Страхи чешского общества и мусульманской общины в зеркале Крайстчерча

Фото: ЧТК/AP/Vincent Thian

Бойня в мечетях Новой Зеландии вызвала во всем мире не только волну негодования и сочувствия жертвам, но и вновь выдвинула на первый план вопрос исламофобии и безопасности сосуществования представителей разных религий. Не избежала обострения этих проблем и Чехия, несмотря на то что ее мусульманская община – одна из самых малочисленных в Европе.

Фото: ЧТК/AP/Vincent Thian
После нападения в Крайстчерче председатель мусульманской общины Праги, уроженец Одессы, Леонид Кушнаренко, перешедший в ислам из православия, призвал местных мусульман «вооружаться с целью защиты своего имущества и здоровья», указывая на «исламофобию чешского общества». Глава Центра мусульманских общин Чешской Республики Миниб Алрави дистанцировался от этого призыва, заявив, что подобные прокламации – исключительно частное мнение господина Кушнаренко, который был немедленно смещен общиной со своего поста.

При этом вопрос исламофобии, ксенофобии и правого экстремизма остается на повестке дня: в чешских соцсетях появляются посты в поддержку новозеландского стрелка Брентона Тарранта. Чешская полиция, со своей стороны, заявляет, что «не намерена закрывать на это глаза».

«Чешских мусульман не заверили в том, что они под защитой властей»

экс-председатель мусульманской общины Праги Леонид Кушнаренко, фото: FB Леонид Кушнаренко
Глава неправительственной организации In Iustitia Клара Калибова считает, что, за исключением МВД, чешские политики недостаточно поддержали мусульманскую общину страны: «Политики не адресовали свои заявления людям, которые могут чувствовать себя в опасности, в Чешской Республике или за ее границами. С моей точки зрения, эта реакция не была достаточно ясно выраженной. Разумеется, формально они принесли соболезнования жертвам, однако там не было слов в адрес чешских мусульман, и вообще не упоминалось, что целью атаки стали мусульмане».

Клара Калибова уверена, что властям следует ясно заявить – в Чехии не допустят расправы по новозеландскому сценарию, а мусульмане находятся под защитой властей, как это прозвучало, например, в Шотландии.«При этом мы знаем, что, по крайней мере, с 2015 года чешские мусульмане сталкиваются жертвами как словесных, так иногда и физических нападений, правда, без серьезного вреда здоровью», – указывает активистка.

Директор внешнеполитического отдела канцелярии президента Рудольф Индрак, со своей стороны, считает, что чешские СМИ излишне драматизируют ситуацию, нагнетая страсти: «В некоторых газетах появились статьи, где говориться о призывах члена мусульманской общины вооружаться. Все это идет по нарастающей, усиливая в обществе ксенофобные настроения».

Исламофобия как элемент информационной войны

глава Центра мусульманских общин Чехии Миниб Алрави, фото: Чешское телевидение
С тем, что антиисламские настроения могут подогреваться в обществе искусственно, согласна и Клара Калибова: «Мы живем в условиях информационной войны, в рамках которой происходит поляризация общества. И на эту информационную войну следует реагировать как спецслужбам, которые определенным образом это делают, так и opinion-makers – то есть, в первую очередь, политикам, а также и крупным экспертам в этой области. Однако мы ни разу не слышали ничего, что помогло бы успокоить чешскую мусульманскую общину, уверить, что она в безопасности. Одновременно за последние месяцы произошло несколько атак на мусульманскую общину, так что она совершенно объективно испытывает страх. Эту ситуацию использовал Кушнаренко, являющийся малоизвестной фигурой с очень радикальными заявлениями, которые привлекают СМИ. Ответы ему со стороны главы Центра мусульманских общин Алрави уже не вызывают такой широкий резонанс, потому что из них громкого заголовка не сделаешь».

Клара Калибова подчеркивает, что Алрави, который живет в Чехии 20 лет и является ведущим деятелем исламской общины, заявил, что полностью полагается на чешскую полицию. Это, однако, не вызвало такого интереса у журналистов, как заявления Кушнаренко.

Рудольф Индрак уверен, что любые ксенофобные проявления должны жестко пресекаться, тем более что это является отягчающим вину обстоятельством. «Если кто-то кого-то изобьет в ресторане с криками: "Ты грязный мусульманин!", то он должен оказаться в тюрьме и получить строгое наказание – превентивные репрессивные меры здесь очень важны, что, полагаю, никто не будет отрицать. Очень хорошо, что отслеживаются высказывания в социальных сетях, и проявления ненависти там пресекаются, что тоже свидетельствует о состоянии общества и его настроениях».

Антиисламские настроения обострились на фоне миграционного кризиса. Многие чешские политики используют риторику, направленную против приема беженцев, при этом всех их общественное сознание «записывает» в мусульмане.

Ранее президент Милош Земан заявил: «У меня вызывает большие сомнения возможности совместимости их культуры с европейской». Глава отдела президентской канцелярии напоминает, что, например, в Германии и Австрии большой резонанс вызвали преступления, совершенные именно беженцами, попавшими в эти страны с миграционной волной 2015 года.

Местные мусульмане вместо мигрантов

директор In Iustitia Клара Калибова, фото: Адам Кебрт, ЧРо
Клара Калибова считает, что в Чехии нет реальной почвы для подобных опасений, однако исламофобия идет по нарастающей: «Не вызывает сомнений, что с 2015 года количество атак на чешских мусульман постоянно растет. На 2016 год пришелся их пик; сейчас они несколько снижаются, но уже не упадут ниже уровня пятнадцатого года. Речь идет о росте на 300%. Поскольку никаких мигрантов у нас тут нет, целью нападений становятся давно живущие в стране мусульмане, которые участвуют в жизни чешского общества, платят здесь налоги, их дети ходят в школы. В их число входят чешки, перешедшие в ислам, которые носят хиджаб или другие религиозные атрибуты. Все это многое говорит о нашем обществе, которое здесь в высшей степени нетолерантно, несмотря на то что у него нет никакого опыта контактов с мусульманской общиной, учитывая, что людей, исповедующих ислам, в Чехии всего около 20 тысяч, а чешские спецслужбы давно говорят, что угрозы эта община не представляет, или она очень низка. Тот, кто обладает потенциалом вызывать ненависть в отношении мусульман, это не сами мусульмане, а те, кто выбрал их в качестве мишени или аргумента для своих радикальных политических заявлений. Если вернуться к нападению в Новой Зеландии, то мы видели заявления председателя SPD Томио Окамуры».

«В Чехии живет около двадцати тысяч мусульман»

Заместитель председателя парламента Окамура заявил, что нападение на мечети в Крайстчерче является «реакцией на исламский терроризм», а «мультикультурализм оборачивается кровавым столкновением цивилизаций».

Глава неправительственной организации In Iustitia полагает, что преодоление чешским обществом исламофобии – это «бег на длинную дистанцию», требующий просвещения общества. «Европа не справилась с проблемой интеграции мигрантов и теперь пожинает плоды», – считает Клара Калибова.