Чем станет для Европы «фактор Навального»?

Алексей Навальный, фото: ČTK/AP/Uncredited

«Евросоюзу следует вернуться к вопросу санкций», – заявил министр иностранных дел Чехии Томаш Петршичек после вынесения московским судом решения о лишении свободы лидера российской оппозиции Алексея Навального. Готова ли Европа строить отношения с Кремлем с учетом «фактора Навального» и отстаивать права человека даже путем невыгодных для себя шагов? Или бизнес-интересы окажутся важней?

Фото: ČTK/AP/Pavel Golovkin

Чешская Республика вошла в число стран, требующих немедленного освобождения главного критика Кремля. Европейские и американские лидеры осудили жестокое подавление протестных выступлений в российских городах. Сенаторы сразу от двух партий внесли в Конгресс США закон о «санкциях Навального».

«Решение поставить отношения между Евросоюзом и Москвой в зависимость от человека, которого в Европе считают лидером некой оппозиции, конечно, ничего кроме сожаления не вызывает», – прокомментировал заявления европейских политиков пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков.

Будет ли Запад отстаивать свои требования, связанные с судьбой Алексея Навального и защитой прав человека, даже ценой экономических потерь? Бывший посол ЧР в России и Украине Ярослав Башта отвечает на этот вопрос «Чешского Радио» отрицательно.

«Экономические интересы будут играть главную роль»

бывший посол Чехии в России и Украине Ярослав Башта,  фото: Лубош Ведрал,  ЧРо

«Я думаю, что в этом случае свою роль будут играть, прежде всего, экономические факторы, и Евросоюз частично пойдет Кремлю навстречу. Санкции не достигнут своей цели, поскольку основные козыри, такие как остановка строительства «Северного потока-2», явно тут не рассматриваются», – полагает дипломат.

«С учетом санкций, которые уже действуют в отношении России с 2014 года, сложно найти еще более болезненные точки», – считает Ярослав Башта. Он уверен, что дата, выбранная Алексеем Навальным для возвращения в Россию из Германии, где он лечился после отравления «Новичком», связана с вопросом завершения строительства газопровода «Северный поток-2», что уже вызвало раскол среди стран ЕС.

Чешский журналист Иржи Юст, специализирующийся на России и находящийся в Москве, считает, что Европе при выстраивании своих отношений с Россией следует учитывать «фактор Навального».

Иржи Юст на российском телевизионном ток-шоу  (Фото: YouTube)

«Права человека – становой хребет европейской и чешской политики, то  есть нам следует выстраивать наши отношения с России с учетом дела Навального», – полагает журналист, наблюдающий за происходящим на улицах Москвы.

Дело российского оппозиционера стоит в повестке визита в Москву верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозепа Борреля, который начинается уже сегодня. «Заключение Алексея Навального под стражу не согласуется с международными обязательствами России соблюдать верховенство права и основополагающие свободы. Это также противоречит вердикту ЕСПЧ, который счел это дело произвольным и необоснованным», – написал ранее Жозеп Боррель в своем твиттере. Можно ли ожидать каких-либо изменений в судьбе оппозиционера?

«Принципиально, будет ли Евросоюз настаивать на своей позиции»

Фото: ČTK/AP/Dmitri Lovetsky

«Я не думаю, что нам стоит ожидать каких-то принципиальных подвижек, поскольку отношения между ЕС и России сейчас находятся в точке замерзания. Лидеры ЕС и стран Европы давно не ездят в Москву, контактов почти нет. В последнее их оживление было только во время белорусских событий, когда там прошли массовые протесты против фальсификации выборов. Конечно, это хорошо, когда лидеры Европы и России встречаются, однако многого я здесь не ожидаю. Однако принципиальное значение будет иметь то, станет ли Евросоюз настаивать на своей позиции, показывать, что ему не нравится происходящее. Поскольку Россия – часть культурного пространства, она подписала ряд договоров по соблюдению прав человека. Если Россия заинтересована в улучшении отношений с ЕС это одновременно означает, что должна улучшиться ситуация с правами человека в Российской Федерации», – считает Иржи Юст.

