Дело Ивана Сафронова – новый пункт обвинений в адрес Чехии

Иван Сафронов, фото: ČTK / AP / Sofia Sandurskaya

Демонтаж пражского памятника маршалу Коневу, установка мемориальной доски власовцам, высылка дипломатов из-за «рицинового скандала», сопротивление российских городов появлению памятников чехословацким легионерам, несмотря на межгосударственную договоренность, – вот далеко не полный перечень острых вопросов, ознаменовавших отношения Чехии и России в последнее время. Новым витком стало обвинение в адрес чешской разведки в вербовке агента и получении данных о российских поставках оружия в Африку и на Ближний Восток для передачи Соединенным Штатам. Агентом, якобы работавшим на Чехию, называют арестованного на днях российского журналиста Ивана Сафронова, который в мае 2020 года занял должность советника главы Роскосмоса.

За комментарием Русская служба Radio Prague Int. обратилось к аналитику независимой Ассоциации по международным вопросам Павлу Гавличеку.

Павел Гавличек, фото: Archiv Pavla Havlíčka

– Чешско-российские отношения сейчас можно назвать очень плохими – в данный момент они находятся на самом низком уровне за последние 10–15 лет. Это, во-первых. Как я уже упомянул в комментарии для агентства ČTK, рассматриваемое обвинение может быть простым совпадением, но я так не думаю, и, возможно, обвинение в адрес чешской разведки вписывается в контекст актуального развития чешско-российских отношений. Вы же знаете, что сейчас наблюдается серьезный кризис в сфере билатеральных связей. Недавно было выслано по два дипломата – как российских из Чехии, так и наоборот. Это касалось скандала вокруг яда рицин и так называемого покушения на трех пражских политиков. Сейчас в двусторонних отношениях наблюдается большая эскалация напряженности.

Чехия также очень хорошо осведомлена о резких высказываниях российских представителей, включая Марию Захарову (официальный представитель МИД России) и господина Лаврова (министр иностранных дел России Сергей Лавров), то есть главных актеров на российской сцене, по вопросам исторической памяти. Чехия сейчас находится в центре российского внимания, и ее позиционируют как «очень плохого партнера». ФСБ заявляет, что информация Сафронова попала через Чехию в США, а Соединенные Штаты, по мнению России, сейчас также ее самый главный противник, что в глазах российских граждан является сильным аргументом. А значит, его можно использовать, чтобы еще больше давить на независимые СМИ (Сафронов – бывший журналист), на политическую оппозицию, на представителей российских НКО и так далее. Все это связано с окончанием голосования по поправкам в Конституцию России, завершившегося 1 июля.

– Материалы по делу Сафронова засекречены, доказательств в открытом доступе нет, но обвинение в адрес Чехии было брошено. Как это можно расценивать – как провокацию? Или действительно речь может идти о каких-то контактах с представителями чешской разведки? Или же все это ерунда?

Фото: IvanA, CC BY-SA 4.0

– Трудно сказать. У нас нет достаточного объема информации. Мы сейчас исходим только из того, что нам рассказали «коллеги из ФСБ». Для оценки правдоподобности заявленного нам не хватает информации. Однако такое часто бывает, когда в деле фигурируют спецслужбы. Одновременно нельзя упускать из виду, что российское законодательство уже несколько лет назад предоставило российским спецслужбам право использовать соответствующую статью Уголовного кодекса против отдельных представителей российского общества. Уже раньше, по-моему с 2011 года, спецслужбам была дана возможность использовать статью о госзмене в отношении журналистов, и уже были отдельные случаи. Однако сейчас, по-моему, происходят изменения, которые связаны с внесенными поправками в Конституцию России. Это сигнал обществу и, конечно, журналистам, что они теперь будут находиться под серьезным прессингом. Именно поэтому российские журналисты и начали публично высказываться против оказания давления на них и вышли на демонстрацию на Лубянке. Кроме того, происходящее нужно воспринимать и в контексте второго дела – против Светланы Прокпьевой (дело псковской журналистки, обвиненной в публичных призывах к осуществлению террористической деятельности и публичном оправдании терроризма).

Я думаю, что background этого дела и заявления о том, что Иван Сафронов работал на Чехию, важны для нас, так как Чехия оказалась в центре всего этого скандала, и все походит на провокацию, я согласен, но, в первую очередь, это – сигнал для российской общественности».

Молчать выгодней

– Вы считаете правильным, что чешские официальные органы не предоставляют сейчас комментариев по делу. Может быть, стоит затребовать предоставления доказательств, а если их нет, то потребовать от противоположной стороны замолчать?

