Тайный писатель Ян Забрана

r_2100x1400_radio_praha.png

В сентябре 1984 года в пражской больнице скончался писатель Ян Забрана. Тогда большинство чешских читателей считали его отличным переводчиком, даже одним из лучших, но мало кто знал, что этот настоящий поэт-переводчик оставил народу огромное наследие в области философии и поэзии, по объему многим превышающие три скромных сборника стихов "Навязчивые черные иконы", "Страницы из дневника"и "Линч", которые ему удалось опубликовать в шестидесятые годы.

В сентябре 1984 года в пражской больнице скончался писатель Ян Забрана. Тогда большинство чешских читателей считали его отличным переводчиком, даже одним из лучших, но мало кто знал, что этот настоящий поэт-переводчик оставил народу огромное наследие в области философии и поэзии, по объему многим превышающие три скромных сборника стихов "Навязчивые черные иконы", "Страницы из дневника" и "Линч", которые ему удалось опубликовать в шестидесятые годы. Переводил Ян Забрана главным образом с русского и английского языков. И не только поэзию, но и приключенческую литературу и детективы. В сотрудничестве с известным писателем Йозефем Шкворецким он даже издал три собственных детектива. Однако по-настоящему известным при жизни он стал благодаря отличным переводам Сергея Есенина, Исаака Бабеля, Бориса Пильняка, Ивана Бунина и Марины Цветаевой, или Аллена Гинсберга и Лоренса Ферлингетти. К сожалению опубликовать при жизни перевод романа Бориса Пастернака "Доктор Живаго" ему не удалось.

«Говорят, что человек - это результат своих поступков, а не слов. Это такой афоризм. Однако поэт действительно является результатом своих слов. Своих написанных слов».

Ян Забрана родился в 1931 году, в семье учителя, в городке Гералец на границе Чехии и Моравии. В молодости ему пришлось пережить арест и длительное заключение в тюрьме обоих родителей. Это произошло после коммунистического путча в 1948 году. Ему удалось еще в 1950 году закончить гимназию и получить аттестат зрелости, однако в ВУЗ его не приняли в связи "с полным отсутствием политических предпосылок для поступления в высшее учебное заведение". Курьёзным можно назвать тот факт, что ему "временно" было позволено поступить на теологический факультет римско-католической церкви, но в 1952 году его и оттуда исключили.

«Трагедия поэтов, достигнувших в 1948 году возраста примерно сорока лет, была не в том, что им было отказано в публикации своих произведений, а в том, что некоторые из них стали заниматься вопросом, как писать, чтобы получить возможность публиковать».

Глубокие, можно сказать даже энциклопедические знания в области мировой литературы Забрана приобрел исключительно самообразованием. В 1952 году у него конфисковали его родной дом, принадлежавший родителям, и поэт уехал в Прагу, где сначала работал на заводе, изготовляющем ванны и умывальники. Вскоре он познакомился с многими известными, но непризнанными режимом литераторами и работниками искусства, прежде всего с поэтом и художником Иржи Коларжом и драматургом, ставшим затем нашим президентом, Вацлавом Гавелом.

«Пользуясь своим опытом и инстинктом, могу сказать, что совместная деятельность большой группы людей никогда не приносит ничего положительного. В такой группе всегда кому-нибудь приходится думать за кого-нибудь другого. Относительно правильное решение может принять лишь отдельное лицо, человек сам за себя. Это даже может происходить в сотрудничестве с двумя - тремя людьми, но в основном каждый решает сам за себя».

В середине 50-х годов Забране удалось поступить в Союз переводчиков и зарабатывать на пропитание переводами. Одновременно он интенсивно занимался поэзией и начал работу над своим монументальным трудом, насчитывающим свыше 1500 страниц - философско-поэтическим коллажем "Вся жизнь", составленным из записок в дневнике, стихотворений, стихов в прозе и философских текстов. О публикации произведения и речи быть не могло.

«Из любви рождается ненависть. К сожалению, бывает и наоборот, из ненависти рождается любовь».

«Смотреть за луной, которая, хромая, идет за солнцем, похоже на чтение русского поэта во французском переводе».

В 1960 году родителей условно и без возможности реабилитации выпускают из тюрьмы. Забрана видит во всем этом лишь дальнейшее унижение своей семьи. Он начинает сотрудничать с Йозефем Шкворецким, и благодаря этому сотрудничеству он впервые может опубликовать сначала три детектива, а вскоре и три упомянутых сборника стихов. Больших успехов Забрана достигает в роли переводчика. Легендарным становится его перевод романа американца Уоррена Миллера "Президент кркадилов", написанного негритянским сленгом и замечательно переведенного Забраной на язык чешских "хулиганов".

«Мы найдем свое внутреннее оправдание жизни, и свою правду отмоем добела только в том случае, если расплатимся за это испорченной личной судьбой».

«После того, как мне исполнилось сорок пять лет, мне постоянно приходится писать некоторым людям о своей к ним любви. Не из-за того, что я их люблю, а из-за того, что боюсь, как бы они меня не убили».

После оккупации Чехословакии войсками Варшавского договора в 1968 году Забрана окончательно потерял возможность публиковать свои произведения. У него осталась только возможность публикации переводов некоторых авторов. Зато часто он сам предоставляет возможность другим запрещенным авторам публиковать под его именем свои переводы. Таким образом вновь выходит в свет известный английский детектив Шерлок Холмс.

«"В своей библиотеке я ставлю свою книжку рядом с твоей. Это для того, чтобы она чему-нибудь от нее научилась." Это сказал мне один молодой поэт, с которым я немного знаком и который публикует одну так называемую книгу за другой. Кстати ему наплевать на то, что таким поэтам как Сейферт, Скацел, Юлишь, Микулашек, Верниш, или, между прочим, Забрана вообще не позволено публиковать. Он сказал мне это, когда мы случайно встретились перед кинотеатром».

В 70-е годы даже переводы поэта публикуются далеко не все. Издание переводов Забраны "Доктора Живаго" и сборников стихов "Вой" Аллена Гинсберга было запрещено сразу после того, так обе книги вышли из печати. Они были пущены в макулатуру.

«Все правительства мечтают до конца века сделать из человечества улей. Идеалом всех правящих преступников является создать пчелиный улей, в котором пчелы, как на фермах норок и нутрий, вкалывают и ни о чем не спрашивают».

«Достаточно, чтобы полицейский режим просуществовал двадцать лет, и ему удастся из всех наделать своих соучастников. Даже из своих жертв».

В 1982 году Ян Забрана тяжело заболел. Вскоре он узнал, что болезнь его неизлечима. Он успел еще закончить перевод рассказов Бунина "Темные аллеи" - один из своих лучших переводов. Даже операция в 1984 году не смогла ему спасти жизнь. Ян Забрана скончался в сентябре 1984 года. Первое издание полного собрания его произведений "Вся жизнь" осуществилось лишь после бархатной революции в 1989 году. Тогда же была вновь опубликована вся его поэзия. В 1993 году, спустя почти десять лет после его смерти Забрана сделал сюрприз своим читателям - неожиданно нашлось и было опубликовано с большим успехом "Семь рассказов", которые давно считались потерянными. Таким образом Забрана после смерти показал себя как удивительный прозаик.

«Увидеть себя в зеркале и обратиться к себе со словами: "Здравствуйте, вы здесь кого-нибудь ищете?"»