Богемские монастыри – тысяча лет трудов и молитвы

Страговский монастырь, фото: Кристина Макова

Там дни называются именами святых, а год вращается от Рождества до Пасхи и от Пасхи до Рождества. Монастырь... При этом слове в нашем воображении возникает огромное мрачноватое здание в лесной чаще, на горном утесе или спрятавшееся на тихой городской улице.

Ярослав Шебек, фото: Якуб Войтович, Чешское радио
С самого начала жизнь монастырей тесно переплелась с историей чешских земель. Там не только молились, но и хранили и преумножали знания, составляли хроники, возделывали землю, лечили, строили, музицировали. Монастыри служили и пристанищем чешским монархам, и укрытием от вражеских войск.

Считается, что первый монастырь в Чехии появился в начале 70-х годов Х века в Пражском Граде, при храме святого Георгия (Иржи), – он принадлежал бенедиктинцам. Около 993 г. была основана мужская обитель в пражском Бржевнове. Под началом ордена св. Бенедикта учреждаются такие монастыри как Остров-у-Давле, Сазавский монастырь (1032 г.), Градиско-у-Оломоуца (1078 г.), Тршебич (1104 г.), Теплице (1160-67 гг.), Эммаузы-на-Слованах в Праге – они входят в число самых древних на территории страны.

О месте монастырей в судьбе народа и страны рассказывает историк Ярослав Шебек.

Звено вертикали Создателя

Страговский монастырь, фото: Кристина Макова
– В средневековье, когда число монашеских обителей растет наиболее интенсивно, монастыри, прежде всего бенедиктинские, выполняли определенные экономические функции, руководствуясь девизом Ora et labora – «Молитесь и трудитесь». Так что монастырь состоял не только из здания костела и келий – а монахов тогда было, конечно, гораздо больше, чем сегодня, – но и хозяйственных построек. Что касается масштабов и облика церковных зданий, то там, следуя духу готической архитектуры, стремились возводить высокие арки и своды, символически подчеркивая «вертикаль» своей связи с Создателем.

– В средневековой Богемии действовало большинство традиционных европейских монашеских орденов. Какие обители они открывали?

Бржевновский монастырь, фото: Яна Шустова, Чешское радио
– В средние века это были, прежде всего, бенедиктинские монастыри, а также принадлежащие цистерцианцам, которые были ответвлением ордена бенедиктинцев. Если говорить о Праге, то здесь можно назвать Бржевновский и Страговский монастыри. Также можно вспомнить уже почти полностью исчезнувший цистерцианский монастырь Золотая Корона, от которого до наших дней не сохранилось почти ничего. Или же обитель в Кладрубах и практически полностью исчезнувший монастырь миноритов в Бенешове, от зданий которого сохранился лишь остов – он был полностью опустошен и сожжен гуситскими войсками.

– Судя по историческим романам и хроникам, монастыри в Европе были достаточно густонаселенными. Сколько монахов в среднем обычно обитало в богемском монастыре?

– Как правило, от 50-ти или 60-ти до ста. Следует помнить, что и в монашеской среде существовали свои классы. Это были клирики, то есть духовенство, и рядовые братья, а кроме того значительное число хозяйственных работников.

– У каждого монастыря была, если можно так выразиться, своя специализация – в том числе и в зависимости от того, где они находились – в городе или в сельской местности...

Монастырь св. Анежки Чешской в Праге, фото: Доминика Бернатова
– В городах мы обнаружим монастыри доминиканцев и францисканцев, то есть орденов, появившихся в эпоху реформ XIII века. В менее населенных областях монастыри появлялись как раз для того, чтобы возделывать землю на этой территории. Так, монастыри бенедиктинского ордена занимались, главным образом, развитием сельскохозяйственных культур.

– По-видимому, «специализация» монастырей зависела и от того, были они женскими или мужскими?

– Сестры-монахини посвящали свое время молитвам, но не только — еще и той деятельности, которую мы можем назвать предтечей социальной поддержки, – заботились о больных и сиротах. Так, сестры ордена клариссинок, который основала св. Анежка (Агнесса) Чешская, посвящают себя именно заботе о больных.

