Ярослав Душек: Наша цивилизация является параноической

Ярослав Душек в программе «Caveman»

Чешского актера, режиссера и педагога Ярослава Душека в стране знают все - он снялся в ряде картин, а представления труппы «Vizita» - театра импровизации, основанного им в двадцатилетнем возрасте, регулярно проходят в театре «Аrcha» («Ковчег») и собирают полный зал.

Душек, по его же словам, выходит на сцену, не имея представления об идее и сюжете того, что будет разыграно на сцене, тема «нащупывается» в процессе игры, причем вмешательство публики приветствуется. Еще будучи студентом средней школы, он увлекся опытами Ивана Выскочила и Павла Бошека, основавших театр Nedivadlo, позже сам основал театральную студию «Чистой Радости», экспериментировавшей в области коллективной импровизации.

В своих импровизациях актер - особенно, когда играет для иностранцев, использует искусственный язык. «Чтобы никому не было обидно из-за того, что возникает языковой барьер, мы будем играть на придуманном языке - его не понимает никто», - объясняет в таких случаях перед спектаклем человек, способный импровизировать не только не только в театре, но и на радио - в радиоэфире прозвучало 25 душковско-духарских передач. Приблизительно пять лет назад центр чешской культуры пригласил выступить Ярослава Душека с труппой в Киеве. Перед спектаклем договорились играть на чешском языке, с возможными «вкраплениями» русских слов. После приветствия на русском актеры поддались импульсу и - неожиданно для публики и для самих себя - два часа играли на русском языке.

 Ярослав Душек в разговоре с Л. Вашковой
С актером нередко связаны новшества (может вы помните, что он является автором либретто оперы о чешских хоккеистах «Нагано» или оперы «La Serra», поставленной на подмостках «Ковчега») или неожиданности. К примеру, в последний раз с Ярославом Душеком мы повстречались на одной из пресс-конференций, посвященной опеке психически больных в ЧР, поэтому и наш разговор повернул в русло домысливания о душевнобольных, возведённого в ранг догмы.

Что думает по этому поводу Ярослав Душек?

«Для меня душевная болезнь является выражением, которым можно охарактеризовать целую цивилизацию. Я думаю, что душевно больные показывают в более концентрированной форме, чем болеет потребительское общество. Oбщество, которое уверено, что все, в общем то, можно поглотить, и забывает о том, ради чего мы здесь находимся. Такому обществу не постичь внутреннeго развития или духовного размера личности, оно сосредоточено на материальную сторону, на достижение успеха или на погоню за вещами или деньгами, а это болезнь. Болезнь, вызванная жадностью и неумеренностью.

А сама иллюзия, что лишь некоторые люди психически больны, думаю, постепенно будет разбита, и, возможно, что окажется - те, которых сегодня мы считаем душевно неуравновешенными, являются людьми, стремящимися к гармонии в мире, лишенном гармонии, поэтому производят впечатление чего-то неуместного. И тогда может случиться, что так называемые душевнобольные правы. Может оказаться, что они гораздо более чутки к противоречиям, господствующим в этом мире, и гораздо острее, всем своим существом, чувствуют эти противоречия, но не способны ему противостоять и поэтому проигрывают. Мы должны на примере таких людей осознать, что мы делаем в жизни. В этом я вижу суть».

Ярослав Душек (Фото: ЧТК)
Относительность понятия болезни может возникать в ситуации полудиагнозов или не слишком ярко выраженных отклонений от общественных норм поведения, но ведь существуют и более тяжелые формы шизофрении или паранойи...

«Именно, это и есть пример нашей цивилизации - полное раздвоение. Эта цивилизация является параноической, она создала образ врага, создала образ неприятельского мира, поэтому чувствительный человек может это ощущать острее. Стоит лишь посмотреть, как живут в странах, где господствует нищета - как это совместить с благосостоянием на другой стороне, переизбытком, ожирением? Как это возможно, чтобы в одно и то же время на одной планете одновременно умирали от голода миллионы других? Это и есть шизофрения, шизофреническое человечество».

Но, тем не менее, возвращаясь от общества к индивидууму, какая из ваших ролей стоит ближе всего к состоянию душевнобольного?

«Наверное, доктор Мурлоп, которого я недавно сыграл в фильме «Сумасшедшие». Я там играл психиатра или человека, сошедшего с ума и ставшего психиатром, это не совсем понятно в картине, которая как раз и задает вопрос - где же находится граница между сумасшествием и относительно здравым разумом? Где граница между заботой и опекой над больными и сумасшествием»?

А какая роль потребовала от вас самых больших душевных усилий для проникновения в образ своего героя?

«Возможно, это была роль незрячего в фильме Chocking Hazard. В этом случае мне пришлось хорошенько призадуматься. Хотя картина не была задумана как психологическое исследование, поэтому особой необходимости идти вглубь не было, но у меня возникли вопросы и я встретился с несколькими незрячими, мне было интересно, как они двигаются, как себя ведут. В этом случае у меня не было опыта, на который я мог бы опереться. Это была такая странная комедия о зомби, я играл незрячего духовного учителя».

В чешской театральной жизни ваши спектакли-импровизации занимают особое место, учили ли вы искусству импровизации своих учеников, или, может быть, играете с некоторыми из них?

«У меня есть ученики, потому что я преподавал актерское мастерство. Но я с ними не играю. Вот только недавно, в мае, играл с Симоной Бабчаковой в Дейвицком театре импровизацию. Пока не знаю, будет ли это одно представление или несколько. Еще изредка играю с Наташей Бургер - это тоже моя бывшая ученица. Те спектакли, которые основаны на импровизациях, я играю с коллегами, с которыми мы познакомились в течение жизни, и, можно сказать, что мы учимся взаимно - одни у других».

Я. Душек создал целый ряд незабываемых образов в уже упомянутых картинах и в фильмах «Желары» (картина была снята по мотивам повести «Гануле - жена Йозо» из цикла рассказов «Желары» чешской писательницы Кветы Легатовой), «Дикие пчелы», «Мы должны помогать друг другу» или «Пупендо» - последние были номинированы на национальную кинопремию ЧР «Чешский лев» за лучшую мужскую роль.

ключевое слово:
аудио