Чешские корни в Закарпатской земле

Когда-то сегодняшняя Закарпатская Украина входила в состав Чехословацкой Республики, только называлась она тогда иначе – Подкарпатская Русь. В период между двумя войнами в Подкарпатье жило множество чехов, которые, обладая гражданскими профессиями, жили и трудились в этом регионе. До сих пор в этих городах сохранился «чешский дух».

После распада Австро-Венгерской Империи по Сен-Жерменскому (Парижскому) договору от 10 сентября 1919 года Закарпатье было включено в состав Чехословацкой Республики. Однако, уже к этому времени на территории Украины и России жило и трудилось значительное число чехов, многие из которых в период Первой Мировой и Гражданской войн вступили в ряды Чехословацкого легиона.

Можно сказать, что чешское национальное меньшинство оказало значительное влияние на жизнь и культуру тогдашней Закарпатской Украины. Недаром те, кому довелось посетить такие города как Ужгород или Мукачево, Хуст, Солотвино, Чоп замечают выраженное внешнее сходство в архитектуре и внешнем облике этих городов с чешскими. Чехи построили в Ужгороде и целый район Рафанда с административными зданиями, который внешне один в один напоминает пражский район Дейвице. После присоединения к Чехословакии, чехи стремились модернизировать все регионы новой державы, поднять уровень жизни в Закарпатье: они провели систему коммуникаций, построили множество школ, наладили туризм, то есть развивали социально-экономическую инфраструктуру Подкарпатья.

Мукачево
Поэтому не удивительно, что до сих пор в Закарпатскую Украину путешествует множество чехов – кого-то влечет желание пройтись по улицам, по которым ходили их предки, кто-то – в стремлении познать свои собственные корни. Спутника нашей сегодняшней передачи в Закарпатье привел научный интерес. Петр Балцар уже долгое время занимается вопросом жизни в пограничных областях. Интересно, довелось ли ему во время путешествия повстречать чехов?

«Я там везде встречал людей, которые, прежде всего, имели опыт работы в Чехии – свой личный, или же кто-то из членов их семей работал в Чехии. Можно сказать, что практически у каждого второго есть хотя бы один родственник, который работал в Чехии. Так что, скорее всего, я встречал людей, которые находятся вот в таких отношениях с Чехией. Чехов же я встретил, прежде всего, в Ужгороде».

То, что после чехов, которые жили в Закарпатье в начале 20 века, остались значительные архитектурные памятники, Петр Балцар также заметил. Однако помимо административных зданий следы присутствия чехов можно повстречать и на природе. И эти следы – небольшие пограничные столбики, которые находятся там, где проходит Черногорский хребет, в настоящие время разделяющий Закарпатскую и Ивано-Франковскую области Украины. Раньше он разделял Польшу и Чехословакию.

В 1938-39 годах в связи с изменившейся политической ситуацией многие чехи были вынуждены быстро покинуть территорию Украины и вернуться домой. Кстати, здесь имеет место довольно занимательный эпизод. Еще во времена нахождения Закарпатья в составе довоенной Чехословакии из края было вывезено шесть деревянных церквей, которые и поныне находятся в Чехии, в том числе и в самой Праге. А в середине 90-х годов 20 века Чехия также купила в Закарпатье пять церквей, которые были разобраны, а потом вновь собраны уже в Чехии.

Если уж речь пошла о недвижимости, то, к примеру, потомки чехов, которые еще в 1930-е годы жили в Подкарпатской Руси, сегодня в Чехии стремятся вернуть собственность, которую их предки вынуждены были оставить, покидая в 1938-39 годах Закарпатье. А вот те, кто остались на Украине, пытались ли что-то вернуть?

«Однажды мне довелось присутствовать при изучении документов, в которых шла речь о том, возможна ли реституция собственности. Но я знаю от других людей, которые в советское время лишились своей собственности, что там процесс реституции – такой, как проходит в Чехии – не существует. Так что я скорее скептически отношусь к шансам этих людей вернуть себе что бы то ни было», - комментирует ситуацию Петр Балцар.

Итак, в нынешнем Закарпатье остались потомки тех чехов, которые жили в этом регионе в период между двумя мировыми войнами. В настоящее время, когда остро стоят вопросы национальной идентичности, ощущают ли эти люди себя потомками чехов? Владеют ли языком своих предков?

«Я знаком, прежде всего, с председателями чешских обществ, и они говорят по-чешски или же по-словацки очень хорошо. Ну, и, конечно, на родном языке говорят хорошо те люди, которые помнят еще Чехословакию. Еще я слышал о том, что молодые люди приезжают на языковые курсы в Добрушку, так что у них тоже есть возможность улучшить свой чешский. Но, скорее, я склонен полагать, что чешское сообщество в Закарпатье не слишком хорошо владеет чешским».

В настоящее время Чешская Республика выделяет гранты на поддержку своих соотечественников в Закарпатской Украине. Например, обществам Томаша Гаррига Масарика и Яна Амоса Коменского в Ужгороде. По словам Петра Балцара получить поддержку от самой Украины чешским обществам пока довольно проблематично. Речь не идет о правовой защищенности меньшинств, но об экономической ситуации в государстве в целом, которая хотя и улучшается по сравнению с 1990-ми годами, но до поддержки для нацменьшинств в отношении изучения языка и так далее пока еще нельзя говорить.