Вацлав Гавел, не выкуривший в Кремле трубку мира

Вацлав Гавел и Михаил Горбачев

Самый известный чешский политик, а также драматург, философ, последний президент Чехословакии, при котором из страны были выведены советские войска, первый президент Чешской Республики, а до этого диссидент, политзаключенный. В Чехии вспоминают Вацлава Гавела, со дня рождения которого 5 октября исполняется 85 лет.

Вацлав Гвел и Олга Гавлова | Фото: Ondřej Němec,  Výbor dobré vůle,  CC BY 4.0

«Перед двадцать первым августа этого года я говорил, что еще не настало мгновение, когда всё стоит на кону, и поставить в игре нужно всё свое сердце. У меня ощущение, что сейчас такое мгновение пришло». С такими словами Вацлав Гавел обратился к 800-тысячной демонстрации, собравшийся на пражском поле Летна в ноябре 1989 года. Тогда многие чехи, съехавшиеся в Прагу из дальних городков и деревень, впервые увидели Вацлава Гавела собственными глазами. Дату 21 августа пояснять было не нужно – день вторжения в 1968 году войск стран Варшавского договора помнит каждый чех.

А в 1989 году в Чехословакии кипела «бархатная» революция, политика делалась на улицах и площадях. Лидер диссидентского движения, Вацлав Гавел призывал сограждан к генеральной забастовке, чтобы сломить тоталитарный режим. Он призывал усилить давление на властные круги. «Это единственный возможный способ распахнуть приоткрытые двери настежь», – считал он.

Коммунистический президент Густав Гусак ушел в отставку. «Гавела – на Град!» – звучало на митингах и манифестациях. Популярность того, кто сказал, что «Правда и любовь должны победить ложь и ненависть», стремительно росла. 29 декабря 1989 года на совместном заседании палат Федерального собрания Чехословакии в Пражском Граде кандидат от Гражданского форума Вацлав Гавел был единогласно избран президентом, став первым некоммунистическим главой государства за сорок лет.

Вацлав Гавел | Фото: ČT24

В Нью-Йорк и Москву

Вацлав Гавел | Фото: ČT24

В феврале 1990 года в качестве президента Вацлав Гавел отправился в свою первую заграничную поездку – в Соединённые Штаты Америки. В Белом доме его принял Джордж Буш-старший. Вацлав Гавел стал первым президентом Восточного блока, выступившим в Конгрессе. «Свою свободу, за которую мы дорого заплатили, независимость и вновь рождающуюся демократию мы уже не позволим у нас отнять», – сказал чехословацкий президент с трибуны. Его речь прерывалась аплодисментами 23 раза.

Однако уже спустя два дня после возвращения Вацлав Гавел отправился в противоположном направлении – в Москву. В Чехословакии все еще стояли советские войска: 75 000 солдат и офицеров и 40 000 членов семей военнослужащих.

Горбачев впервые услышал о будущем чехословацком президенте незадолго до «бархатной» революции: генсек ЦК КПЧ Милош Якеш сообщил советскому коллеге, что Гавела, отбывавшего очередной тюремный срок, «не отпустят». А Вацлав Гавел, со своей стороны, в 1987 году с иронией писал о том ликовании, с которым Прага встречала «царя-освободителя» Михаила Горбачева.

Протокол их встречи в Кремле в феврале 1990 года попал на Запад среди других документов из Архива ЦК КПСС, вывезенного Владимиром Буковским. Эта запись – интереснейшее свидетельство переходного периода истории.

«Очень важно ни на шаг не отставать от бега истории, лучше уметь предвидеть и хоть на шажок опережать свое время», – сказал советскому лидеру президент Чехословакии. На это Михаил Горбачев ответил: «История – это дама, которую вы не обманете – она в итоге всё и всех оценит по заслугам».

«Неправда, что Гавел уже ликвидирует социализм»

Михаил Горбачев | Фото: Vladimir Vyatkin/RIAN,  CC BY-SA 3.0

Вацлав Гавел обратился к Михаилу Горбечеву со следующими словами: «Я хотел бы вам кратко сообщить о процессах в Чехословакии, о которых говорят как о революции… Чехословакия от СССР отличается уже тем, что у нас нет стольких многочисленных острых национальных конфликтов. Нашу революцию часто называют мирной и даже «бархатной». Речь не идет ни о какой контрреволюции, как твердят некоторые. И, разумеется, неверном является утверждение, что «Гавел пытается вернуть страну в капитализм, что он преследует коммунистов» – ничего подобного не происходит. Мы лишь возвращаемся к нормальному демократическому плюрализму и уж точно не собираемся возвращать заводы их бывшим владельцам… Если в советской печати появляются утверждения, что «Гавел уже ликвидирует социализм», то это неправда. Правда, что мы собираемся убрать слово «социалистическая» из названия нашей республики. Дело в том, что само понятие «социализм» стало у нас символом беспорядка и безответственности и в контексте нашей сегодняшней реальности утратило свое изначальное значение...

