Чешский стенограф – в Книге рекордов Гинесса

Иржи Новак (Фото: ЧТК)

На протяжении вот уже 65 лет Иржи Новак является самым внимательным участником заседаний народных избранников. Главный парламентский стенограф, до сих пор известный лишь узкому кругу людей, в четверг получил «прописку» в Книге рекордов Гинесса как человек, проработавший на данной должности дольше всех в мире. Человеку, избравшему стенографию главным предметом своих занятий, довелось встретиться почти со всеми чешскими президентами и с рядом других влиятельных политиков. Депутаты, по его мнению, проявляют все меньше взаимопонимания, и идейные столкновения в парламенте переходят в личную плоскость.

Иржи Новак (Фото: ЧТК)
Технический прогресс не вытеснит стенографию, так как ни аудио-, ни видеотехника не способны отразить все самое существенное - например, реакции депутатов, сидящих в задних рядах, убежден Иржи Новак, которому в марте исполнилось 90 лет. После окончания нескольких факультетов Карлова университета он также работал преподавателем. Стенографов во все времена не хватало, и устроиться на работу в этой должности обладателю университетских дипломов не представляло особого труда. Первые заседания депутатов Новак стенографировал с февраля 1953 года. На пенсию протоколист вышел в 1991 году, однако до сих пор он время от времени замещает своих бывших коллег на этом посту.

Помимо Эмиля Гахи и Клемента Готвальда, стенограф, как известно встречался со всеми главами Чехословакии, а позже также Чехии. Кто из них обладал, по его мнению, особенно убедительной личной харизмой?

«Кроме президента Новотного, все, наверное, обладали харизмой, каждый по-своему: Густав Гусак, oднако, я бы сказал, не особо. Вообще меня с детства воспитывали в духе почтения к главам государства, и по отношению к тем, кто был избран главой Пражского Града, я до сих пор испытываю уважение. Так что, за исключением упомянутых мной политиков, я в прошлом уважал, как и теперь уважаю, всех глав нашего государства»,

– подчеркнул Иржи Новак в интервью «Чешскому радио».

– При каких обстоятельствах вы встретились с президентом Эдвардом Бенешом, вторым президентом Чехословакии в период с 1935 по 1938 и с 1945 по 1948 год, бывшим в годы войны президентом в изгнании?

Эдвард Бенеш
«Когда президент вернулся из Словакии, из Кошиц, я был уже солдатом возрожденной Чехословацкой армии. В 1944 г. меня исключили из гимназии и в принудительном порядке определили на службу в Luftschutzpolizei; эта паравоенная организация подчинялась немецкой полиции. Нам поручили патрулировать места, которые подверглись бомбардировке, и вытаскивать людей из развалин домов. Мы ездили в Пльзень, в Дрезден, в Брно, а позже и в Прагу. К концу войны Прагу всколыхнуло восстание, и мы стали уже членами Чехословацкой армии в ее обновленном составе. Мне выпала роль связного между отдельными большими баррикадами, а потом я стал членом почетной роты, хотя и не знаю, за что я удостоился такой чести. Рота охраняла трассу передвижения президента, ведь в Праге тогда еще было небезопасно, так как с чердаков некоторые фанатики стреляли в самые разные объекты, в прохожих и подвергали обстрелу места массового скопления людей. И президент Эдвард Бенеш каждому из членов этой охраняющей роты выразил благодарность и пожал руку».

Ветеран Первой мировой войны Франтишек Станек, ваш дедушка, бывший в период Первой республики депутатом, а позже ставший председателем Национального собрания Чехословакии, способствовал, по вашим воспоминаниям, тому, что вы воспитывались в духе политической культуры тех времен. Испытывали ли вы трудности с выполнением обязанностей стенографиста в период социалистической Чехословакии?

«Я должен сказать, что, возможно, в отличие от сегодняшней ситуации, такие эксцессы – пока, к счастью, лишь в вербальной форме, свидетелями которых мы являемся в нижней палате чешского парламента, не происходили. Впечатление единогласия собрания производили не только с внешней стороны; я не припоминаю каких-либо личных выпадов среди членов законодательного собрания, что было, конечно следствием определенного развития, не так ли?»,

– вопрошает Иржи Новак. По его словам, за последние пять лет в атмосфере заседаний нижней палаты парламента наблюдается регресс: уровень дискуссии депутатов снижается, идейные столкновения переходят в личную плоскость. Ухудшилась повсеместно и культура выступлений; речь парламентариев ускоряется, артикуляция при этом ухудшается, что оборачивается значительными трудностями для стенографов.

ключевое слово:
аудио