«Друзья не приезжают на танках»

Ян Петранек (Фото: Лорета Вашкова)

Многие из вас знакомы с Яном Петранеком – он является одним из известнейших журналистов и политических обозревателей Чехии. Мы не раз обращались к нему за комментариями и, кстати, в июле рассказывали вам о его «кочегарных университетах». Сегодняшняя «Тема дня» посвящена августу 1968 года.

Ян Петранек (Фото: Лорета Вашкова)
Почти 60 лет Ян Петранек отдал радио.

«За исключением того периода, когда пришли советские солдаты – я этого принять никак не смог и начал говорить в эфире на русском языке: «Вы сюда пришли как оккупанты и должны отсюда уйти». Но они не уходили, а ушел я. Чтобы стать на 18 лет кочегаром».

- То есть в 1968 году ты был одним из редакторов и журналистов, которые оповестили об этом событии, сколько вас тогда было?

«На радио тогда была нормальная вечерняя дежурная служба, и в тот момент мя узнали, что чехословацкую границу перешагнули войска стран Варшавского договора. Это были немцы с севера, поляки, само собой разумеется, впереди всех - советские солдаты. Они прилетели, оккупировали главный аэропорт Праги, а с юга пришли венгерские части, болгары. Отказались в то время только румыны и албанцы».

Вацлавская площадь в Праге, август 1968-ого года
Послушайте архивную запись, которая была сделана 21 августа 1968 года на Вацлавской площади и является свидетельством попыток пражан провести своеобразный ликбез среди солдат. Жители Чехии пытались словесно воздействовать на бойцов. Kак рационально, так и эмоционально.

Рассказ продолжает Ян Петранек:

«Моя супруга Людмила сказала - Ян, ты был прав. Tо, чего ты опасался, что они придут – они уже здесь. Тогда я вскочил в машину – это была уже старенькая «Шкода» и поехал в направлении на Прагу, так что я мог засвидетельствовать, какая была обстановка на протяжении 120-130 км».

- Как реагировали жители Чехословакии на это?

Ян Петранек в 1968 году (Фото: ЧТК)
«Никто не приветствовал этих солдат, все их ругали. У нас не было возможности сопротивляться военным путем, вооруженное повстание было бессмысленным, против полумиллионной армии это было невозможно, и даже само начальство чешское – это был Центральный комитет компартии, призывал население – показывайте свое мнение, но рукопашный бой смысла не имеет».

Все командиры высших подразделений Чехословацкой армии, - подчеркивает Ян Петранек, были выпускниками военных ВУЗов СССР.

«Это были люди на учете, и отнюдь не как верные чешскому и словацкому народу. Они сами знали лучше других, что нельзя. Если стрелять, это будет самоубийство, абсолютно безрезультатно, и это скомпрометирует. То, чего, видимо, хотели Брежнев и остальные из Москвы. Это была страшная пора».

Вацлавская площадь в Праге, август 1968-ого года
Обстоятельства сложились таким образом, что Яну Петранеку в начале августа 1968 пришлось замещать коллегу по службе в Лондоне.

«Наш постоянный корреспондент в Британии уже нуждался в каком-то отдыхе и даже хотел сыграть свадьбу с очень хорошенькой девушкой – его, так сказать, любовь великого формата. И тогда я сказал – давай я прилечу в Лондон, и я был в Лондоне дней четырнадцать или, может быть, около трех недель. Оттуда я ежедневно посылал на Чешское радио известия о том, как Европа и особенно Британия смотрят на обстановку, которая накалялась каждый час. И главное, что я смог тогда передавать – это то, что британское Би-Би-Си – у них были хорошие корреспонденты, они скрытой камерой смогли снять движение около чехословацких границ. И они свидетельствовали о том, что не только боевые части, но и непосредственно с с боевыми тыловые части приходили. Это так не делается, если проходят просто маневры, тренировка, так сказать, но если уже кто-то задумал оккупацию другой страны, тогда эти тыловые части были иногда в первой линии, чтобы там не было голодных солдат, чтобы было все в порядке с боеприпасами. Тогда я говорил почти ежедневно, думаю, что только за исключением одного воскресенья, о том, что такая вот грянула обстановка. Возвращался в Чехословакию пять или шесть дней до 21 августа, когда все это свершилось».

- А как реагировали на твои предостережения о реальной опасности на ответственных местах?

Ян Петранек (Фото: Лорета Вашкова)
«Мне тогда один из руководителей Чехословакии, это был Йозеф Смрковский – человек известный из-за того, что он был руководителем Пражского восстания в 1945 году, сказал: «Ян, как долго ты был корреспондентом в Москве?». А я ответил: «С 1963 по 1967 год». А он на это – тогда я тебя уверяю, ты был в Москве слишком долго, так что сейчас видишь все через «темные очки». Мне не поверили. И я написал, поскольку здесь была очень интересная Организация чехословацко-советской дружбы».

Организация Чехословацко-советской дружбы попросила опытного редактора – это происходило, видимо, еще в июле 1968 года, составить нечто вроде анализа о состоянии отношений между Чехословакией и Россией. И Ян Петранек в ответ на данную просьбу, кроме прочего, предупреждал, что события принимают критический оборот, включая вероятность того, что СССР может применить по отношению к Чехословакии военную силу.