Я.А. Коменский – педагог-реформатор и философ, изучавший пророчества. К 350-летию со дня смерти

Ян Амос Комèнский, фото: Public domain

Один из самых известных в истории чехов, большую часть своей жизни он провел вдали от родины. Чума унесла его первую семью, а огонь – рукописи. Ян Амос Коменский жил в Польше и Венгрии, учил латыни шведскую королеву, стал последним епископом Общины чешских братьев. Великий чешский педагог скончался три с половиной века назад, 15 ноября 1670 года, в Амстердаме на 79-м году жизни, будучи признанным европейским философом, автором научных трудов и учебников. При этом он был человеком своего времени, со всеми сложностями, противоречиями и заблуждениями, присущими мыслителю XVII века.

В 350-летнюю годовщину со дня его смерти проходит всемирный марафон «Весь мир читает Коменского». Каждые 15 минут меняются люди, читающие его тексты – в Германии, Польше, Нидерландах, Венгрии, Великобритании, а затем в США, Японии, Колумбии, России, Израиле. Слова Коменского звучат на семнадцати языках, включая эсперанто. Почему чешского философа называют «учителем народов» – то есть многих народов?

Фото: Filozofický ústav AV ČR

Составленные им учебные пособия широко применялись во всей Европе, а потом проникли и за океан. Хотя Коменский принадлежал к богемским братьям – последователям гуситов, его учебниками пользовались и иезуиты, известные своей продуманной образовательной системой. В общем, Коменский создал теорию обучения, которая лежит в основе современной школы.

Ян Амос Комèнский,  фото: Wikimedia Commons,  Public domain

Жизнь Коменского – это судьба эмигранта. Чехию ему пришлось покинуть через несколько лет после битвы на Белой горе 1620 года, когда в стране начались насильственное возвращение к католицизму и гонения на «еретиков».

О том, какое место занимает Ян Амос Коменский в интеллектуальной жизни XVII века, рассказывает известный комениолог Владимир Урбанек, сотрудник Философского института Академии наук.

Он отрицал Коперника, но предложил метод познания природы, человека и Бога

«Парадоксально, но если мы смотрим на Коменского с точки зрения научной революции XVII века, то он предстает как фигура в определенном смысле консервативная. Он расходится с механистическим естествознанием, которое начинает развиваться в XVII веке. Чуждой ему остается экспериментальная наука. Он всю жизнь отрицал гелиоцентрическую систему мира Коперника. Он остро полемизировал с рационалистической философией Декарта и его последователями – голландскими картезианцами. Он отрицал сформулированное Макиавелли понимание государства и власти как атеистического начала. Однако Коменский смог предложить интеллектуальному миру и культуре нечто иное. Это была попытка на философской, энциклопедической основе заново систематизировать и организовать знания своей эпохи – о природе, о человеке и о Боге и предложить метод их познания, который можно было бы применять как на уровне образования, так и на уровне метафизической системы. Так что цели Коменского были вполне универсалистские, и постепенно он пришел к мысли об «исправлении дел человеческих» в философии в целом, в политике и в религии. Эти три сферы человеческой деятельности он считал искаженными, и его целью было их исправить и реформировать».

От Адама до Гутенберга

В своих эсхатологических ожиданиях, в отличие от Лютера и Кальвина, Коменский был оптимистом, указывал, что человек, опираясь на собственные силы, должен помочь восстановлению в себе образа Божьего. В контексте хилиастического торжества правды Божьей на земле он строит и свои планы по реформированию образования.

«В труде «Путь к свету» (Via lucis) Коменский формулирует подход к истории человечества как к непрерывному познанию. Историю он разделяет на несколько фаз – от Рая и состояния Адама, когда человек непосредственно видел окружающее, через зарождение речи, когда Адам начал говорить с Евой, и зарождение общества. Четвертой фазой было изобретение письменности, пятой – изобретение книгопечатания, которое, как он говорил, «соединило нашу эпоху с предшествующими столетиями», а шестой – мореплавание, позволившее нам установить связи с остальным миром. Седьмой фазой была та «держава мира и гармонии», тот «Путь к свету», который он называл пансофической реформой», – объясняет Владимир Урбанек.

Фото: Velvyslanectví ČR

«Вечным законом да будет: учить и учиться всему через примеры, наставления и применения на деле»

Рембрандт Харменс ван Рейн - Ян Амос Комèнский,  1665

Жизнь Коменского, которому судьбой и природой, казалось, было предначертано стать кабинетным ученым, тем не менее, больше похожа на приключенческий роман. Будущий создатель новой педагогики родился 1592 году в Моравии, в городке Нивнице. Его родители принадлежали к общине чешских братьев, в школе которой Ян получил первоначальное образование, затем он учился в латинской школе Пршерова и в университете Гейдельберга, служил на родине учителем, стал священником Общины чешских братьев. Из-за гонений на протестантов ему пришлось эмигрировать в польский город Лешно. Его дом, рукописи и книги не раз погибали в пожарах бушевавшей в Европе Тридцатилетней войны. Он трижды был женат, и последняя его супруга была моложе почтенного философа на 30 лет. В Швеции и Венгрии Коменский занимался реформированием школьного образования. Последние 14 лет своей жизни Коменский провел Амстердаме. Там издавались его труды, а в круг его знакомых входил великий Рембрандт.

Рассказ продолжает доктор Мартина Галиржова, сотрудница Национального педагогического музея и библиотеки им. Яна Амоса Коменского.

– Мы знаем Коменского, прежде всего, как педагога-новатора, автора «Великой Дидактики» и «Всеобщего совета об исправлении дел человеческих». Но сумел ли он при жизни перевернуть образование своей эпохи?