 Мы хотим, чтобы наши отношения с Советским Союзом были дружеские, поскольку до сих пор это никакой дружбой не было. Настоящая дружба бывает между двумя равноправными партнерами, а ими наши страны не были, между ними была лишь игра в дружбу. Разумеется, мы маленькая страна, но мы не видим причин, почему мы не могли бы дружить с такой большой страной как Советский Союз. Я хотел бы вам, господин президент, предложить как можно быстрее подписать Декларацию об обновлении советско-чехословацких отношений, которые мы будем развивать на основе равноправия и стопроцентного взаимоуважения государственного суверенитета. Только в этом случае между нашими странами может развиваться добровольное и взаимовыгодное сотрудничество…»

«Конец колониального правления»

Подобное равноправное соглашение, подчеркнул Вацлав Гавел, означало бы «конец колониального правления». Эти слова разозлили Михатла Горбачева, который резко ответил чехословацкому президенту: «Прошу нам не приписывать колониальные манеры в отношениях с Чехословакией! С этим я не могу согласиться. Наши контакты с Чехословакией не имели ничего общего с колониализмом».

На это Вацлав Гавел пообещал, что «попробует подыскать другое выражение. Михаил Горбачев смягчился: «Рад это слышать, тем более что вы, судя по вашему литературному таланту, – настоящий мастер слова».

При этом в протокол не вошел эпизод, о котором рассказывал сам Вацлав Гавел. Из Америки чехословацкий президент, бывший страстным почитателем табака, привез в подарок хозяину Кремля трубку мира и предложил Горбачёву вместе ее выкурить. Горбачев весьма сухо отказался со словами, что в «Кремле курить запрещено». Как отмечали в чешских СМИ, в 1990 году такого пункта в протоколе не было.

Билл Клинтон в Праге,  с писателем Богумилом Грабалом и Вацлавом Гавелом в пивной «У златего тигра»  | Фото: Jiří Jírů

За время пребывания в кресле президента Гавелу удалось утвердить прозападную ориентацию страны. Успех внешней политики демонстрируют государственные визиты той поры: в 1989 году Чехословакию посетили папа Иоанн Павел II и президент США Джордж Буш.

В 1994 году в Прагу прилетел Билл Клинтон, с которым Гавел играл на саксофоне и пил пиво в трактире «У золотого тигра». Пил Гавел пиво и с президентом России Борисом Ельциным. А на прием к королеве Великобритании Елизавете II Гавел захватил своего пса Дюлу.

Под руководством Гавела страна присоединилась к западным структурам, вошла в НАТО. В 2004-м, на следующий год после ухода Вацлава Гавела с поста президента, Чешская Республика вступила в Евросоюз.

И после ухода с поста президента Вацлав Гавел, продолжавший правозащитную деятельность, поддерживал контакты с российской оппозицией, встречался в Москве с Григорием Явлинским, Людмилой Алексеевой, Гарри Каспаровым.

«Самая жесткая из всех известных форм посткоммунизма»

Последняя прижизненная публикация Вацлава Гавела в российской прессе вышла в декабре 2011 года. Он написал заметку специально для «Новой газеты», в которой охарактеризовал режим Владимира Путина.

«Думаю, что российское общество ведет борьбу с самой жесткой из всех известных форм посткоммунизма, с этакой особенной комбинацией старых стереотипов и новой бизнес-мафиозной среды. Возможно, политологи найдут связь сложившейся в России ситуации с нынешними арабскими революциями, но лично я слышу в происходящем, прежде всего, эхо крушения «железного занавеса», отзвук политических перемен 1989-1990 годов.

Вацлав Гавел | Фото: Prachatai,  Flickr,  CC BY-NC-ND 2.0

Поэтому я уверен, что необходимо, в первую очередь, убедить граждан России в том, что режим, который преподносится им под видом демократии, никакой демократией не является. Этот режим отмечен лишь некоторыми – крайне формальными – приметами демократии.

Но самой большой угрозой для России было бы равнодушие и апатия людей. Напротив. Они должны неустанно добиваться признания и соблюдения своих прав и свобод. Оппозиционным структурам следует объединиться, сформировать теневое правительство и разъяснять свою программу людям по всей России.

Оппозиция должна обратиться к соотечественникам, которые на личном опыте убедились в действенности демократических свобод на Западе, с призывом вспомнить о своих корнях и поддержать развитие гражданского общества на родине».

Вацлав Гавел скончался 10 лет назад, 18 декабря 2011 года. На траурной церемонии глава Чешской католической церкви, кардинал Доминик Дука сказал: «Вся история жизни Вацлава Гавела удивительна. Несмотря на все сомнения окружающих, все его мечты воплотились в жизнь возобновление самостоятельности страны и возрождение в ней демократии. Вот только это были не мечты – это были твои самые сокровенные желания».

ключевое слово: