В театр Брно пришли с духовной скрепой

«Порядочные люди», Фото: ЧТК/Шефр Игор

Три десятка крепких бритых мужчин поднимаются на сцену, чтобы остановить театральное представление, «оскорбляющее нравственность и чувства верующих». И если Москву или Новосибирск такой сценой давно не удивишь, то в Брно с подобной формой «художественной критики» еще не сталкивались. Выступление театра «Гусыня на веревочке» (Husa na provázku) вечером 26 мая было прервано появлением членов движения «Порядочные люди», выстроившихся на сцене шеренгой одинаковых голубых футболок.

«Порядочные люди», Фото: ЧТК/Шефр Игор
Спектакль «Наше насилие и ваше насилие» жонглирует символами, раздражает, провоцирует – обнаженные актеры, персонаж в виде Иисуса Христа, совершающий насилие над мусульманкой, чешский флаг между женских ног. Современное искусство давно действует сильными методами – такая свобода выражения не устраивает определенные течения в обществе и политике в разных странах. Теперь это противостояние пришло и в Чехию.

После вмешательства антиконфликтной полиции, которую некоторые обвинили в медлительности, удалось возобновить спектакль. Он, однако, продолжился под крики:«Не оскорбляйте Господа нашего Иисуса Христа!».

«После того как актеры разделись догола под рождественскую песню, начали целоваться, дотрагиваться друг до друга и заниматься всякими извращениями, а актриса достала из половых органов чешский флаг, мы вышли на сцену, чтобы помешать актерам играть и стали дожидаться приезда полиции, которая нас вывела»,– объясняет журналистам председатель организации Зденек Перица под гром аплодисментов и крики «Спасибо!» христианских активистов.

«Не оскорбляйте Христа!»

«Порядочные люди» в театре, Фото: ЧТК/Шефр Игор
Организация «Порядочные люди» (Slušní lidé), фигурирующая в списках МВД как экстремистская, уже подала заявление на директора Национального театра Брно Мартина Гласера, предоставившего «Гусыне» площадку, автора постановки хорватского режиссера Оливера Фрлича и группу актеров. Правые радикалы инкриминируют театральным деятелям «оскорбление веры», «надругательство над государственным символом» и т.д. Режиссер Бржетислав Рыхлик занимался изучением движения как документалист. «Ядро организации «Порядочные люди» – это самые жесткие футбольные фанаты Брно, большинство из которых – вышибалы в барах, боксеры, личные тренеры. Эту группу можно назвать современными неонацистами. Они превратились в политическое движение, которое собирается участвовать в выборах. В 1990-е гг. многие члены группы имели серьезные проблемы с законом, были осуждены на условные, а возможно и реальные сроки»,– объяснил режиссер в интервью «Чешскому телевидению».

Однако где проходит граница между свободой творчества художника и свободой зрителя выражать свое мнение? Бржетислав Рыхлик считает, что «спокойствие в искусстве» было знаком периода чехословацкого застоя – так называемой нормализации времен социализма.

«В 1930-е гг. театральные представления прерывали чешские фашисты»

режиссер Бржетислав Рыхлик, фото: Иржи Шаманек, ЧРо
«Я полагаю, что совершенно недопустимо, когда кто-то, врываясь на сцену, прерывает театральное представление. Такое происходило в 1930-е гг., когда чешские фашисты прерывали выступления «Освобожденного театра». Недопустимо пересечение черты, когда государство нам начинает диктовать, что мы должны читать, слушать, какие пьесы смотреть. Свобода самовыражения должна гарантироваться конституцией. Мы можем публично выражать свое недовольство, критиковать любое театральное действо. Однако – это область искусства и эстетики»,– подчеркивает Бржетислав Рыхлик, который предполагает, что члены группы «Порядочные люди» попали в театр впервые. К тому же он, будучи верующим католиком, никогда не встречал их в костелах Брно. Режиссер понимает, что присутствовавшие в театре христианские активисты, в отличие от праворадикалов, набиравших политические очки, были искренне убеждены, что противостоят поруганию веры, – однако к художественному произведению нельзя подходить с подобными мерками.

«Я хочу подчеркнуть, что любое произведение искусства должно оцениваться после его представления публики, и только потом можно его обсуждать. Я не согласен с любым давлением на творческий процесс, что должно быть гарантировано конституцией. Думаю, Ларри Флинт над нами сейчас смеется. В 1988 г. власти ЧССР пытались выдвинуть обвинения против двух небольших театра Брно за ревю «Вероника», в котором я принимал участие. Один из пунктов обвинения состоял как раз в том, что мы «топчем флаг и тем самым нарушаем конституцию». Однако театр оперирует знаками и символами, так что обвинение в том, что в этом представлении проводились некие действия с чешским флагом, – совершенно необоснованное. С того момента, как человечество создало театр, еще в доисторические времена, когда вокруг огня совершались ритуальные танцы, использовался реквизит – маски и т.д.»,– комментирует брненский режиссер сцену с флагом.

«Считать нечистым женское лоно – средневековье»

директор Национального театра Брно Мартин Гласер, фото: YouTube
«С каких это пор женское лоно считается нечистым? Что возмутительного в этой сцене, если она действительно имела место? Это говорит, скорее, о том, как мы интерпретируем образы, ведь все мы вышли из женского лона… Я надеялся, что его восприятие как чего-то грязного осталось где-то в средневековье и не присутствует в сознании человека XXI века»,– считает директор Национального театра Брно Мартин Гласер, на которого подана жалоба. Театральный деятель сообщил агентству ČTK, что рад судебному разбирательству, поскольку только закон может определить, были или не были нарушены границы дозволенного. Сенатор от партии «зеленых» Элишка Вагнерова, со своей стороны, подала встречное заявление о совершении правонарушения организацией «Порядочные люди».

При этом не все разделяют подобную позицию – спектакль осудила католическая церковь и некоторые политики. Обсуждается вопрос о решении театра «Гусыня на веревочке» государственных дотаций на финансирование постановок.

Заместитель мэра Брно, член христианско-демократической партии Петр Гладик еще в апреле 2018 г. в открытом письме уже призывал Мартина Гласера снять спектакль. Хотя, по его словам, он уважает свободу творчества и работу драматургов, данное художественное произведение разделяет общество на два лагеря. «Ко мне поступает немало обращений, в том числе от самих театральных деятелей, где говорится, что пьеса вызывает у них сильные негативные эмоции», – говорится в обращении.