Александр Вацек: Мы должны перевоплощаться и везде быть убедительными

r_2100x1400_radio_praha.png

Сегодня мы, как и обещали, продолжим знакомство с художественным руководителем украинского хора «Ореа» Александром Вацеком. Хор с большим успехом выступил на международном фестивале «Святовацлавские торжества», недавно завершившемся в Праге. С Александром Вацеком беседовала Лорета Вашкова.

«Вопрос непростой. Прежде всего, музыка важна, я стараюсь глубоко изучить текст, понять, для чего это произведение было предназначено и, конечно, как музыкант я понимаю, что очень часто великие композиторы брали текст, как направление, а выражали гораздо больше, поэтому для меня очень важно понять, что композитор хотел сказать. Я стараюсь много раз это проиграть, прослушать, и таким образом рождается интерпретация. Главное, конечно, чтобы никто не остался равнодушным, прослушав такую интерпретацию произведения. Таков принцип подбора репертуара».

Насколько сложно передавать хористам то, что вы осознаете как задачу?

Это - мое самое любимое, потому что мне кажется, что здесь у меня есть какой-то дар. Я всегда нахожу ассоциацию, которая понятна тому хору, с которым я работаю. Допустим, русский или украинский хор - это определенный круг, я знаю, как их зажечь. С чешским хором, когда работаю, это опять другой подход, с немецким - тоже. Совершенно разный менталитет, разные привычки, вкусы, но всегда надо найти что-то такое, чтобы люди поняли, что от них требуется, и максимально выразительно, артистично это исполнили.

Чем вам удавалось зажечь чешских хористов?

«Принцип простой. Я находил, что чехи мужчины - более инфантильны, чем, допустим, украинцы или русские, и поэтому я мужчин зажигал тем, что просил их быть мужественными. Чтобы они были как оперные певцы, герои, чтобы были как настоящие мужчины, и не было каких-то отклонений. Женщин просил быть женственными, но чтобы это не переходило меру вульгарности, потому что один из моих принципов - быть очень артистичным и раскованным, но эту границу надо чувствовать, чтобы остаться в рамках возвышенного, недосягаемого. И я стараюсь этим руководствоваться в работе над вокальными интерпретациями».

Говорим ли мы о вульгарности, можно вспомнить способ исполнения певцами, которые склоняются почти к кичу. Как избежать такой трактовки?

«Это, конечно, вкус, и очень важно, кто руководит этим процессом. Если на первом месте деньги, и тот, кто богаче, заказывает музыку, мы просто деградируем и дьявол будет править балом, и мне не нравится то, что происходит в чешской эстраде - это слабо. Я сейчас переехал на Украину после 8-9 летнего периода жизни здесь, там, думаю, этот процесс пошел сильнее и все разумнее, хотя тоже много разных глупостей и сиюминутности. Должно быть искусство, любая музыка хороша, я любую музыку приемлю, только она должна быть на высоком уровне. Один из принципов, когда на конкурс едем, там хор проверяют в разных категориях - поем классику, авангард, народную и поп музыку, мы должны перевоплощаться и везде быть убедительными.

А ближайшие ваши планы - не подумываете ли Вы, особенного после вчерашнего успеха совместного выступления, о более тесном сотрудничестве «Ореи» с чешским хором «Гаудеамус»?

«Планы - это не так просто. У нас масса проблем с выездом сюда -границы, визы и т. д., но после вчерашнего концерта ко мне подходили музыканты и говорили, что это потрясающе и что они ничего подобного не слышали, поэтому я думаю, что это надо сохранить, и мы обязательно буде планировать какие-то проекты: «Реквием» Моцарта, Верди, а-капельные. Потрясающе, когда тебя понимают тридцать пять человек из одного хора и тридцать пять из другого, и когда они становятся, мы репетируем пять-шесть минут - я могу год их не видеть, но они понимают меня точно также, у нас великолепный контакт, и это незабываемое впечатление. Скорее всего, будем планировать а-капельную программу и какие-то большие проекты, и даже, возможно, с чешским оркестром».

Кроме работы с чешскими хорами, чем вас обогатило пребывание в Чехии?

«Много изменений, я благодарен судьбе, что оказался здесь. Многие люди вчера подходили и говорили - не зря ты здесь был, смотри, четыреста человек пришло в зал, многие педагоги, детвора, просто сумасшедшая от влюбленности в хор. И все это - мои ученики, которых много, и те, кто работает с хорами - значит, все это было не зря.

Что дала мне Чехия? Я пришел здесь к Богу, испытал мощный пресс социального давления, потому что на Украине я был маэстро, во всем мире - маэстро, приехал в Чехию, был никто. Мне пришлось испытать все сначала, свое становление как украинец, которого никто не знает, к которому полубрезгливое отношение, а он поднимается и завоевывает какой-то имидж, поэтому с Богом было легче решать все эти проблемы.

