Археология «Хартии 77»

Инсталляция «Почтовый ящик» с «Хартией 77», Фото: ЧТК

В четверг на улице Гимназийни в районе Прага 6 открылась инсталляция, или же временный памятник, напоминающий о драматических событиях, которые произошли на этом месте 40 лет назад. 6 января коммунистическая Служба госбезопасности арестовала Вацлава Гавела, Людвика Вацулика и Павла Ландовского с декларацией «Хартии 77» и списком адресатов текста. Ныне каждый прохожий может открыть «почтовый ящик» и ознакомиться с текстом. Совершенно безнаказанно.

Инсталляция «Почтовый ящик» с «Хартией 77», Фото: ЧТК
«Мы хотим создать какое-либо постоянное напоминание о «Хартии 77». Однако это место, где были арестованы первые люди, связанные с ней, хотя и находится несколько в стороне, но оно является символическим, поскольку стоит у истоков «Хартии». Арест первых трех людей был лишь первой ласточкой многочисленных и обширных репрессивных мер со стороны режима, которые продолжались вплоть до его падения. Мы решили напомнить об этом месте с помощью интерактивной инсталляции, поскольку именно отсюда режим стал насильственным способом препятствовать распространению «Хартии», - рассказывает о памятнике на улице Гимназийни заместитель директора Института по изучению тоталитарных режимов Ондржей Матейка.

Сообщество, борющееся за права человека и гражданина – «Хартия 77», стало образовываться во время судебного процесса над музыкантами андерграундной группы The Plastic People of the Universe. Тогда и был составлен текст «Хартии», который уже в конце 1976 года, точнее между Рождественскими и новогодними праздниками, подписало 242 человека. 5 января сотрудникам чешского КГБ удалось получить информацию, что будут развозиться какие-то тексты, точно не было известно, что это были за документы. Поэтому с самого утра 6-го числа они начали следить за Гавелом и другими «подозрительными» личностями. Главным адресатом текста было Федеральное собрание. Он также должен был попасть к 242 первым подписантам. Машину, в которой Гавел, Вацулик и Ландовский развозили декларации «Хартии», преследовала Служба госбезопасности, и, хотя Гавелу удалось бросить в почтовый ящик на улице Гимназийни 40 конвертов с адресами подписантов, оставшиеся 200 конвертов попали в руки «гэбэшников». Диссидентов отвезли на допрос.

The Plastic People of the Universe, Фото: EMI Czech Republic
«Импульс к появлению «Хартии», то есть процесс с членами группы The Plastic People of the Universe, сегодня мне видится второстепенным, хотя в первоначальном заявлении он играет ключевую роль. Поскольку, если защищаются права человека, их необходимо отстаивать вне зависимости от того, о ком идет речь, и о сколь важном деле идет речь. Одним словом, неважно, о чем идет речь, главное, что права человека нарушаются. Когда я получил этот текст, который мне принес Иржи Немец в кофейню «У Новака» на улице Водичкова, я прочитал его, а он мне и говорит: «Мы раздумывали, давать ли тебе этот текст на подпись, потому что для тебя это будет означать конец всего». И я сказал, что подпишу его, даже несмотря на то, что The Plastic People of the Universe – это не тот тип музыки, который мне нравится, и я его не очень понимаю. Но когда кому-то что-то запрещают, мне все равно, согласен ли я с тем, чем занимается этот человек, это означает, что рано или поздно это запретят всем. И я поставил свою подпись», - вспоминал чешский публицист Иван Медек.

Несмотря на то, что коммунистические органы пытались воспрепятствовать распространению «Хартии» среди граждан, и им удалось не допустить попадания текста к Федеральному собранию, куда он был, прежде всего, адресован, отправленные копии продолжали циркулировать и даже попали за рубеж. 7 января текст документа был опубликован в нескольких крупных изданиях Европы и США. К концу 1977 года «Хартию» подписали порядка 800 человек, значительной части из которых впоследствии пришлось эмигрировать.

Петрушка Шустрова, Фото: Вендула Угликова, Чешское радио
«К этому моменту я уже была гражданином второго сорта, поскольку подписала ряд документов, тексты которых были, скажем так, более острыми. Для меня было даже забавным, что вокруг этого царит такая атмосфера. Например, Петр Уль вел себя конспиративно, прикладывал палец к губам, что, мол, надо помалкивать. Он дал мне прочитать сопровождающий материал, когда я все прочитала и кивнула головой в знак согласия, он дал мне еще один листок и так далее. Потом по такому же сценарию документ подписал Ярда Кукал, в общем, это было забавно. Однако, не могу сказать, что в тот момент у меня было ощущение свершающегося исторического события», - вспоминает чешская публицистка Петрушка Шустрова, которая в 1985 году была одним из трех пресс-секретарей «Хартии 77».

Одним из первых пресс-секретарей «Хартии 77» стал известный, причем и за пределами Чехословакии, философ Ян Паточка. Создатели объединения хотели, чтобы хотя бы один из трех пресс-секретарей Хартии» был выдающейся личностью. Ян Паточка согласился, и в результате, это стоило ему жизни. Он скончался от инфаркта на одном из жесточайших допросов. Как сказал позднее Вацлав Гавел, «е знаю, чем бы была «Хартия», если бы ее путь в самом начале не озарил светом своей выдающейся личности Паточка».

«Я, в отличие от Петрушки, прочитав текст «Хартии» понял, что это однозначно переломный документ. Благодаря тому, что это открытый документ, впервые подписанный сотнями людей, и он будет иметь значение, я отнес его к попытке сопротивления коммунистическому режиму и борьбе с ним. Когда я много раз перепечатывал его на печатной машинке, я осознавал, что неважно, победим ли мы. Здесь прав Вацлав Гавел, упомянул об этом и Иван Медек – мы должны делать правильные дела из принципа, потому что они правильные. И результат совершенно не важен. Тогда я был совершенно неспособен сказать, когда падет коммунистический режим, но у меня было сильнейшее ощущение того, что «Хартия» играет в этом невероятно большую роль, и я был рад, что принял в этом участие», - вспоминает один из первых подписантов «Хартии» Ян Румл, чешский публицист и бывший министр внутренних дел.

На площади Вацлава Гавела в Праге открылась выставка «Мы не могли молчать. Люди Хартии 77», Фото: ЧТК
После ноября 1989 года ряд подписантов «Хартии 77» становится активными участниками общественной жизни, а сама «Хартия» прекращает свое существование. Не все, однако, отдавали этому движению решающую роль в падении режима. Например, бывший президент Вацлав Клаус, отвечая на вопрос, сыграла ли «Хартия 77» столь значимую роль в падении коммунизма, ответил: «Падение коммунизма имело, прежде всего, глобальные политические причины. Оно касалось не только нашей страны, но в течение очень короткого времени оно произошло во всей бывшей советской империи. Диссидентские и другие нон-конформистские инициативы в коммунистических странах оказали на падение коммунизма относительно второстепенное влияние. Коммунизм рухнул, он не потерпел поражение. Для чешского общества эти инициативы имели значение в большей мере психологическое».

«Не могут быть второстепенными действия, которые борются за права человека при режиме, который их подавляет. Я не думаю, что коммунизм рухнул исключительно по глобальным причинам, например, экономическим. Общество не существует лишь с экономической точки зрения, но и с психологической. Оно живет, благодаря соблюдению определенных правил, моральных ценностей. С этой точки зрения «Хартия» не может считаться «относительно второстепенной», - подытоживает историк Михал Стеглик.