Чехия и эмигранты

Чехия впервые столкнулась с эмиграцией в начале девяностых годов. Сегодня здесь живет уже 250 тысяч иностранцев. Цифра эта не является критической, но в республику продолжают приезжать люди, которые остаются здесь жить. А в Чехии до сих пор не существует продуманной эмиграционной политики. Подробности - в «Теме дня».

Эмигранты впервые попали в Европу после Второй мировой войны. В пятидесятых годах западные страны были заинтересованы в приливе новых рабочих рук: необходимо было заново отстраивать города и востанавливать производство. Еще в пятидесятых годах Европа была уверена в том, что эмигранты отработают свое, и уедут. Однако на практике люди, прожившие пять или десять лет в другой стране, свыклись с новыми условиями жизни, и не хотели возвращаться на Родину.

В начале восьмидесятых лет устроившиеся на новом месте эмигранты стали привозить с собой семьи. В то время европейские страны находились в кризисе, и даже местным жителями не хватало рабочих мест. Потому впервые заговорили о регуляции эмиграционного процесса. Проблема была решена очень просто: правительства Англии, Германии, Голландии и Франции, где было больше всего эмигрантов, огласили так называемую «нулевую эмиграцию». Однако в Европу продолжали ехать эмигранты, которые пользовались правом предоставления убежища. Пользуясь этим правом, едут они сюда до сих пор.

После того, как Чехия выразила желание вступить в Европейский Союз, ей пришлось создать лагеря для беженцев и на своей территории. В середине девяностых их заполнили представители бывших стран Югославии, Чечни, и стран постсоветского пространства. Кроме беженцев, в страну начали приезжать и обычные эмигранты, которые искали здесь свободные рабочие места. Самой почетной общиной стали словаки, - для них чешское правительство разработало специальные условия пребывания на территории республики. Словаки, в отличие от других иностранцев, получили возможность работать в Чехии без каких-либо разрешений и виз. Им необходимо лишь зарегистрироваться на бирже труда.

«Помню, несколько лет назад тогда еще министр труда и социальной политики Чехии Владимир Шпидла сказал, что хочет сохранить Словакию как эмиграционный ресурс. Из этих слов можно понять, что этот человек очень хорошо представляет себе, о чем он говорит. Словаки приезжают жить в Чешскую Республику за более высокими зарплатами, за лучшим уровнем образования. Но когда они остаются здесь, то они живут точно так же, как и мы, чехи. Если словаки захотят получить гражданство, создать семью и родить детей, они будут содействовать росту рождаемости. Этой цели мы и хотим достичь, впустив в страну эмигрантов. Если же говорить об эмигрантах из неевропейских стран, то тут уже происходит столкновение культурных ценностей», -

говорит Павел Когоут, аналитик группы PPF.

Страх столкнуться с чужой культурой в последнее время стал главной темой в дискуссиях об эмигрантах. Поднимался этот вопрос и на обсуждении «Нужны ли эмигранты стареющей Европе?», которую в Праге проводил Европейский клуб. Все дело в том, что в 2002 году в Англии был убит Пинкертон, а в 2004 году в Голландии - Тео ван Гог. В этих двух убийствах есть одно общее - оба политика открыто высказывались о том, что либеральное европейское общество находится в опасности. В свободных странах большую роль начали играть несвободные течения, а именно фундаменталистический ислам, который не принимает большинство ценностей и принципов европейского общества. Это стало возможно благодаря тому, что Голландия и Англия проводили политику мультикультурной интеграции, когда эмигранта принимали со всеми его религиозными и культурными особенностями. Таким образом, эмигранты создали свои исламские общины на территории принявших их стран.

Во Франции и Германии пошли по другому пути. В этих странах существует программа интеграции - каждый, кто хочет жить и работать в стране, должен принять существующие здесь правила поведения, культурные традиции и законы. В Чехии политики пытаются создать подобную систему. Например, в республике на данный момент проживают некоторые представители ислама в лице беженцев из Чечни, Туркменистана, Какзахстана и Узбекистана. Их интеграция начинается еще в лагере для беженцев, где их окружают чехи, с которыми приходится говорить на их языке, тут же проводятся бесплатные курсы чешского. А вот те иностранцы, которые приежают в республику сами по себе, часто не имеют возможности сразу выучить язык, ведь эмигрантам приходится самим платить за свое образование. Их адаптация часто зависит от личного желания остаться жить в Чехии и стать полноценным гражданином чешского общества. «Я бы не хотел, чтобы меня принимали за ксенофоба. Но эмигранты выполняют за нас ту работу, которую уже не хотят делать чехи. Они готовы идти на те рабочие места, где мало платят и не требуется квалификация. Чехии необходимы такие работники. Мы должны принимать эмигрантов как людей, которые хотят интегрироваться в наше общество. Мы не хотим, чтобы в нашей стране создавались изолированные коммуны и гетто с параллельными структурами прав и семейных ценностей», - говорит Петр Нечас, заместитель председателя партии ГДП.

