Тршебоньский замок – колдовская чаша чешского Ренессанса

Тршебоньский замок, фото: Tomáš Hlaváč

В сердце Южной Чехии прячется волшебный край прудов и каналов и его метрополия – Тршебонь. Пусть вас не обманывают крохотные размеры этого городка, похожего на старинную шкатулку, – его замок по-прежнему хранит тайны эпохи чешского Ренессанса, там бродят тени последних из Рожмберков – Вилема и Петра Вока с его придворными красавицами, английские алхимики-авантюристы Джон Ди и Эдвард Келли варят эликсиры для продолжения рожмберкского рода, а ворон клюет голову турка на гербе Шварценбергов.

Смотритель Тршебоньского замка Вит Павек, фото: archiv Lázeňské Pohody

Тршебоньский замок – это, скорее, дворец, к нему не нужно подниматься по бесконечным ступеням или пересекать ров. Его ворота находятся в двух шагах от главной площади Тршебони, а плоский рельеф местности делает замковый комплекс как бы одним из городских кварталов.

Отправиться в XVI век по залам Тршебоньского замка Radio Prague Int. приглашает его смотритель Вит Павек.

– Замок, каким мы его видим сегодня, обладает всеми чертами архитектуры ренессанса, которые ему придали два последних представителя рода Рожмберк – Вилем и Петр Вок. Изначально на этом месте стояла готическая крепость с мощными укреплениями. В 1562 году, когда здесь правил Вилем Рожмберк, крепость выгорела, и он решил на ее месте построить замок в стиле ренессанс. В дальнейшем здание достраивалось, так что сегодня это четвертый по величине замковый комплекс в Чехии.

Вилем Рожмберк, фото: Барбора Немцова

– Род Рожмберков действительно соперничал с чешскими королями и даже с императорами Священной Римской империи?

– Да, Рожмберки были очень влиятельным аристократическим семейством. В годы, когда во главе фамилии стоял Петр Вок, их отношения с Габсбургами не были безоблачными, при этом его старший брат Вилем Рожмберк занимал один из главных политических постов в государстве. Помимо прочего, он был маркграфом, то есть когда сам король и император не присутствовал на территории Чехии, мог его замещать. Вилем был кандидатом на польский трон, однако сам от этого отказался, не желая окончательно разгневать Габсбургов.

– Тршебонь обычно остается в тени своего великолепного «брата» – Чешского Крумлова, который с XIV века служил столицей доминиона Рожмберков. Однако ведь и Тршебонь вышла на авансцену – как раз на закате этой славной династии?

Чешски Крумлов, Фото: Ондржей Томшу

– Разумеется, главной резиденцией Рожмберков служил Чешский Крумлов – там проходили все основные события в истории этого рода. Однако, как и многие другие влиятельные аристократы эпохи Ренессанса, последние Рожмберки увязли в долгах. Именно с этой проблемой столкнулся после смерти Вилема его младший брат Петр Вок, которому пришлось распродавать семейное имущество. Причем себе он оставил как раз Тршебоньский замок, а своему племяннику Яну Зринскому, которого считал своим возможным будущим наследником, передал крепость Рожмберк. Она несет родовое имя, и там, как было задумано, род должен продолжаться. Однако Ян скончался в 1612 году, спустя всего месяц после похорон Петра Вока, а с ним умерли и надежды на мужских потомков фамилии. Как у Петра Вока, так и у его брата детей не было, хотя Вилем был четырежды женат.

– Вы объяснили, что Тршебоньский замок – это не только башня, ворота и парадные залы, но и парк, чья история насчитывает более четырехсот лет. Там неугомонный Петр Вок разводил черепах. В общем, замок был замкнутым миром, где его обитатели вели свою жизнь, в которую было бы очень интересно заглянуть. Что, например, они обычно ели?

