За решеткой

r_2100x1400_radio_praha.png

Автор Либор Кукал.

Либор Кукал. Здравствуйте. В эфире программа «Ahoj Praha». В студии работает пока один Либор Кукал. А Елена Патлатия…

Елена Патлатия. А вот и я. Отпустили! Меня отпустили! «О, дайте, дайте мне свободу! Я свой позор сумею искупить!».

Л.К. Тема нашей программы – полиция. Откуда только что вернулась Елена.

Е.П. Я им говорю – ne vila, а они смеются. Я говорю: «Ну я же ne vila». А они ржут как кони…

Л.К. Чего смешного. Ты ведь на самом деле не фея.

Е.П. Какая фея. При чем тут фея. Меня в супермаркете арестовали, когда я…

Л.К. Сосиски воровала?

Е.П. Нет! Как ты такое мог подумать. Я ведь ненавижу сосиски! Просто я забыла дома паспорт, а полиция на улице проверяла документы. Я и сказала: «Nevila!» Значит, не знала. Не знала, что паспорт надо всегда с собой носить.

Л.К. Лена, nevila – это «Я не фея». А я не знала – это «nevedela jsem». Ты всегда путаешь это слово. Потому что vim это я знаю, vi – он знает. А знать это - vedet.

Е.П. Nechapu я этих полицейских. Видят же, что я цизинка, языка не знаю.

Л.К. Объясни нашим слушателям, что же ты за чешские слова вставляла в русскую речь?

Е.П. Nechapu – это я не понимаю. Есть еще nerozumim. Это тоже «Я не понимаю». Только nerozumim – это непонимать с точки зрения языка, ну, когда иностранец не понимает. А nechapu – это не понимать в смысле не соглашаться. То есть я не понимаю этих полицейских. А цизинец – это по-чешски иностранец.

Л.К. Они тебя там не сильно обижали, пока личность устанавливали?

Е.П. Я им говорю: «Меня зовут пана Патлатия». А они опять смеются.

Л.К. Лена, ты пани. Пани! Запомни! Пан – это мужчина, а пани – женщина. Но panna – это девственница. Поэтому они и смеялись. Думали, что ты боишься их и поэтому предупреждаешь: «Мол, не трогайте меня, я еще девственница!»

Е.П. Дома мужу расскажу, посмеется! Это еще ничего. Вот в прошлом году была совсем ужасная история. Тоже началась в супермаркете. Мне с супермаркетами везет! Стою у витрины. Вижу написано – «Окурок». Думаю: «Дожили! Такой дефицит сигарет, что окурками начали торговать». Пошла к директору магазина, устроила скандал. А та полицию вызвала. Так мне полицейский объяснил, что окурок – это по-чешски огурец.

Л.К. Okurek, а не окурок.

Е.П. Я их все равно не ем. Я ими лицо мажу. Чтобы кожа гладкой была.

Л.К. Окурками?

Е.П. Огурцами! Знаешь, я когда в Чехию приехала, полгода не могла духи купить. Хорошо, что я слабопотеющая. Во всех магазинах продавались вонявки. Я думаю: «Лучше уж ничем не пахнуть, чем вонять.»

Л.К. Лена, vonavka – это по-чешски и есть духи.

Е.П. Это я уже знаю. Зато как я с родиной влипла?

Л.К. Ты скучаешь по родине? Ностальгия замучила?

Е.П. Я пошла на кладбище. На экскурсию. Я вообще люблю по кладбищу гулять. Нервы хорошо успокаивает. О вечном думаю, и так легко потом на душе становится. Хочется танцевать! Летать! Парить как орлу над землей!

Л.К. Ты отвлеклась…

Е.П. Иду по кладбищу, значит. Вижу – на одной могиле написано «Родина»! На другой – «Родина», на третьей – «Родина». Думаю, надо же, эмигранты хоронят свою родину. В смысле, привозят с родины землю и закапывают. Романтично как! Я тоже из Беларуси земли привезла и хотела закопать. А меня полиция опять арестовала!

Л.К. Лена, несчастная моя, rodina – это по-чешски семья, а то, что в русском родина – это vlast.

Е.П. Власть! Такой журнал есть. «Власть» называется.

Л.К. Лена, власть по-чешски это – moc.

Е.П. А plna moc – это полная сила. Да? Я так и думала. Например, в сериале говорит Чак Норрис: «Вот тебе плна моц». Это в смысле: «Вот тебе, негодяй, по лицу в полную силу.» Я вообще, когда Норриса вижу, буквально вся трясусь. Это мой любимый актер!

Л.К. Plna moc – это доверенность. А не в полную силу.

Е.П. Либор, Либор, пока не забыла! Почему чешские врачи всякие гадости ласковыми словами называют?

Л.К. Не понял…

Е.П. Я ходила пломбу ставить. А врачиха, старенькая такая, взяла меня за челюсть и говорит: «Слюнички…» Так бы и сказала: «Сплюньте, больной!» А она так ласково. Не слюни, а слюнички.

Л.К. Slunicko – это от slunce. Солнышко. Она тебя называла солнышком, чтобы ты не боялась сильно. А выплевывать ты должна была sliny.

Е.П. Да… Вот как бывает. Век живи – век учись. Сейчас пойду домой Цицерона читать. Умные мысли. А потом сяду к роялю и буду играть. До утра! Поэтому, не знаю, как ты, а я прощаюсь с нашими слушателями. До встречи через неделю! И пожелайте, чтобы я провела эти дни дома и на работе, а не в полицейском участке.

Л.К. До свидания. В студии работали чуть не угодившая за решетку Елена Патлатия и Либор Кукал.

Новые слова:







Здесь Вы можете послушать лекцию чешского языка: