Аудио- и видеозаписи как доказательства в суде

Омбудсман создал прецедент, который меняет гражданско-правовую норму о недопустимости использования аудио и видеозаписей, сделанных без ведома другой стороны (фигурирующей в записи особы), в качестве доказательства в суде. Общественный защитник прав Павел Варваржовски полагает, что в некоторых случаях такие записи – оправданы, несмотря на то, что гражданский кодекс не позволяет частным лицам снимать или записывать людей без их согласия.

Речь шла о жалобе, которая подала семья Гроновых в дисциплинарную комиссию Брандыса над Лабем-Стара Болеслав и краевую администрацию Центрально-чешского края. В качестве доказательства того, что на нее физически напал сосед, пани Гронова представила видеозапись, сделанную камерой, укрепленной во дворе. Камеру Гроновы купили как раз для таких случаев, потому что в прошлом сосед без их ведома проникал в дом. Обе инстанции отклонили жалобу Гроновой.

Варваржовски согласен с положениями о том, что личные данные человека охраняются законом, однако, подчеркнул он – равно как и достоинство, неприкосновенность и честь другого человека.

Павел Варваржовски
«Всегда необходимо рассматривать, с какой целью сделана та или иная запись. Если кто-то снимает свой участок, то, очевидно для того, чтобы защитить себя и свое имущество, а не для того, чтобы наблюдать за чужими людьми и нарушать их частную жизнь. Если бы они снимали третьих лиц с непонятной целью, то такое доказательство было бы неприемлемым», - сказал Варваржовски.

Пресс-секретарь Варваржовского Ива Граздилкова:

- Министерство внутренних дел согласно с мнением омбудсмана и уже на консультациях для представителей краевых судов дало указания, что такие записи должны рассматриваться индивидуально.

- И предполагается, что при рассмотрении подобных случаев нужно руководствоваться прежде всего гражданским кодексом или прежде всего – законом об охране личных данных?

- Как раз ранее суды руководствовались гражданским кодексом, который не дает право использовать такие записи в суде в качестве доказательства, а сейчас омбудсман указал на то, что в законе об охране личных данных есть пассаж, которое допускает исключение – то есть возможность делать такие записи и без согласия другой стороны, если это необходимо для охраны прав того, кто сделал запись.

- Возникает ряд вопросов в этом случае. Может ли запись котироваться как вещдок, если она сделана скрытой камерой? Кто должен проводить экспертизу, если ответчик станет утверждать, что запись смонтирована? Что если в вопросе о защите чести и достоинства нет свидетелей, а есть лишь слово против слова?

- Вот это все как раз решает отдельный орган, потому что каждый случай – индивидуальный.