Стремление политиков принять лишь тех, кто согласен с законами и ценностями чешского общества, понятны. Однако существующие законы не способствуют этому. Пятая часть сегодняшних эмигрантов - это «сезонные» рабочие, которые приезжают на несколько месяцев в Чехию, устраиваются нелегально на работу с помощью посредников, которым потом отчисляют часть своей зарплаты за предоставленное место. Подобные мафиозные структуры существуют среди армян и украинцев. Естественно, эти люди не желают интегрироваться. У них нет такой потребности. Согласно закону, иностранец не имеет права работать в стране без разрешения биржи труда, а пройти бюрократическую процедуру человеку, не имеющему достаточных средств и времени, невозможно. Иностранцу не всегда удается получить чешскую визу, которую надо каждый год продлевать. Те, кто желает привезти в страну свою семью, может это сделать, но без возможности трудоустройства всех ее членов. А о получении статуса ПМЖ иностранец может только мечтать - его дают через 10 лет пребывания в стране. Зачем иностранцу учить язык, интересоваться культурой, если он не уверен в завтрашнем дне? Петр Нечас, заместитель председателя партии ГДП, считает, что ныне существующая законодательная база построена таким образом, что не позволяет эмигрантам черпать социальные пособия:

«Определенный уровень эмиграции всегда был и будет. С точки зрения экономических аспектов, нашей стране выгодна регулированная и избирательная эмиграция. Мы хотим свободное движение рабочей силы, а не свободное движение тех, кто получает социальные пособия. Опыт соседних стран нам показывает, что проблема эмигрантов не в столкновении культурных ценностей и не в модном нынче мнении, что иностранцы отбирают у нас работу. Проблема в том, что общество несло на себе тяжкое бремя злоупотреблений социальными пособиями как самими эмигрантами, так и членами их семей».

Проблему адаптации в чужой стране показала еврейский режисер Михаэль Боганим, которая сняла документальный фильм под названием «Одесса, Одесса...», рассказывающий о судьбах евреев-эмигрантов, уехавших из Одессы в Америку и Израиль. Фильм был показан в Праге в рамках фестиваля «Один мир». Одна из героинь фильма рассказывает о себе так: «Я - русская. Двадцать второго года рождения. Из Одессы. Я в Америке, а больше сказать ничего не могу. Я не могу сказать, что я американка, если я слова не знаю по-английски. Но сразу по приезду Америка дала мне квартиру, и дала мне восьмую программу: деньги и вообще все».

С первого взгляда может показаться, будто еврейка из Одессы злоупотребляет социальной системой, но чуть позже автор фильма показывает нам ее внучку - девушку, которая сетует на то, что бабушка не интересуется жизнью в новой стране, а продолжает смотреть по спутнику русское телевидение. Америка расчитала свою эмиграционную политику до мелочей. Действительно, США дали возможность приехать в страну старшему поколению, но с собой эмигранты привезли целые семьи - детей и внуков продуктивного возраста, которые сегодня работают и платят налоги в бюджет. С какими проблемами сталкиваются чешские эмигранты, нам расскажет Дмитрий, который в Чехии живет уже 7 лет:

«Самая большая проблема у иностранцев в Чехии, по моему мнению, то, что у эмигранта нет уверенности в завтрашнем дне. Например, в случае потери работы, он не получает поддержку от государства, то есть не получает никакие социальные пособия. И со временем вынужден покинуть страну».Чешские эмигранты пока что могут рассчитывать только на собственные силы. В ближайшем будущем ожидать изменений в законодательстве не приходится. Можно жаловаться на то, что политика по отношению к эмигрантам жестока. Фактом является то, что из-за строгих законов в страну приезжает мало эмигрантов. А потенциальные желающие с большей радостью едут в западные страны Европы. Время покажет, действительно ли для Чехии это единственно верное решение.