Ворота Тршебоньского замка, фото: Катерина Айзпурвит

– Это очень интересный вопрос. Поскольку мы находимся в краю тршебоньских прудов, все думают, что рыба здесь всегда была на столе. Однако рыбы тут считалась, скорее, предметом экспорта, а не тем, что было предназначено для каждодневного потребления. Интересно, что если сегодня спросить местных жителей, то выяснится, что и они не слишком жалуют этот продукт, поскольку так привыкли из поколения – ведь многие века рыбу разводили преимущественно на продажу. Так что, отвечая на вопрос, чем питались в ту эпоху, следует отметить, что на столе были мясные блюда. Однако в то время строго соблюдался пост, а рыба считается постным блюдом, и тогда ее все же ели. Кроме того, на столе обязательно должен был быть хлеб. В эпоху Ренессанса, конечно, пили вино, однако там присутствовало и пиво. Сегодня мы привыкли к холодному пиву, но в эпоху Ренессанса его пили теплым. Тогда пиво еще не имело сегодняшнего специфического вкуса, и его подслащали медом. Туда также добавляли масло, которое создавало на поверхности пленку, что не давало напитку быстро охлаждаться. Сейчас пиво в таком виде уже сложно представить, но 400 лет назад оно было в порядке вещей.

Фото: Archiv zámku Třeboň

– Сейчас мы находимся в зале, который, по-видимому, служил комнатой, куда приносили блюда перед подачей в столовую?

Фото: Archiv zámku Třeboň

– Здесь у нас выставлены предметы, которые дошли до нас с тех времен. Это оловянная посуда, которая интересна тем, что для удешевления ее производства в сплав подмешивали свинец. Однако – свинец ядовитый металл, так что в эпоху Ренессанса у дворян были нередки случаи отравления, и они редко доживали до глубокой старости.

– Напротив – зал, который, как можно догадаться, иллюстрирует внутреннюю жизнь двора последнего Рожмберка?

Комната придворных дам (фрауцимор) Петра Вока в Тршебоньском замке, фото: Zámek Třeboň

– Да, здесь находится интересное помещение, связанное с придворными дамами при дворе Петра Вока, – так называемый «фрауцимор». У многих наших посетителей представление о нем сложилось благодаря фильму «Свадьбы пана Вока» 1970 года, в котором эти дамы представлены, как его конкубины, как тогда было модно изображать. Разумеется, Петр Вок известен как большой любитель женщин и дамский угодник, однако дамы при его дворе выполняли в большей степени представительские функции. Когда к Петру Воку приезжал какой-нибудь высокопоставленный гость, нарядные дамы выстраивались вокруг него, и посетитель буквально терял сознание от восторга, видя, сколько великолепных красавиц окружает хозяина. В обязанности придворных дам также входило следить за хозяйством и порядком в замке. Они занимались цветами в саду, играли на музыкальных инструментах и вышиванием.

Комната придворных дам (фрауцимор) Петра Вока в Тршебоньском замке, фото: Zámek Třeboň

– Остается добавить, что Петер Вок Рожмберк был женат один раз – в 40-летнем возрасте он обвенчался с юной Катержиной из Луданиц, у кторой впоследствии проявилось психическое заболевание. Во фрауциморе присутствуют и музыкальные инструменты?

– В зале выставлены арфа и лютня, поскольку придворные дамы учились, стремясь получить разностороннее образование. Находясь при дворе, они, разумеется, ждали возможности удачно выйти замуж, поскольку к Петру Воку постоянно приезжали с визитами различные аристократы, которые могли обратить на них внимание. Интересно, что при Петре Воке в Тршебоньском замке было два «фрауцимора» – «молодой» и «старый». К «молодому» принадлежали красивые девушки, а к старшему – заслуженные дамы, которые обучали молодых придворному этикету.

Зал дворянских собраний Тршебоньского замка, фото: Hugo Moc

– Теперь мы попали в великолепный зал с большими окнами, станы и потолок которого украшены росписями. Для чего он предназначался?

Росписи зала дворянских собраний, фото: Катерина Айзпурвит

– Мы находимся в помещении, где стиль ренессанс проявляется наиболее ярко. Это так называемый дворянский зал, стены которого украшают гербы дворян Петра Вока Рожмберка, входивших в его свиту. Его двор, разумеется, состоял не только из дам, но и из мужчин-дворян, с которыми он, например, обсуждал политические вопросы. Именно для этого и предназначалось помещение, примыкавшего к столовой.