Я многому здесь учился у дирижеров, здесь много прекрасных людей и музыкантов. Мне очень нравится интеллигентность, присущая чешской молодежи, ее воспитанность, это просто фантастика! Например, хор «Гаудеамус» - никто не курит, почти не пьют, могут вообще обходиться без алкоголя. На Украине и в России с этим большие проблемы. То есть совсем другая молодежь, и я очень рад, что у меня здесь столько хороших детей, которых я собирал вместе и воспитывал, но, тем не менее, они уже были воспитаны родителями и системой, и всем тем, что здесь есть».

Вы упомянули, что пришли в Чехии к Богу. Но до этого вы занимались - и активно - духовной музыкой. Насколько это взаимосвязано - личная вера в Бога и исполнение духовной музыки?

«На это существуют различные точки зрения. Раньше я работал просто как музыкант, который чувствовал, что есть какая-то сила надо мной и уважал это. А сейчас это стало убеждением. Когда работаешь с хором, делаешь каждую ноту, каждую мелочь, и в конце говорят - прекрасный хор, это правильно, но это кем-то сделано. И точно также видите, какой прекрасный мир - мы думаем, что мы его сотворили, но когда понимаешь, что есть творец, который продумал, просчитал каждый миллиметр, каждый листочек, отношение к миру меняется. Поэтому и у меня изменилась позиция: становишься более благодарным за то, что можешь жить, можешь каждую секунду что-то испытать. Благодарным за пищу и за духовные удовольствия, за общение, за радость, природу и красоту».

Каковы были ваши впечатления, когда вы вернулись на Украину - вы долго не были на родине, ваши приезды туда были, скорее, эпизодическими?

«Да, конечно, я работал здесь на основной работе, в брненском университете, создавал вторую «Орею» - «Гаудеамус», ездил с ними на конкурсы, периодически приезжал на Украину - там иногда делали какие-то проекты. Конечно, я сильно изменился внутренне и приехал туда другим человеком. Больно воспринимались те недостатки и глупость чиновников, законов и приказов, которые там существуют, и радостно то хорошее, что там есть. Если сравнивать эти две страны, могу сказать: то позитивное, что есть на Украине, для меня значит больше, чем здесь. Я чувствую свою социальную востребованность в большей степени.

Когда выезжаю на гастроли в мир - восторг, все прекрасно, попробовал стабильно работать в Чехии, чувствую, я нужен, пока концерт, потом люди как-то забывают, ты уходишь и ты особенно никому не нужен. Играют роль какие-то связи, я тогда чувствую, что у меня здесь нет корней, я не могу просто решить какие-то проблемы, потому что все решают другие законы, не совсем, может быть, справедливые: какие-то знакомства, протекции и звонки. На Украине это тоже, конечно, есть, но я там родился, меня там знают. То есть позитивное там решительно выше, но негативное тоже, совершенно однозначно. И транспорт, и милиция, и отношение чиновников - с каким трудом нам удается выехать! Казалось бы, радуйтесь, что в маленьком Житомире есть коллектив, который, к примеру, вернулся из Голландии, занял два первых места, или участвовал в престижном конкурсе в Леньяно, куда ежегодно приглашают четыре лучших коллектива мира. В последний раз приехал хор из Токио, хор из Стокгольмской королевской академии - студенты и аспиранты. И мы с ними наравне в одном концерте поем, мы не могли быть намного хуже, хотя, если честно, мы были немного хуже вначале, но в последние дни мы выравнялись и спели очень сильно.

Отличается ли реакция публики на ваши выступления в отдельных странах? Насколько она способна приободрить или наоборот отнять воодушевление?

«Интересный вопрос. За границей есть в этом смысле определенная стабильность. Может быть, в северных регионах Франции или Англии достаточно суровая реакция. Там запрещено хлопать и люди не аплодируют. Потом, после третьего, четвертого произведения уже не могут сдерживаться, начинают аплодировать, и к концу выступления зал уже стоит. То есть нормальная реакция, а вот хуже всего принимают дома. Может быть, уже привыкли, но все же самая сдержанная реакция - дома. Певцы это знают, что сложнее всего удивлять свою публику, своих родственников, которые знают все от «а» до «я», поэтому их труднее всего потрясти.

Может быть, сказывается другая культура, и какие-то излишне тонкие находки в гармонии или в интерпретации они не понимают, а, смотришь, мы в первый раз были в Голландии, там прямо крики и топот ног - хористы и музыканты тоньше реагируют на удачные находки».

Нет пророка в своем отечестве?

«Да, может быть так».

ключевое слово:
аудио