчезают и многие уже исчезли. Наши скромные усилия и забота о тридцати могилах – это максимум, что мы в состоянии сделать. Русский некрополь уменьшается, стареет, разрушается. Сейчас мы собрали средства на аренду могил, а ведь это – самый минимум, еще нужно заботиться о памятниках, проводить реконструкцию. На все это нужны средства и силы, которых у нас просто нет, и мы становимся свидетелями того как памятники рушатся, исчезают.

храм Успения Пресвятой Богородицы, Фото: Екатерина Сташевская
– Россияне, приехавшие в Чехию в последние годы, выкупают места поближе к церкви, которые считают наиболее привлекательными?

– Совершенно верно. Выкупают и строят свои несусветные «мавзолеи».

– Мы называем православную часть Ольшанского кладбища «Русским некрополем», однако здесь похоронены представители также украинской и белорусской эмиграции. Сегодня эти диаспоры заботятся о своих могилах?

– Мы поддерживаем отношения с этими диаспорами, и могу сказать, что хотя, например, состояние старых украинских могил и нельзя назвать идеальным, но их сохраняют, и в этом принимает участие нынешнее украинское правительство. На мероприятия, проводящиеся на кладбище, всегда приходят представители посольства Украины в Чешской Республике. Этого нельзя сказать о посольстве России – я не помню за всю историю ни одного случая, чтобы кто-либо из его представителей, посол или другие дипломаты, по какому-либо поводу посетили кладбище первой русской эмиграции, почтили память похороненных здесь людей или приняли какое-то другое участие.

крипта – часовня св. Софии, Фото: Екатерина Сташевская
– То есть помощь в сохранении могил российское посольство вам не предлагало?

– О какой помощи может идти речь, когда они даже не проявляют к этому никакого интереса? Они не интересуются, кто лежит на этом кладбище, и не считают, что имеют к этим захоронениям какое-либо отношение…

Остается добавить, что, к счастью, надгробному памятнику на могиле Аркадия Аверченко пока уничтожение не грозит – за него регулярно вносится плата. О захоронении семьи Набоковых заботится племянник писателя, проживающий с семьей в Швейцарии.

Среди невосполнимых потерь можно назвать могилу княгини Яшвиль, портрет которой написал Михаил Нестеров. Эмигрировав в Чехословакию, Наталья Григорьевна занималась живописью и иконописью, сотрудничала с византологом Никодимом Павловичем Кондаковым. Она скончалась в Праге в 1939 году, и сегодня ее надгробия более не существует.

Храм Успения Пресвятой Богородицы, являющийся центром русского некрополя, был возведен в 1924–25 годах при поддержке первого премьер-министра Чехословакии, русофила Карела Крамаржа и его супруги Надежды Николаевны, которые похоронены в крипте – часовне св. Софии под храмом. Мозаики храма выполнены по эскизам Ивана Билибина.

«Русская традиция» сообщает: «Пожертвования последних дней позволили полностью собрать необходимую сумму на аренду земли под могилами русских людей и казаков на Ольшанском кладбище в Праге. При необходимой сумме в 117 702 крон, на 27-е марта собрано 160 506 крон. Все эти средства, кроме самой аренды, пойдут и на ремонт надгробий». Активисты обращаются к жертвователям: «Благодаря вам сохранен Некрополь, который мог бы исчезнуть уже в апреле. И когда кто-нибудь из вас будет в Чехии и посетит Ольшанское кладбище, проходя мимо могил русских людей и казаков, знайте: эта сохраненная память – в том числе и ваша заслуга. Огромное вам всем спасибо. Храни вас всех Господь!»