– Интересно, что по площади этот зал скорее можно назвать камерным – он не такой уж огромный и вместе с тем достаточно уютный. Наверное, тут было приятно греться у печи, которая занимает тут целый угол?

Печь в зале дворянских собраний, фото: Катерина Айзпурвит

– Да, здесь мы видим печь, которая еще в период готики и, разумеется, в эпоху ренессанса служила частью интерьера. Иногда ее топили из соседнего помещения, а в нашем случае топка выходит во внутренний двор, где находится дверка, в которую кидали дрова. Там слуга подбрасывал поленья, при этом ему не нужно было это делать беспрерывно, поскольку изразцовые печи прекрасно впитывают тепло, и плитки долго остаются горячими. Не секрет, что одной из причин, почему готические крепости превращались в ренессансные замки, был как раз вопрос отопления – огромные готические залы невозможно было нагреть, а помещения в эпоху ренессанса были уже меньших размеров. Стены завешивали коврами, обтягивали тканью для теплоизоляции. В этом зале сидел Петр Вок со своими приятелями и за бокалом вина или пива обсуждали политику, говорили о том, как плох император Рудольф II, и что неплохо заменить его кем-то другим…

Росписи зала дворянских собраний, фото: Катерина Айзпурвит

– Во время нашего путешествия по залам вы рассказывали, что собрания произведений искусства и редкостей Петра Вока попали в сокровищницу Габсбургов, которая была разграблена шведами, захватившими в 1648 году Пражский Град. В этом зале Тршебоньского замка – лишь тень ее былого великолепия?

Фото: Archiv zámku Třeboň

– Да, мы находимся в зале, который дает представление о том, как могли выглядеть эти коллекции. Сегодня мы выставляет собрание Петра Вока в одном-единственном помещении, которое к тому же раньше служило черной кухней. При этом коллекция Петра Вока была настолько огромной, что когда он решил переехать в Тршебонь, то купил на площади два жилых дома, которые полностью снес, построив на их месте отдельный дворец с тремя крыльями и внутренним двором. Через окно можно видеть серую стену, украшенную сграффито – это тот самый дворец. Огромная коллекция Петра Вока до нас не дошла, прежде всего из-за потерь, понесенных Богемией в ходе Тридцатилетней войны.

– Из чего состояли коллекции, которые Петр Вок так страстно собирал, в том числе и во время своих путешествий по Италии и Голландии?

Фото: Archiv zámku Třeboň

– В собрание входили картины, ковры, ювелирные изделия, шкатулки. Раньше по коврам не ходили – их расстилали на столах, чтобы продемонстрировать искусную работу мастеров. Здесь мы видим глобусы, золотые изделия, астрономические приборы, сундуки, которые раньше были наполнены тканями, монетами, украшениями. Интересно, что у Петра Вока также была огромная библиотека. В то время как обычный дворянин эпохи ренессанса обладал парой десятков или парой сотен книг, у Петра Вока хранилось 10 500 томов. Стоили они очень дорого, что тоже сказалось на величине тех долгов, которые накапливались у последних Рожмберков. Вилем строил крепости и замки, давал в долг Габсбургам, а Петр Вок инвестировал в свои коллекции и библиотеку.

Алхимическая лаборатория Тршебоньского замка, фото: Zámek Třeboň

– Теперь мы подошли к наиболее таинственным залам Тршебоньского замка, связанным с появлением здесь двух английских алхимиков – Джона Ди и Эдварда Келли. Как известно, не преуспев при дворе Рудольфа II, который даже хотел изгнать их из Богемии, они напросились на службу к Вилему Рожмберку и обосновались именно здесь, в Тршебоньском замке.