Одновременно журналист полагает, что Кремль уже со времен аннексии Крыма не боится международного давления, способен подстроится под ситуацию, и новые санкции не могут здесь ничего изменить.

«Россия видит себя в роли мировой державы. Это предполагает, что зарубежные партнеры относятся к стране серьезно, «русский голос» имеет определенный вес. Санкции означают, что Россия отрезана от международной жизни, и это более всего мешает России. Так что санкции вызывают, скорее, психологический эффект», – комментирует ситуацию Иржи Юст

Фото: ČTK/AP/Alexander Zemlianichenko

«Мне дело Навального очень напоминает историю Ходорковского. Там Европа девять лет призывала к его освобождению, пока за полгода до окончания срока его не помиловал российский президент. Так что я очень скептически отношусь к результативности подобных переговоров», – считает Ярослав Башта.

Большой резонанс в Чехии, Европе и России вызвал комментарий, который дал президент Чехии Милош Земан. По мнению главы Чешской Республики, российский оппозиционер «борется с Владимиром Путиным, а не отстаивает демократию». «То, что сейчас происходит в связи с этим Навальным, – просто балаган. Он себя выдает за борца за демократию, но я прочитал, что он, во-первых, поддержал аннексию Крыма, во-вторых, участвовал в целом ряде националистических маршей, а в-третьих, поддерживал сталинские депортации, например, чеченцев, и можно найти еще несколько подобных моментов», – указал чешский президент.

Ярослав Башта разделяет мнение главы Чешской Республики. «Милош Земан совершенно прав. Я давно слежу за карьерой Алексея Навального. В 2000 году он состоял в партии "Яблоко", из которой его примерно в 2006 году исключили за правые и даже фашистские взгляды. Ранее он пытался создать националистическую партию. Существуют видеозаписи, на которых он презентует себя как националист, говорит о российских мусульманах с Кавказа как о «тараканах» и даже одного из них на видео «застреливает». С этой точки зрения, Навальный – наследник черносотенцев времён царской России», – считает чешский дипломат.

«Важно не то, есть у Навального черносотенные взгляды, а почему он не может участвовать в выборах»

Журналист Иржи Юст считает, что Навальный отстаивает демократические принципы, и в данный момент вопрос в целом стоит иначе.

Фото: ČTK/AP/Valentin Egorshin

«Я думаю, что одним тем, что он пытался вести политическую борьбу, – как упоминал господин Башта, был членом «Яблока», самой старой либеральной партии России, стремился противостоять российскому режиму на выборах мэра Москвы, на которых набрал 27% голосов, можно сказать, что он действовал политическими методами. Он основывал политические партии, пытался выдвигаться на президентских выборах. Он никакой не революционер и не занимается априори свержением существующего режима. Он хочет следовать политическим путем. Я думаю, что не столь важно, есть ли у него какие-то черносотенные или националистические взгляды, – это должно интересовать российских избирателей. Нас, скорее, должно интересовать, почему Навальный не может выдвигать свою кандидатуру, почему российский режим препятствует его политической деятельности, подталкивая тем самым к протестным выступлениям, которые потом беспокоят сам Кремль».

По наблюдениям Иржи Юста, лишь 15-20% участников многотысячных протестных акций выходят в знак протеста против приговора Навальному. Остальные, что особо характерно для российских регионов, Сибири, протестуют против тяжелых условий жизни, их раздражают местные власти, и не имея возможности выразить свою позицию на выборах, люди выходят на улицы.

«В России происходит смена поколений – Навального поддерживают люди в возрасте 25–30 или 40 лет, у которых иные ценности. Они исповедуют глобализм, любят путешествовать, видели мир, упрощенно говоря, едят не борщ, а гамбургеры. И их не устраивает существующий режим», – считает Юст.

«Хотя его поддерживает всего около 2%, Алексей Навальный – единственный оппозиционный политик, способный организовать массовые демонстрации, причем не только в Москве и Петербурге, а по всей стране. Он обладает имиджем борца за справедливость и является единственным конкурентом Владимира Путина, возможно, не политическим, но на уровне масс-медиа и общества», – комментирует ситуацию чешский журналист.