Иосиф II – «ликвидатор неэффективных монастырей»

– Во второй половине XVIII веке жизнь монастырей в Австрийской империи, в том числе и в Богемии, перевернули реформы императора Иосифа II. В 1781 году он издал знаменитый указ о веротерпимости, которым упразднялось значительное число монастырей. Как их обитатели пережили подобное вторжение светской власти в свою жизнь?

император Иосиф II (картина Георга Декера)
– Ликвидировались, прежде всего, те монастыри, которые, с точки зрения Иосифа II были «неэффективными», то есть именно те, которые были заняты духовной жизнью, молитвой и не давали экономической прибыли. Монахи, но прежде всего монахини, могли выбирать — продолжать в какой-то форме духовную деятельность или найти себе место в мирской жизни. Эпоха Просвещения стремилась освободить человека от связывающих его правил, устава, так что монахинь подталкивали к тому, чтобы они начали жить более полной жизнью среди мирян.

Эти реформы Иосифа II дали толчок новому развитию женских монашеских орденов, которые начали активнее заниматься социальной помощью и образованием. При этом ряд монастырей изменил тот облик, который они имели в средневековье и эпоху барокко, – появились небольшие дома монашеских орденов, которые начали выполнять эти функции.

– Еще более серьезный удар по монастырской жизни был нанесен в середине ХХ века, с приходом к власти коммунистов. Какой была судьба монастырей и тех древних зданий, в которых они действовали?

Монахини – соцработники ЧССР

Монастырь в Броумове, фото: SchiDD CC BY-SA 4.0
– Большинство монастырей использовалось для целей, далеких от духовной жизни и даже от культуры. Например, монастырь в Тепле был превращен в военные казармы. То же самое происходило в Броумове. Монастырские постройки становились складскими помещениями. Однако некоторые монастыри использовались как школьные здания или же центры социальной помощи, но духовная жизнь там, конечно, уже не велась. Тут можно напомнить, что монастырь в Желиве был превращен в психиатрическую лечебницу, в Велеграде – в больницу для детей с физическими отклонениями.

Это свидетельствовало о желании властей удержать там монахинь, поскольку обычные социальные служащие не были слишком заинтересованы в том, чтобы выполнять подобную работу. Монахинь, например, использовали как персонал в домах престарелых. Однако в 1970-х и 1980-х гг. власти ЧССР уже стараются заменять монахинь обычным медицинским и социальным персоналом. С 1950-х гг., когда монастыри закрывались, и вплоть до «бархатной» революции монахи не имели права как-то публично о себе заявлять и даже носить рясу. Ситуация меняется только в конце 1980-х гг.

– Однако «бархатная» революция, после которой могла возрождаться монастырская традиция, принесла и новые проблемы. Например, в возвращенных огромных зданиях оказывалось всего три-четыре монаха, которым приходилось как-то поддерживать там жизнь, не имея на это ни физических, ни финансовых средств.

Монастырь в г. Вышши Брод, фото: Магдалена Кашубова
– Эта проблема остается нерешенной до сих пор, поскольку монашество как призвание по-прежнему переживает кризис во всей Западной Европе, а в Чехии это еще усугубляется социалистическим прошлым. Так что восстановить прерванную традицию монашеской жизни очень сложно. Однако в некоторых местах это удается сделать — монастыри становятся культурными и даже хозяйственными центрами, как это всегда было в истории монастырской жизни. Тут можно привести в качестве примера монастырь в г. Вышши Брод, который и в годы социализма использовался не как склад, а как культурный объект. Это продолжается и сегодня — туда приезжают туристы.

– Какое будущее может ждать монастыри?

– Сегодня в обществе идет подсознательный поиск духовной опоры, духовного успокоения, и монастыри могут стать пространством для диалога между людьми, которые считают себя верующими, и теми, кто называет себя атеистами, но занимается поиском путей к обретению духовных ценностей.