Портрет Джона Ди, фото: Катерина Айзпурвит

– Джона Ди мы видим на портрете, висящим над круглым столом. Более известным персонажем из этой пары был Эдвард Келли. Вилем Рожмберк, как и Рудольф II, был тесно связано с алхимиками. У Вилема, конечно, служили не только Джон Ди и Эдвард Келли – у него их было несколько десятков. В Чешском Крумлове они жили по всему городу, а в Тршебони находилось около тридцати. Разумеется, всем им приходилось платить, что также истощало казну Рожмберков.

– Однако в истории остались именно Джон Ди и Эдвард Келли. Они, по-видимому,  неплохо устроились в Южной Чехии, под крылышком Вилема Рожмберка? Сохранились рассказы о том, как они охотились в его угодьях и ловили рыбу в его прудах.

Петр Вок, фото: Wikipedia, public domain

– Эти два алхимика обладали привилегией – их лаборатория находилась не в городе, а прямо в Тршебоньском замке. По дошедшим до нас свидетельствам, она была расположена в замковой башне, а галерея вела от нее прямо в спальню Вилема Рожмберка. Поскольку у Влема не было потомков мужского пола и детей вообще, он рассчитывал, что в этом ему помогут алхимики. В задачу Джона Ди и Эдварда Келли как раз и входило создание эликсира, благодаря которому Вилем мог бы иметь зачать ребенка. Разными снадобьями его пичкали многие алхимики, что не могло не сказаться пагубно на его здоровье. Интересно, что когда этот аристократ умирал и уже не знал, что ему может помочь, то приказал подать себе бокал красного вина. В то время как его брат Петр Вок был большим любителем алкогольных напитков Вилем, как бы мы сказали сегодня, являлся абстинентом. И лишь на смертном одре он выпил бокал красного вина, но и он ему не помог.

– Интересно было бы заглянуть в реторту алхимика XVI века…

– Здесь мы можем видеть, как выглядела алхимическая лаборатория. Разумеется, там должна была быть большая печь, емкости, в которых они смешивали свои препараты. Кроме того, алхимики были уверены, что они будут «беседовать с ангелами», которые поведут их к знанию. Нельзя не признать, что алхимики изобрели множество лекарств, – разумеется, они заговаривали своим покровителям зубы, обещали всякие чудеса, которые не могли осуществить, но в целом это была очень интересная эпоха, и алхимики многого достигли. При этом Вилем надеялся на их помощь алхимиков, а его брат Петр Вок им не верил и всех разогнал.

Фото: Enigma

– Из романа Густава Майринка «Ангел западного окна» мы помним, что Джон Ди пытался создать здесь гомункулуса.

– Да, об этом часто вспоминают, хотя у нас нет никаких конкретных тому подтверждений или свидетельств, и целенаправленно мы этот вопрос не изучали. Здесь в Тршебоньском замке мы, в основном, исследуем тему «бесед с ангелами» Джона Ди и Эдварда Келли, благодаря которым они надеялись создать эликсир для зачатия Вилемом потомков мужского пола.

– Правда ли, что Джон Ди был английским шпионом в Богемии?

– Иногда говорят, что королева Елизавета I прогнала этого алхимика, который ранее ей служил. Уже тогда в Англии Ди начал водить дружбу с Эдвардом Келли, которому, как считается, отрезали уши, поскольку он был мошенником. Сначала они приехали в Польшу, а уже оттуда прибыли в Чехию. По одной из версий, Джон Ди действительно мог быть агентом королевы Елизаветы, который посылал ей сведения о происходящем в Богемии, не замышляют ли здесь что-то против Англии. Однако насколько это соответствует действительности, сейчас уже сказать невозможно.

Эдвард Келли, фото: R. Cooper/Wellcome Collection gallery, CC BY 4.0

– Остается добавить, что если Джон Ди вернулся на родину, в Англию, то Эдварда Келли настиг гнев императора Рудольфа. Келли дважды находился в заточении в чешских замках и умер не дожив и до 43-х лет, то ли от травм, полученных при попытке побега, то ли от добровольно принятого яда... А теперь мы вновь находимся во внутреннем дворе, однако мы видели, конечно, не весь замок?