– Система, которую продумывал и разрабатывал Коменский, тогда не смогла получить широкого распространения. Как мы знаем, ее стали применять уже в эпоху Просвещения, в XVIII веке, когда школа действительна открылась для всех и каждого. Одна из главных идей Коменского состояла в том, что образование важно для любого человека, и он хотел предоставить эту возможность всем социальным слоям.

– Известно, что Коменский выступал за образование для детей обоего пола, как мальчиков, так и девочек.

– Да, и это было достаточно революционной для того времени идеей, поскольку в эпоху Коменского образование было предназначено, прежде всего, для мальчиков. Хотя конечно и тогда можно найти образованных девушек, но лишь в высших слоях общества, и это не было настолько повсеместным явлением, как в планах Коменского.

Фото: архив Музея Яна Амоса Коменского

– В популярных источниках иногда пишут, что именно Коменский придумал деление школы на классы, но так ли это?

– Этого нельзя сказать, поскольку обучение в классах, школьные здания в эпоху Коменского уже существовали, так что идея класса была в его случае не была абсолютной новой. Он привнес то, что образование следует давать всем без исключения и людям всех возрастов – от младшего и до старости, то есть он настаивал на том, что человек должен учиться постоянно.

«Нет ничего труднее, как перевоспитать человека, плохо воспитанного»

«Orbis pictus»,  фото: Милош Турек

– Прижизненную славу Коменскому принесли именно учебники. Почему они до сих пор считаются большим открытием в педагогике?

– Его самыми известными работами можно назвать «Janua – Открытая дверь языков» и «Orbis pictus». Он первым решил сделать образование доступным и создавал учебники с картинками – до этого иллюстрации так широко не использовались. Также Коменский прорабатывал методику обучения языкам, и его новаторство состоит как раз в способе обучения человека иностранному языку – Коменский хотел упростить этот процесс, что, можно сказать, ему удалось. И в наши дни его учебники, прежде всего «Orbis pictus» служат прекрасной отправной точкой для тех, кто занимается методикой обучения иностранным языкам.

– Оглядываясь на судьбу Яна Амоса Коменского, невольно задаешься вопросом, не помог ли его вынужденный отъезд из Богемии распространению взглядов мыслителя в Европе?

Фото: архив Музея Яна Амоса Коменского

– Эмиграция сыграла в судьбе Коменского и положительную роль, и стала огромной жизненной утратой. Этот опыт он привносит и в свои труды, и, я думаю, что некоторые из них вообще не были бы написаны, если бы он не находился в эмиграции. Остается вопросом, получил бы он такую широкую известность, если бы не покинул родину. Конечно, в ту эпоху было обычным явлением, когда люди путешествовали для приобретения новых знаний, однако это было присуще лишь богатым слоям общества, и Коменский не принадлежал к тем, кто мог себе это позволить.

– Религиозная деятельность Коменского часто остается в тени. Между тем, он занимался такой интересной работой как запись пророчеств – видений о будущем. Известно, что он был знаком с юной полькой Кристиной Понятовской, которая «увидела» возвращение Фридриха Пфальцского на чешский трон.

– Коменский издал два сборника пророчеств, что некоторые ставят ему в вину до сих пор. Однако он этим занимался и черпал в них вдохновение. Думаю, в них он находил определенную надежду на перемены. Подспудно он хотел вернуться обратно на родину, и пророчества давали ему надежду на то, что изменения настанут еще при его жизни – что Габсбурги потеряют власть. К тому же в то время пророчества являлись частью культуры, однако и некоторые его современники критиковали его за подобное увлечение.

– Все же от Коменского нас отделяет три с половиной века. Может ли что-то в его трудах почерпнуть современный человек?

«Материнскую школу»,  фото: SPN

– И сегодня произведения Коменского могут многое сказать читателю. Его наследие поистине огромно. Лично я больше всего люблю «Материнскую школу». Уже по названию понятно, что там он рассматривает обучение самых маленьких детей. И там мы найдем мысли, актуальные и сегодня, что дети – набольшая ценность для родителей, что человек должен заботиться о своем здоровье. Коменский пишет об эпидемии чумы, что актуально и сегодня, когда мы сталкиваемся с эпидемией – пусть и другой болезни. Однако на что обращает внимание читателя Коменский, и что актуально и сегодня, так это то, что человек должен защищать свои органы дыхания. И это уже присутствует в его книге, которая вышла еще в XVII веке.

– Известно, что Коменский, хоть и не болел сам, но тесно и трагически соприкоснулся с чумой. С учениками он заходил в зачумленные дома, оказывал помощь больным, хоти и осознавал опасность такой деятельности.

Сотрудница музея Я.А. Коменского,  доктор Мартина Галиржова,  фото: Архив М.Г.

– Коменский пережил несколько эпидемий чумы, и во время одной из них он потерял своих близких, свою семью – детей, жену, что стало для него огромной утратой, с которой ему пришлось как-то пытаться смириться.  Возможно, именно потому он и посвятил одну из своих работ эпидемии чумы.

– Вы участвуете в такой интересной акции как международный марафон «Весь мир читает Коменского». Расскажите об этом.

Эта акция проводится как напоминание о годовщине смерти Коменского. Она стартует в Праге. Мероприятие проводит Философский институт Академии Наук. Чтение начинается ровно в полночь и длится непрерывно до следующей полуночи, то есть 24 часа в течение 15 ноября. Философский институт обратился с этим предложением к тем, кто любит Коменского или занимается его наследием. Можно было выбрать определенное время для чтения и конкретный фрагмент одного из его трудов. Я выбрала отрывок из «Материнской школы». Философский институт обратился и за границу – тексты Коменского будут читать в Японии, России, Германии, Великобритании, так что это по-настоящему международный проект.

Фото: Jiří Matějíček,  Wikimedia Commons,  CC BY-SA 3.0