«Стихи дарю Елизавете. Прошу простить меня за эти стихи…»

r_2100x1400_radio_praha.png

В среду выступлением Будапештского фестивального оркестра, который многие музыкальные критики относят к десятке лучших оркестров в мире, завершится 63-й международной фестиваль «Пражская весна». В этом году в рамках этого культурного мероприятия состоялось 50 концертов и 7 театральных представлений. В столице Чехии можно было услышать музыку в исполнении старейшего оркестра Англии – Hallé Orchestra, Санкт-Петербургской академической филармонии, Чешской филармонии, а также лондонского Симфонического оркестра BBC, с которым в этом году выступала пианистка Елизавета Леонская. В программу данного концерта, который состоялся в субботу, вошли произведения Кабелаче, Бетховена и Шостаковича.

Елизавета Леонская родилась в Тбилиси, училась в московской консерватории, уже в то время стала победительницей ряда престижных международных конкурсов, а в самом начале своей профессиональной музыкальной карьеры она получила приглашение на совместное исполнение и запись Григовских транскрипций клавирных сонат Моцарта со Святославом Рихтером. В возрасте 33 лет пианистка эмигрировала в Вену, где в 1979 году она дебютировала на знаменитом музыкальном фестивале в Зальцбурге. В прошлом году она получила премию Midem Classical Award за запись концертов Феликса Мендельсона с камерным оркестром Зальцбурга. В Прагу госпожа Леонская всегда возвращается с большим сантиментом:

«Прага была первый город заграничный в моей жизни. Мне было 17 лет. Я принимала участие в конкурсе пианистов на «Пражской весне» и полетела с первого тура. Это, конечно, был страшный шок для меня. Если я чего-то достигла, так это потом, что шок тогда был очень силен, и я начала гораздо больше работать над собой».

Позднее Елизавета Леонская неоднократно приезжала в Чехию на гастроли. С оркестром Чешской филармонии под руководством в то время главного дирижера этого коллектива Владимира Ашкенази она записала два концерта Шопена для фортепиано, выступала с рядом чешских симфонических и камерных оркестров. Вот как отзывается пианистка о коллегах:

«Я ценю их высокую культуру музыкальную, и я люблю их музыку, и я надеюсь, что они будут поддерживать это, несмотря на то, что жизнь стала богатой и хорошей».

Впервые на фестивале «Пражская весна» Елизавета Леонская выступила в 1993 году с симфоническим оркестром Чешского радио, в 2001 году у нее состоялся сольный концерт, а в 2003 году она играла вместе с Национальным оркестром Франции. Ныне последовало приглашение выступить вместе с Симфоническим оркестром BBC, на сей раз, в качестве замены заболевшего Петра Андержевского. С главным дирижером оркестра BBC Йиржи Белоглавеком Вы выступаете не в первый раз. Какой он дирижер, с Вашей точки зрения?

«Он очень сдержан, но он абсолютно знает, где лежит правда музыкальная и человеческая. Я – поклонница Белоглавека».

Можно ли сравнить публику в Париже, Вене и в Праге?

«Французы они ощущают каким-то шестым чувством что-то интересное, что-то важное. В Вене слушают, я думаю, что сердцем и знанием музыки. В Праге, поскольку это немного на север, это несколько иначе. По-моему, они здесь очень ощущают, если на сцене что-то произошло, или это неправда. Впрочем, публика это везде замечает».

Известно, что Иосиф Бродский посвятил Вам стихотворение, в котором он, можно ли так сказать, признается в своей нелюбви к Чайковскому. Как это произошло?

«Так получилось, что я в это время была в Нью-Йорке, и с моим закадычным другом Александром Сумеркиным мы посетили его. Это была пятница, к вечеру, мы были у Бродского и его жены в гостях. Это было за сутки до его смерти. Мы ни о чем не подозревали. Был совершенно замечательный вечер, и его жена Мария сказала: «Иосиф, может быть, все-таки, пойдем на концерт. Лизка играет Чайковского». В ответ: «Нет, нет, нет!» И тут же, покусав карандаш, он набросал мне в книжке это четверостишие:

«Стихи дарю Елизавете,

Прошу простить меня за эти стихи.

Как я, в душе рыча,

Петра простил и Ильича».

Так что, с Чайковским все ясно… И я это все хорошо понимаю, и даже на Бродского не обижаюсь за это. Я думаю, что ему для ощущения рифмы и слога важнее было слушать классическую музыку. Он всегда говорил, что в нем что-то начинало звучать. Что из классической музыки? Я думаю, что Гайдн. Весь 18 век, это было его».

Вы стараетесь сохранить связь с родным Тбилиси, поддерживаете стипендией молодых грузинских музыкантов.

«В Грузии замечательная музыкальная школа, которой могут позавидовать и в Западной Европе. Я очень рада, что грузинские молодые пианисты сейчас выходят на сцены и побеждают в международных конкурсах. Это, действительно, заслужено».

ключевое слово:
аудио