– В главные парадные залы мы попасть не можем, поскольку еще в 1950-е годы замок стал использовать для своих нужд Государственный архив, что стало продолжением использования зданий для хранения архивов Шварценбергов. Государственный архив находится здесь и сейчас, но уже постепенно переезжает в замок августинского монастыря, где сейчас идет ремонт. Так что через пару лет мы сможем пригласить посетителей в самые великолепные помещения Тршебоньского замка, такие как часовня святой Екатерины, Золотой императорский зал с застеклённым балконом, с которого открывается вид на весь парк. Пока попасть в эти помещения невозможно, поскольку они используются как хранилище документов, однако через пару лет, их тоже можно будет увидеть.

Тршебоньский замок зимой, фото: Libor Sváček

– Рожмберками, чья династия прервалась в XVI веке, история Тршебоньского замка не заканчивается. Кем были его новые хозяева?

Смотритель Тршебоньского замка Вит Павек, фото: archiv Lázeňské Pohody

– Следующим аристократическим семейством, с которым связана история замка, стали Шварценберги, которые продолжили традиции Рожмберков. К Тршебоньскому замку они испытывали особые чувства, поскольку это была их первая официальная резиденция, после того как эти аристократы переехали в Чехию.

– Однако на стенах замка мы по-прежнему видим рожмберкскую розу?

Малый внутренний двор Тршебоньского замка, фото: Jarmila Sajtlová

– Пятилистная роза, главный герб Рожмберков, встречается не только в Тршебоньском замке, но и в Чешском Крумлове, крепости Рожмберк и в замке Кратохвиле, где любил проводить время Вилем Рожемберк. Шварценберги, которые в 1660 году стали новыми хозяевами, чтили память о Рожмберках, и никогда не перестраивали замок, который сохранил свой ренессансный облик. Хотя первые Шварценберги и предпринимали некоторые шаги в этом направлении, но к счастью замок так и не был перестроен в эпоху барокко, благодаря чему мы можем сегодня видеть и сграффито, и интерьеры, где сохранились изначальные ренессансные росписи.

– Нужно добавить, что на стене замка и на скульптуре фонтана мы видим и герб Шварценбергов, на котором ворон клюет голову турка. Это напоминание о том, как в 1599 году Адольф фон Шварценберг освободил от турок венгерскую крепость Дьёр (Рааб). Эта династия владела Тршебоньским замком вплоть до середины ХХ века. Роковым поворотом для них стала Вторая мировая война и послевоенные события?

Усыпальница Шварценбергов в Тршебони, фото: Pavel Bálek

– Шварценберги резко выступали против нацизма. Адольф Шварценберг, последний из живших в замке представителей династии, был так резко антигитлеровски настроен, что ему пришлось бежать за границу. Здесь он оставил своего кузена Индржиха, который тоже настолько раздражал нацистские власти, что большую часть войны провел в концлагерях. К Шварценбергам невозможно было применить Декреты Бенеша, поскольку их никак нельзя было считать коллаборационистами. Однако они были уж очень крупной и богатой фамилией, поэтому осенью 1947 года вступил в силу специальный закон, который мы знаем как Lex Schwarzenberg, – им они лишились своих самых значимых замков, таких как – Крумлов, Глубока и Тршебонь. Уже тогда семья Шварценбергов была разделены на части, и закон был направлен против нашей, более богатой ветви рода. А вторая, Орлицкая ветвь фамилии не была столь богатой и не так привлекала внимание тогдашних чехословацких политиков. Однако и они лишились своего имущества в 1948 году, сразу же после прихода к власти компартии. Поэтому потом они имели право на возврат своего имущества в рамках реституции, и им вернули замок Орлик. А эти замки уже хозяева получить обратно не могли, поскольку правительство после «бархатной» революции решило, что разделительной чертой для возврата собственности будет февраль 1948 года, а что было отобрано раньше, возвращено быть не может.

– завершает свой рассказ кастелян Тршебоньского замка Вит Павек.

В программе звучит песня из кинофильма «Свадьбы пана Вока» (1970) в исполнении Вальдемара Матушки.

10
49.009091100000
14.762003600000
default
49.009091100000
14.762003600000