Женщины в чешской политике

Гана Марванова - женщина в политике (Фото: ЧТК)

Может ли женщина возглавить партию, парламент, правительство, государство и что для этого нужно сделать? Готово ли к этому чешское общество? Ответы на почти риторические вопросы в материале Елены Патлатии.

Гана Марванова - женщина в политике (Фото: ЧТК)
Уходящее социал-демократическое правительство напоминало эксклюзивный мужской клуб: женщинам вход запрещен! Самым мягким и благосклонным к слабой половине человечества был министр труда и социальных дел Владимир Шпидла. Может потому, что женщины безропотно трудятся на самых низкооплачиваемых местах, а детей растят почти бесплатно: в Чехии пособия по уходу за ребенком едва хватает на памперсы и искусственное питание. Есть и пить самой маме малыша уже необязательно. Правда, министр Шпидла, сменивший на посту лидера ЧСДП Милоша Земана, выступил с прогрессивной идеей – положительной дискриминацией женщин. И даже в интервью русской редакции Радио Прага признался, что может представить себе лидера-политика во главе ЧСДП. Сегодня в списке кандидатов от этой партии из более 300 человек - 86 женщин-политиков, у главного политического соперника – ГДП – 56, у Коалиции – 52. Самое большое доверие было оказано женщинам во временном правительстве Йосефа Тошовского: там было сразу два министра-женщины – здравоохранения (Зузана Ройтова) и юстиции (Власта Парканова). Причем Парканова занимала этот же пост и в кабинете Клауса. Готово ли чешское общество к тому, что женщины будут активнее реализовывать себя в политике? – спросила я директора Пражского центра гендерных исследований Михаелу Марксову-Томинову.

- Да, я думаю, что общество готово, но политические партии не готовы. Если посмотреть на списки кандидатов, это сразу видно. Так что женщин в парламенте будет мало.

- Примерно какое количество в процентном соотношении?

- Конечно, это зависит от выборов. Сейчас у нас в парламенте 15 процентов женщин, и мы думаем, что будет тоже 15 процентов или меньше.

- Вы считаете, что этого достаточно?

- Из социологических исследований видно, что женщин должно быть в парламенте 30 процентов, чтобы они могли говорить о своих проблемах. Эти 30 процентов нужны, чтобы женщины чувствовали себя уверенно и вели себя естественно, чтобы им не приходилось перенимать мужские модели поведения.

- А вы думаете, что женская политика отличается от мужской?

- Я думаю, что отличается, но этого не видно. А не видно потому, что женщин очень мало. Они часто перенимают мужские модели поведения, а таких специфически женских дел, связанных с семьей, они как будто бы стесняются. Потому что их там мало, им не хватает поддержки. Именно потому, что у нас их только 15 процентов, и политика их ничем особенно не отличается.

- А чем бы существенно отличалась эта женская политика, если бы было необходимых 30 процентов?

- Я думаю, что гораздо больше внимания уделялось бы таким сторонам, как здравоохранение, образование, семейная политика. Свежий пример: в нашей концепции материнского отпуска по уходу за ребенком, или родительского отпуска, много дыр и недостатков, которыми политики-мужчины, да и женщины, не хотят заниматься. Если бы в парламенте было больше женщин, это помогло бы решать такие проблемы.

- Можно ли из этого сделать вывод, что сегодня мужчина-политик не хочет заниматься обычными проблемами семей и женщин?

- Конечно, некоторые занимаются этими проблемами, не хочу быть несправедлива, но их мало.

- Можете представить себе ситуацию, что чешская женщина стала бы чешским президентом или премьер-министром?

- Конечно!

- А что для этого нужно сделать?

- Я думаю, что для этого нужно, чтобы как можно больше женщин было включено в общественную жизнь. Причем, не только как члены партий, но и вообще. Потому что функция премьера строго связана с функцией в политической партии, у функции президента этого требования уже нет. Это просто должен быть широко известный активный общественный деятель.

- А можете в сегодняшнем спектре сделать прогноз на эти позиции?

Петра Бузкова (Фото: ЧТК)
- Я думаю, например, Петра Бузкова, такой кандидат, на обе позиции, хотя для поста президента она еще молода. Потом, например, социолог, доктор Шиклова, сенатор Мозерова, бывшая министр в начале 90-х лет Дагмар Бурешова, она, правда, сейчас, к сожалению, несколько отошла от политики, но она ничуть не хуже любого мужчины.

- Кто из сегодняшних женщин-кандидатов реально может стать депутатом или даже членом правительства?

- Если вы посмотрите на теневое правительство ГДП, если выиграет ГДП, там есть два кандидата-женщины. Одна из них - Эва Дундачкова, она и сейчас депутат. В Коалиции председатель одной из партий – Гана Марванова, кстати, первый и единственный председатель парламентской партии – женщина. Если бы в состав правительства вошла и Коалиция, то ей бы могло достаться министерское кресло. Там еще есть Власта Парканова, которая была министром справедливости во Временном правительстве Тошовского, там же сенатор Ройтова, которая была в правительстве Тошовского министром здравоохранения. Если говорить о ЧСДП, там могла бы быть Петра Бузкова или Мария Соучкова, зам.председателя ЧСДП.

- А что делает ваша организация для поддержки женщин, которые идут в политику?

- Мы не призываем женщин идти в политику, но предлагаем образовательные программы и поддерживаем их в этом. Сейчас мы готовим проект серии семинаров для политиков-женщин, ставших депутатами, чтобы познакомить их с тем, что такое женское право, равные шансы для мужчин и женщин, и в чем заключаются проблемы женщин.

- А когда Вы лично будете голосовать, что для Вас будет играть главную роль: женская солидарность, и Вы отдадите свой голос просто женщине-кандидату, или все-таки программа партии?

- Я являюсь членом одной из партий, так что я буду голосовать за свою партию, но конкретно голос отдам кандидату-женщине от своей партии.

Автор: Елена Патлатия
аудио