Танец на берегу Влтавы

Фото: Ондржей Томшу

Знаменитый «Танцующий дом» отмечает «день рождения идеи», позволившей в чешской столице появится уникальному зданию, сегодня уже превратившемуся в икону современной пражской архитектуры. 30 лет назад президент Вацлав Гавел заявил, что хорошо бы по истечении десятилетий уже заполнить место, оставшееся у набережной Рашина от разбомбленного при налете 1945 года дома на углу площади имени Алоиса Ирасека. По задумке Вацлава Гавела, оживленный перекресток должен был украсить современный мультифункциональный дом культуры. Соавтором идеи стал хорватский архитектор Владо Милунич.

Фото: Tomáš Vodňanský, Чешское радио

По случаю «дня рождения идеи», до 31 августа сего года в пражском «Танцующем доме» проводятся специальные экскурсии, во время которых можно познакомиться со зданием буквально до мельчайших подробностей – от подземного фундамента до террасы на крыше, откуда открывается уникальный вид на Пражский Град.

На «культурной миле»

Фото: Speedbump49, Wikimedia Commons, CC0 1.0

Воплотить план возведения нового здания предстояло хорватскому архитектору Владо Милуничу, другу Вацлава Гавела, который много лет жил в доме по соседству с пустырем, где сегодня и стоит «Танцующий дом». Первый дизайн-проект будущей жемчужины пражской архитектуры появился уже в 1990 г. Еще через два года проект был переработан в сотрудничестве с канадско-американским архитектором Фрэнком Гери.

Рассказывает экскурсовод Николай Паутов: Это очень известная современная столичная достопримечательность. Ее история началась в первой половине 90-х гг. прошлого века – когда возникла идея создать здесь культурный центр с библиотекой, театром, выставочными залами, кафе и проч. Дом должен был стать частью т. н. «культурной мили», проходящей по набережной Влтавы и включающей Рудольфинум, Национальный театр и галерею «Манес». Как бы там ни было, реализовать данный проект не удалось из-за отсутствия инвесторов.

Предполагалось, что здание будет выделяться, находясь на перекрестке, и отражать новую эпоху в истории Чехословакии, которая после долгих лет тоталитарного застоя шла вперед. Динамика башен «Танцующего дома» должна была это символизировать. Возможность осуществить столь смелый архитектурный проект появилась благодаря президенту Вацлаву Гавелу и «постреволюционной эйфории». Первый камень в основание здания был заложен 3 сентября 1994 года, и менее чем через два года его строительство было завершено.

Фото: Tomáš Vodňanský, Чешское радио

Второе название – «Джинджер и Фред»

Фото: Tomáš Vodňanský, Чешское радио

Офисное здание, построенное в стиле деконструктивизма, изображает одну из самых известных американских пар танцоров: Джинджер Роджерс и Фреда Астера. Отсюда и его прозвище «Джинджер и Фред».

– На башне, символизирующей собой Фреда, можно увидеть купол из трубок, соединенных стальной сетью. Это т. н. «Голова медузы». Особенностью дома является и то, что помещения его не симметричны, а стены наклонены. Так как первоначально архитекторы планировали построить башню повыше, «Медуза» стала неким компромиссом. Реализация этого смелого проекта положила начало дискуссии о столичной архитектуре как таковой: одни были сторонниками современных стилей, другие же считали, что «Танцующий дом» исказил архитектурный облик исторического центра города. Как бы там ни было, без преувеличения можно сказать, что в настоящее время это – один из туристических «магнитов» Праги, наравне с Карловым мостом и кафедральным собором св. Вита.

Владо Милунич, фото: Šárka Ševčíková, Чешское радио

Сейчас жители Праги уже не могут себе представить набережной Рашина и площади Алоиса Ирасека без этой причудливой постройки. Но так было не всегда.

Архитектору Милуничу пришлось выслушать огромное количество критических замечаний в свой адрес: Конечно, противников у меня хватает – галерист Милан Книжак, например, твердит, что это не дом, не архитектура, что дом не может быть скульптурой и должен располагаться только в вертикальных и горизонтальных плоскостях. И таких людей много.

Все окна разные

Фото: Tomáš Vodňanský, Чешское радио

Технология, которую использовали при строительстве «Танцующего дома», была для середины девяностых революционной. Из бетона сделали 99 разного размера панелей, из которых потом и возникли стены изгибающейся формы, все окна в доме разные. Чтобы с точностью сделать панели для строительства, пришлось использовать компьютерную программу, при помощи которой обычно проектируются авиалайнеры.

Владо Милуничу пришлось внести в свой проект некоторые изменения, против которых он протестовал, но безуспешно. Например, по его планам, дом должен был быть несколько другого оттенка. Задумка была такова, что дом будет иметь естественный цвет материала, из которого он сделан. Стекло зеленое, а сам дом – цвета штукатурки. Но я ожидал, что штукатурка будет не серая, а бежево-серая. Мы говорили и о том, что «Танцующий дом» должен стать продолжением Ираскова моста, а тот серый с бежево-розовыми перилами. Поэтому я представлял, что здание будет такого песочного оттенка. Но в результате мой партнер, чье слово имело больший вес, решил, что дом все-таки будет светло-серым. В Калифорнии и Италии это цвет считается элегантным. Но, что меня порадовало - когда солнце заходит, дом меняет цвет именно на тот, какой представлял себе я. А северный фасад иногда выглядит розовым. Так что я к этому серому привык, – говорит архитектор.

ключевое слово:
аудио