Андрей Плахов: фестивальные оценки

Андрей Плахов

Мы поговорим сегодня с небезызвестным Андреем Плаховым. Небезызвестен он каждому, кто когда-нибудь вообще интересовался кино или хотя бы хоть раз в жизни читал газету «Коммерсант» или искал в интернете рецензию на какой-то фильм. Это самый уважаемый на сегодняшний день российский кинокритик, он же президент международной ассоциации кинопрессы.

- Андрей, как вы оцениваете организацию и программу Карловарского фестиваля в этом году?

«Я сам только что делал программу московского фестиваля, возглавлял отборочную комиссию, я знаю, как трудно делать международный фестиваль класса «А», то есть, фестиваль премьер. Да еще в середине года, когда вокруг огромное количество фестивалей, большая конкуренция и такие монстры, как Канн, Венеция, Торонто… Карловарский фестиваль за последние годы сделал большой прогресс. Занял определенную нишу, умеет находить фильмы и формы подачи, что отличает его от других фестивалей, у него есть свое лицо…

- Какую нишу?

- Прежде всего географическую, потому что Карловарский фестиваль - самый большой в Центральной Европе. Карловарский фестиваль действительно стягивает сливки, не только в смысле фильмов – они бывают лучше или хуже, год на год не приходится... Важно то, что сюда приезжает элита европейского и даже мирового критического цеха – кинокритики, журналисты. На Московском фестивале мы пока не можем добиться, чтобы к нам приезжал такой первоклассный состав журналистов. Они все едут в Карловы Вары. И уже очень трудно их заманить в Москву, потому что фестивали идут один за другим, это значит, что им придется провести целый месяц практически в Восточной Европе…

- Ну, а что касается фильмов?

МФФ Карловы Вары (Фото: Штепанка Будкова)

«Что касается фильмов, Карловы Вары стараются собрать интересные фильмы из разных регионов, но сделать акцент на своем регионе, то есть на Восточной Европе, даже иногда туда включают и Казахстан. Ведь когда западные люди приезжают сюда, они приезжают не для того, чтобы смотреть американские фильмы или встретиться с Робертом Де Ниро – их больше интересует региональная специфика».

- А на какое место в фестивальной табели о рангах вы бы поставили Карловы Вары?

«Во-первых, фестивалей очень много, их гораздо больше, чем фильмов. То есть, хороших качественных фильмов не хватает на все фестивали. Фестивальный календарь настолько уплотнен, что вообще куда-то воткнуться с новым фестивалем невозможно, если ты хочешь, чтобы он не совпадал в другим фестивалем. Конечно, они совпадают, очень часто, потому что фестивалей тоже больше, чем календарных дней в году. Фестивалей класса «А» - их немного. Всего около 10. Сначала Канн, Венеция, Торонто, Берлин. Потом Карловы Вары, Сан-Себастьян, Локарно, Московский фестиваль, фестиваль в Шанхае».

МФФ Карловы Вары (Фото: Штепанка Будкова)
- Но если лучшие априори достаются Канну и Венеции, что же разбирают остальные фестивали?

«Лучшие достаются Канну, Венеции, это все понимают, никто с этим не спорит. Выбирают то, что не попало в Канн или Венецию по разным причинам, но это не значит, что собираются какие-то отбросы. Нет. Иногда мимо внимания больших фестивалей проходят очень интересные фильмы, потому что они тоже не безразмерны, они не могут все взять. Иногда какие-то страны выпадают из моды или поля зрения, внимание переключается на другие. Поэтому фестивали должны все время следить, что интересное случайно оказалось невостребованным на других фестивалях и успеть перехватить, пока еще следующий фестиваль это не взял».

- А Московский фестиваль конкурирует с Карловыми Варами?

«Мы, Московский фестиваль, находимся с Карловыми Варами с одной стороны в конкуренции, с другой – в дружеских отношениях. Когда я ездил в Мюнхен отбирать немецкие фильмы, там же была Джульетта Захарова, мы вместе смотрели фильмы, у нас не было борьбы. Все равно решали продюсеры, то есть владельцы этих фильмов».

МФФ Карловы Вары (Фото: Штепанка Будкова)
-Как вам отбор русских фильмов этом году в Карловых Варах?

«Я считаю, что здесь очень хороший отбор русских фильмов. Фильм «Пленный» - это вообще просто один из лучших русских фильмов за последний год. Например, фильм «Русалка» Анны Меликян, который имеет очень успешную фестивальную судьбу. И несколько фильмов в программе «К Востоку от Запада», в частности, «Яр» Марины Разбежкиной. Все фильмы вполне достойные. Эта программа дает представление о том, что происходит сегодня в русском кино. Это такие сливки, можно сказать».

- А что, кстати, присходит в русском кино? Основные тенденции?

«Одна тенденция – это кино для широкой публики, то есть коммерческое кино. Оно действительно становится коммерческим, потому что оно приносит довольно большие деньги. Не такое количество зрителей, какое было в советское время, но все равно это уже впечатляющие цифры, это уже уровень, который ставит российский кинорынок на одно из ведущих мест в Европе. Вторая тенденция – это создание фильмов с художественными амбициями, арт-хаусное кино. Оно тоже меняется, если раньше это было очень поэтичное и авторское кино, то сегодня оно больше обращается к реалиям жизни, пытается отразить какие-то ситуации жизни вокруг нас с помощью современных съемочных технологий. В частности, мы чувствуем внедрение документальных методологий в игровое кино. То есть, это кино с сюжетом, но снято так, как будто снимает документалист. Соединение игрового и документального кино - мне кажется, это важная тенденция, и много фильмов ей следует. В частности, вот фильм «Шультес» Бакура Бакурадзе, который победил на «Кинотавре» в этом году.

МФФ Карловы Вары (Фото: Штепанка Будкова)
- То есть, можно сказать, что и выражение «фестивальное кино» немного поменяло смысл?

«Он меняется во всем мире. То есть можно называть это актуальным кино. И очень важно, что в это внедряются новые технологии. Использование видеокамер, цифровых камер мобильных позволяет приблизиться к реальности ближе, чем это было возможно раньше с такими стационарными камерами. И это меняет сам тип кинематографа. Я думаю, что фестивальное кино становится более ангажированным и политизированным, но не обязательно в вульгарном смысле слова, а именно в силу того, что режиссеры, операторы, кинематографисты стремятся зафиксировать эту реальность современную. Психологическую реальность, что там в головах людей происходит, что людей волнует. Это отличает уже сегодняшнее фестивальное кино от того, что было, скажем, в 20 веке. Это уже можно довольно хорошо прочувствовать».

-А чего лично вы ожидаете от бренда «чешское кино» сегодня?

«Чехи – очень хорошие техники и профессионалы. У них всегда замечательная операторская работа, хорошие художники. Все, что делается руками, вот эта вот часть – это все хорошо. То, что делается мозгами – это сложнее, это всегда зависит от таланта. В чешском кино был просто золотой период в 60, когда работали все эти режиссеры новой волны. Потом был по разным причинам откат. Кино было приличным, но уже не таким качественным. Сейчас уже пришло новое поколение, и наверняка там есть талантливые люди».