Что осталось от Эмауз? или Годовщина воздушного нападения на Прагу

Монастырь Эмаузы после бомбардировки

14-е февраля, день святого Валентина, вполне симпатичный день. Все католики, и не только они, в память о добром епископе Валентине, защитнике влюбленных, дарят друг другу письма в виде сердечек, и стараются, как можно больше улыбаться. Несмотря на то, что речь идет о старинном христианском празднике, в Чехии его празднуют лишь несколько лет. Праздник любви и хороших межчеловеческих отношений не подходил ни одному из обоих тоталитарных режимов, господствующих в Чехии в течение 20-го века, - коммунизму и фашизму.

Монастырь Эмаузы после бомбардировки
14-е февраля, день святого Валентина, вполне симпатичный день. Все католики, и не только они, в память о добром епископе Валентине, защитнике влюбленных, дарят друг другу письма в виде сердечек, и стараются, как можно больше улыбаться. Несмотря на то, что речь идет о старинном христианском празднике, в Чехии его празднуют лишь несколько лет. Праздник любви и хороших межчеловеческих отношений не подходил ни одному из обоих тоталитарных режимов, господствующих в Чехии в течение 20-го века, - коммунизму и фашизму.

Кроме того, со днем святого Валентина в Чехии связано воспоминание об одном из самых трагических для города Праги событий Второй мировой войны, события, произошедшего шестьдесят лет назад, и причины которого до наших дней историки еще полностью не объяснили. 14-го февраля 1945-го года, почти точно в полдень 62 бомбардировщика типа Б-17, входящие в состав 8-й американской воздушной армии, сбросили несколько десятков бомб на южно-восточную часть исторического центра чешской столицы Праги. В течение часа было убито свыше 700 человек и более 1000-и человек потерпело ранение.

Дом Фауста
Полностью были уничтожены обе башни монастыря Эмаузы, жемчужины чешского средневекого строительства, и одна бомба упала также на легендарный пражский «дом Фауста», находящийся на Карловой площади. Бомба пробила крышу дома, но на первом этаже она, к счастью, заглушилась и не взорвалась. Однако дом после атаки выглядел, будто дьявол на самом деле только что унес несчастного доктора Фауста сквозь крышу в ад. В феврале 1945-го года положение немецкой армии было уже совсем плохим. Никто не сомневался в том, что союзники, американцы и русские, победят, однако остатки немецкой армии все еще отказывались сдаться и воевали удивительно свирепо. Потери на обоих фронтах, восточном и западном, оставались большими, и американцы вместе с англичанами начали планировать способ ликвидации боевой дисциплины немецких солдат. В начале февраля было принято решение: осуществить крупное воздушное нападение на какой-нибудь значительный германский город.

Дрезден после бомбардировки (Фото: ЧТК)
Командиры выбрали город Дрезден, символ немецкой истории, и также центр немецкой промышленности. Как случилось, что в тот самый день некоторые из бомбардировщиков сбросили бомбы на Прагу, на оккупированный город, который оставался нетронутым воздушной атакой, - на этот вопрос до сих пор нет однозначного ответа. Историк Йиржи Райлих, сотрудник военного исторического института придерживается мнения, что просто произошла ошибка, и бомбардировщики были первоначально направлены на Дрезден.

Дрезден - костел после бомбардировки (Фото: ЧТК)
«Бомбардировщики летели из Англии» пишет Рейлих, «и ориентировались по крупным городам. Они никогда не летели прямо, им приходилось избегать места с сильной воздушной обороной, и, кроме того, они стремились держать врага в напряжении, чтобы он не знал, куда они направляются. Из-за плохой погоды часть самолетов уже над Голландией спутала первый из ориентиров, вследствие чего потом взяла курс по более южному направлению. Пилоты, таким образом, спутали Дрезден с Прагой. Оба города на карте похожи друг на друга, через оба протекает большая река, и похожая у них также сеть железнодорожных путей сообщения. Вариант ошибки подтверждает также факт, что американцы за воздушное нападение на Прагу извинились».

Однако существует еще другой взгляд, согласно которому нападение было планировано, и его целью являлась фабрика «Татра», находящаяся на противоположном берегу Влтавы, в квартале Смихов. Пилоты в таком случае ошиблись лишь в берегах реки. Пражане пострадали от налета, прежде всего, по той причине, что они не были подготовлены к нему. Над Прагой в 1945-м году пролетало много американских и английских самолетов, но никаких нападений до сих пор не было. Известный чешский бард и комик Ян Воднянски, которому в день нападения было четыре года, вспоминает:

- Когда я увидел, как из разбитых домов выносят искалеченные трупы, я пришел в такой ужас, что начал от этого заикаться. Лишь через несколько лет после войны я благодаря лечению у отличного фониатра профессора Семана от заикания избавился.

Ян Воднянски вспоминает, как он со своей старшей сестрой беспечно гулял по Праге, когда неожиданно началось нападение.

- Началась настоящая стихия, и мы даже не могли в нашем доме добраться до погреба, так как замок был разбитый. Мы с сестрой остались в коридоре дома, потом все потемнело, это меня как ребенка напугало больше всего, так как я не знал, что происходит. Весь дом сотрясался, из квартир выбегали люди, некоторые лишь в одном нижнем белье, и когда они обнаружили, что невозможно попасть в убежище, многие начали истерически кричать, так как думали, что наступил их последний момент.

Чешское радио, тогда еще подчиненное немецкой цензуре, немедленно прореагировало на событие особой передачей:

Прага, февраль 1945 г.
- Репортажи, которые мы в это время предлагаем слушателям, обычно бывают спокойными и без любой тревоги. Чаще всего речь идет о разговорах с рабочими, ремесленниками и людьми, которые чего-нибудь в жизни добились. Сегодняшняя наша передача будет, к сожалению свидетельствовать о бесконечной боли. На этот раз мы не могли выйти на улицу с микрофоном, в пражских улицах в это время слишком много страдания и боли. В Праге еще не потухли пожары, все еще идет дым из жилых домов, костелов и больниц. Мы еще не вынесли из развалин всех наших мертвых, детей, женщин, мы еще не успели даже понять, что, собственно, случилось. Люди, у которых осталось лишь то, в чем они были одеты, ходят вокруг разрушенных домов, где они потеряли все. В большом кафе в одном пражском квартале находится место, где собирают все трупы убитых. Я туда вошел, и никогда в жизни я не забуду, что я там увидел. Длинными рядами лежат покрытые покрывалами мертвые. Можно лишь гадать, насколько ужасной была их смерть. Потом вошел один человек, весь в крови, с рукой в бинтах и на вопрос, что он хочет, он ответил: у меня здесь жена и ребенок. Я сам их выгреб из развалин.

Прага, февраль 1945 г.
Еще много дней после нападения в разных частях Праги горели пожары. Большинство пражских пожарных были отосланы тушить пожары в Дрезден. Таким образом случилось, что пышный живописный особняк графа Гребе в квартале Винограды горел несколько дней, и в результате от него остались лишь стены. Однако конец войны и приход советской армии были тогда уже близко. Но это - другая история.