"Строгий папа"Владимир Шпидла уходит в отставку

Vladimír Špidla (vlevo) a Stanislav Gross, foto: ČTK

Два года премьерства Владимира Шпидлы вот-вот канут в Лету. Сам он заявляет, что политику оставлять не намерен. Однако всем ясно, что еще раз занять кресло главы правительства в ближайшие годы ему вряд ли удастся. Каким же премьером останется Шпидла в народной памяти? Предлагаем вашему вниманию точку зрения политического комментатора Яна Петранека.

Владимир Шпидла и Станислав Гросс (Фото: ЧТК)
- Я как журналист несколько раз встречался с Владимиром Шпидлой и, мне кажется, что он очень хороший историк и очень честный человек. Он действительно бескорыстно работает, но у него нет харизмы, нет дарования говорить со своими согражданами и впечатлять их. Такое впечатление, что перед вами профессор или строгий папа, который очень сухо пытается вам что-то объяснить, иногда это очень надоедает. Как у политика, у него нет такого обаяния, чтобы он мог влечь за собой массы и убеждать людей, что его политика - в интересах общества. Это самое печальное, что можно сказать о двух годах правления Шпидлы.

Возможный преемник Шпидлы, Станислав Гросс, по мнению Яна Петранека, гораздо более харизматический человек.

Владимир Шпидла и Станислав Гросс (Фото: ЧТК)
- Станислав Гросс, видимо, может быть наследником. Мне кажется, что он не столь прозорливый и не столько образованный, как Шпидла, но он умнее, как политический, я не побоюсь этого слова, махинатор. Он сможет, он манипулятор. Он сможет садиться за стол переговоров и находить общие решения.

Тем не менее, Ян Петранек уверен, что по части политической дальновидности Станислав Гросс будет проигрывать своему предшественнику.

- А как бы Вы оценили два года премьерства Шпидлы с точки зрения их пользы для страны?

- Мне кажется, что сделано много, но можно было сделать лучше, если бы у нас был интеллектуальный и прозорливый потенциал. Нет дорожной карты от тоталитарного общества к демократическому. Российские радиослушатели поймут меня. Мы в Чехии делаем те же ошибки, что и все страны Восточной Европы, мы просто учимся, как переходить от директивного способа управления страной на демократические основы. Это дается с трудом, с промахами, не только в Праге, но и в Москве, на всем пространстве Восточной Европы.