Суданский пленник

Петр Яшек, Фото: ЧТК
0:00
/
0:00

20 лет тюремного заключения было уготовано суданским судом христианскому активисту из Чешской Республики Петру Яшеку. Согласно формулировке обвинения, иностранец вел в стране шпионскую деятельность. Приговор, однако, не был приведен в исполнение. Через 14,5 месяцев, проведенных за решеткой суданского исправительного учреждения, Петр Яшек вернулся на родину. Обрести свободу ему помогло вмешательство чешских дипломатов и помилование от главы Судана Омара аль-Башира.

Петр Яшек, Фото: архив ЧТ
О своем пребывании в суданском заключении Петр Яшек, вернувшийся на родину в самолете главы МИД Чехии Любомира Заоралека, рассказал в интервью Чешскому Радио. Задержан чешский миссионер был в декабре 2015 года, когда готовился к возвращению домой после четырехдневных разъездов по Судану. Посещение этой страны было обусловлено предварительной договоренностью с представителями суданских христиан на октябрьской конференции 2015 года по теме Судана, состоявшейся в столице Эфиопии Аддис-Абебе.

Петр Яшек: «Тогда я и начал готовить свою поездку в Судан, чтобы собрать информацию о получившем ожоги студенте и иных случаях нарушения прав местных христиан, например, о сносе костелов. Заранее я никому ничего не сообщал, пока не получил четырехдневную суданскую туристическую визу. Получить ее большого труда не составляло, достаточно было лишь предоставить гостиничное подтверждение о бронировании номера и обратный авиабилет из Хартума».

Пройдемте!

Петр Яшек был уверен, что в Судане за ним будут присматривать работники службы безопасности, однако, ничего подобного не проявилось вплоть до дня отлета. Уже прошли все запланированные встречи с местными христианами и были переданы деньги на лечение пострадавшего от ожогов студента. В 2 часа ночи 10 декабря 2015 года 52-летний чешский христианский активист отправился в аэропорт Хартума и у стойки регистрации кенийской авиакомпании получил три посадочных талона, чтобы через Найроби и Амстердам вернуться в Прагу.

- «В тот момент, когда я уже намеревался идти к стойкам паспортного контроля, меня похлопал по плечу сотрудник службы безопасности Судана и на ломанном английском попросил идти с ним. Я думал, что речь идет о некоем собеседовании по поводу цели моей поездки, что происходило и в иных странах, которые я ранее посещал. На первый взгляд ничего неординарного не происходило.

Петр Яшек, Фото: ЧТК
Однако появилась проблема с языковым барьером. Представители второй стороны английским владели плохо. Я пробовал договориться по-французски, по-немецки и даже по-русски, так как знаю, что у Судана очень тесные отношения с Россией, но все было тщетно. Одновременно было ясно, что они хотят получить мой компьютер, фотоаппарат, видеокамеру, мобильный телефон и все носители информации.

Потом я уже начал догадываться об их стремлении меня задержать в стране. Ни на одном из предлагавшихся мной языков с агентами договориться было невозможно, вдобавок они стремились тянуть время. Ну, а когда выяснилось, что у меня на руках было два загранпаспорта (Петр Яшек много путешествует и легально пользуется сразу тремя заграничными паспортами, так как порой нуждается в одновременном оформлении виз разных государств), то в их глазах я сразу превратился в явного шпиона, и стало ясно, что меня там оставят».

Оскорбления, насилие, waterboarding

Сначала Петр Яшек оказался на 23-часовом допросе в тайной полиции Судана. Позже в ночь на 11 декабря 2015 года задержанного перевели в тюрьму тайной службы в пригороде Хартума. Здесь в одиночной камере содержалось 7 человек. На просьбу выдать ему одеяло, так как ночь была холодной, Петер Яшек от надзирателей получил отказ, сопровождавшийся замечанием, что «человек из Чехии к холоду привычен».

Если на обхождение следователей службы безопасности, проводивших первый допрос, чешский христианский активист не мог пожаловаться, то в тюрьме ситуация была уже иной. Если бы не вмешательство одного из надзирателей, подчеркивает миссионер, вотербординга ему бы не избежать.

- «В камере меня сразу начали расспрашивать – кто я, откуда приехал, за что меня арестовали и, что происходит в мире. В тюрьме вы изолированы от всего мира, не знаете даже того, что происходит непосредственно в этой стране. В тот момент мне ничего иного в голову не пришло, как только спросить - знают ли они о террористических атаках 13 ноября в Париже? Они ничего не знали. Я рассказал, что в Париже в четырех местах исламисты координированно осуществили террористические атаки. В результате погибло порядка 129 человек. В этот момент они начали восклицать – Аллаху Акбар! Я понял, что больше ничего подобного я уже говорить не буду.

Судан, Хартум, Фото: Bertramz, CC BY 3.0
Предъявляемые ко мне требования постепенно ужесточались.

Когда моим сокамерникам нужно было молиться, я всегда старался держаться в стороне. Сначала они мне говорили, чтобы я находился за их спинами, так как они не смеют во время молитвы на меня смотреть. Потом меня начали отправлять к туалету, который был тут же в камере. Ну, а позже от меня потребовали, чтобы во время их молитв я смотрел вовнутрь выгребной ямы.

Еще хуже стало после 23 декабря, когда в нашу камеру по собственному желанию перевелся один из местных контрабандистов оружием – их начальник. Началось с оскорблений, потом следовали физические нападения и мучения.

Кульминацией стала подготовка к вотербордингу. Аргументом для применения пытки стало то, что Чешская Республика, хотя это и ложная информация, позволила ЦРУ таким же образом мучить членов Аль-Каиды. Когда пытка уже готовилась, один из надзирателей, который, в отличие от других местным заключенным не симпатизировал, перевел меня в соседнюю камеру. Там все было значительно лучше».

Миссионера нашли уже через 11 дней

Петр Яшек высоко оценил работу чешских дипломатов. Уже через 11 дней, что, учитывая действующие в Судане правила, является рекордным сроком, они добились встречи с задержанным чешским гражданином.

МИД ЧР, Фото: архив МИД ЧР
Обвинительного приговора и 20-летнего тюремного срока, который стал финалом судебного процесса, миссионер ожидал.

- «Если с самого начала процесса, с августа прошлого года, после каждого слушания о вас на первых полосах газет пишут как о шпионе Европейского союза и Чешской Республики, как о поставщике оружия повстанцам, то иного финала быть не может».

Петр Яшек уверен, что за его освобождение, как и заявил министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек, Чехия не выплачивала каких-либо денежных сумм. И что единственным ответным шагом станет оговоренное возобновление сотрудничества между Чехией и Суданом.