В изоляции на родине

r_2100x1400_radio_praha.png

Чешская гуманитарная организация «Человек в беде» уже год помогает жителям Приднестровья. Она поддерживает общественные инициативы при помощи микрогрантов с надеждой, что в регионе, независимость которого не признала ни Чехия, ни другие государства Европейского Союза, наконец, возникнет гражданское общество.

logo společnosti Člověk v tísni při České televizi
Молдова – одно из самых бедных государств в Европе. Отчасти из-за того, что наиболее развитая отрасль местной экономики – сельское хозяйство, а в начале 90-х страна пережила вооруженный конфликт. Государство фактически разделено на две части, хотя юридически остается целостным. По данным чешской гуманитарной организации «Человек в беде», по этой причине Приднестровье покинуло две трети населения: из 750 тысяч человек здесь остались жить лишь 250 тысяч.

Раньше чешские волонтеры помогали бороться с бедностью. Жителей небольших деревень обучали ремеслам и рассказывали о том, как вести предпринимательскую деятельность. Ныне гуманитарная организация «Человек в беде» решила заняться поддержкой зарождающегося гражданского общества в Приднестровье. Продолжает Радка Бзонкова, координатор гуманитарных проектов в Восточной Европе и Приднестровье:

- Правящая партия в Молдове – коммунистическая. Ее руководители иногда говорят, что стране нужно ориентироваться на европейские ценности, а иногда – на российские. Эти два понятия взаимоисключающие, и в Молдове можно это наблюдать. Особенно если правительство не может определиться, хочет ли оно разрабатывать первую модель или вторую. По этой причине в этой стране мы стараемся развивать гражданское общество. Сначала мы реализовывали наши программы на правом берегу Днестра, а в этом году – уже в Приднестровье. Это особенный регион, потому что он целиком находится под информационным и политическим влиянием России. Тем не менее, на этой территории продолжают жить люди, стремящиеся сформировать гражданское общество, и мы им помогаем при помощи микрогрантов. Может быть, с точки зрения политологов, нашу деятельность нельзя считать такой, которая способна заметно помочь формированию гражданского общества, однако мы ее так воспринимаем. Приведу пример. В Приднестровье есть молдавско-русский театр. В регионе, где говорить по-молдавски воспринимается как провокация, а сами приднестровцы считают, что молдавский язык оскорбляет их патриотизм. Во время спектаклей одни персонажи обычно говорят по-русски, а другие – по-молдавски, и руководитель театра переводит слова, озвученные на сцене. К сожалению, случалось, что актеров разгоняла милиция. Наша организация поддерживает этот театр, мы выделили средства на костюмы. Один из грантов предназначен для постановок, чтобы театр три или четыре раза сыграл на открытой площадке во время приднестровских праздников.

Всего в Приднестровье мы в настоящее время реализуем десять проектов. Один из них – создание библиотеки. Далее мы поддерживаем организацию, которая старается объединить геев и лесбиянок в Приднестровье. Насколько мне известно, в законе уже нет «гомосексуальной» статьи, но эти люди пока еще побаиваются открыто заявлять о своей сексуальной ориентации. Эта организация проводит встречи для врачей, чтобы рассказать, какие заболевания чаще всего встречаются у геев и лесбиянок. Во время таких дискуссий докторов докторам стараются объеснить, что не стоит выгонять представителей сексуальных меньшинств, если они придут на прием. В Молдове, это, к сожалению, очень часто случается.

- За то время, что «Человек в беде» работает в Приднестровье, помогли гуманитарные проекты изменить ситуацию?

- В самом Приднестровье мы работаем всего 11 месяцев, поэтому говорить о видимых результатах пока не можем. Кроме того, этот регион не дает дипломатическую защиту гражданам других стран. Ни у одного дипломата европейской страны нет права потребовать выдачу своего гражданина. «Человек в беде» - пока что единственная гуманитарная организация, которая работает в Приднестровье. Да и наша помощь не исчисляется огромными суммами. Гранты в размере пятисот долларов, максимум тысячи, от нас получили всего десять общественных приднестровских организаций, поэтому об изменениях говорить рано. Их можно ожидать, может быть, через пять лет.

- Возникали у представителей организации «Человек в беде» проблемы с местными властями?

- Да, иногда такое случается. В прошлом году мы выслали в регион двоих экспертов. Мы их всегда просим как можно больше общаться с людьми, рассказывать им о том, что происходит в Европе, потому что в Приднестровье люди живут в изоляции и не представляют себе, чем занимаются и что любят люди в других странах. Двое этих экспертов пошли вечером с несколькими ребятами в кабак и начали говорить о Молдове, молдавском языке. Эти разговоры местным очень не понравились, началась драка. Сразу же приехала милиция, и наших ребят спас молодой человек, который позволил им убежать через запасный выход.