– Мне кажется, что все отказываются от комментариев, так как сейчас это просто выгодней для чешской стороны. Возможно, есть стремление сначала провести дипломатические переговоры за закрытыми дверями, как мы это уже видели в случае конфликта вокруг памятника Коневу. Возможно, это выгоднее, чем идти прямо в СМИ, что приведет к эскалации вопроса. Однако в любом случае нельзя оставаться пассивными. Надо очень жестко реагировать, но по дипломатическим каналам и не публично. Сейчас, возможно, это лучший выход.

Фото: Michaela Danelová, Чешское радио

Полтора десятилетия отношения с Россией становятся только хуже

Фото: Elizabeth Arrott, Voice of America, Wikimedia Commons, CC0

– Вернемся к уровню отношений Чешской Республики с сегодняшней Российской Федерацией. Вы упомянули, что охлаждение отношений началось 10–15 лет назад. Однако у чешской публики на слуху последние события – Конев, доска власовцам, скандал с рицином и высылкой дипломатов. Помнят также позицию Чехии о незаконности аннексии украинского Крыма Россией – 2014 год. Эта позиция остается незыблемой и постоянно подчеркивается чешской стороной. Однако с 2014 года прошло всего шесть лет. На чем же еще раньше «сломались» чешско-российские отношения?

– Действительно, самый худший момент – это незаконная аннексия Крыма. Это беспредел. Однако и до этого – в 2008 году, когда чешское правительство совместно с США, нашим союзником, стремилось построить в уезде Брды противоракетный радар, мы оказались под очень сильным давлением со стороны Российской Федерации. В 2009 году Чехия как председатель ЕС руководила европейской дипломатией, и нам пришлось вклиниваться в разбирательства между Украиной и Россией по газовым вопросам. Уже в это время чешско-российские отношения были не слишком хорошими. Однако с 2014 года начался самый худший период, что касается принципов и наших европейских ценностей, идет развал двусторонних отношений. Положительного развития нет».

Настаивать на своей позиции

– Что может делать Чехия для улучшения отношений с Россией? Разногласия затрагивают чешские и европейские принципы и ценности, от которых Чехия не может отказаться.

Фото: Pixabay

– Нет, от наших принципов и моральных ценностей отказываться невозможно. Это наш компас в международной политике. Мы должны оставаться на своих позициях, быть серьезными, надежными союзниками в Евросоюзе и на трансатлантическом пространстве, а также и в отношении Украины, еще одного нашего союзника. Необходимо по всем вопросам высказаться четко, ясно и жестко. Обязательно нужно выступать принципиально и в случае чешско-российских отношений. Важно настаивать, что касается партнеров, на ведении переговоров по договорам о взаимоотношениях, причем на самом высоком уровне – на уровне МИД, и искать решение по спорным моментам. Без этого ничего сделать невозможно, – подчеркивает аналитик Ассоциации по международным вопросам Павел Гавличек.

Официальных комментариев по этому делу чешские министерства и спецслужбы в настоящее время не предоставляют.

«Все выглядит так, будто бы Россия выбрала нас в качестве своего внешнего врага, с которым намерена бороться», – приводит в своем сообщении информационное агентство ČTK слова главы внешнеполитического комитета Палаты депутатов Ондржея Веселого.

Заявленные чешско-российские консультации так и не начались

Дмитрий Песков, фото: Kremlin.ru, CC BY 4.0

«То, что чешско-российские отношения не идеальны – не является тайной ни для нас, ни для России. Именно поэтому мы договорились о начале взаимных консультаций», – заявил агентству ČTK премьер-министр Чешской Республики Андрей Бабиш, отреагировавший таким образом на комментарий Дмитрия Пескова, пресс-секретаря российского президента Владимира Путина.

Песков оценил чешско-российские отношения, как «омраченные», что, по его мнению, было вызвано «известными событиями, с определенными недружественными шагами, предпринятыми на уровне муниципальных и центральных властей». Дмитрий Песков также сказал, что в ближайшее время контактов с Чехией на высшем уровне не планируется.

Взаимные консультации, предложенные Чешской Республикой России в мае 2020 года, до сих пор не начались. Согласно заявлению пресс-секретаря МИД Чешской Республики Зузаны Штиховой, российская сторона до сих пор не проявила заинтересованности в реализации ранее озвученного плана.

В среду, 8 июля, информационному агентству ČTK это подтвердил также руководитель депутатского внешнеполитического комитета Ондржей Веселы. По его заявлению, Россия не проявила желания вести переговоры на равных, предлагался лишь вариант диалога межу чешским министром иностранных дел и российским послом, что противоречит стандартной дипломатической практике. Как считает Ондржей Веселы, «Москва ведет себя как типичный авторитарный режим, стремящийся скрывать свои собственные проблемы, указывая на вымышленного внешнего и внутреннего неприятеля, оправдывая этим свою легитимность в глазах собственных граждан».

Одновременно Служба безопасности информации (BIS), а также Военная разведка Чехии неоднократно в своих отчетах сообщали об активной разведывательной работе, которую российскихе спецслужбы ведут в Чешской Республике.