Размышление об «обитаемой зоне» с оглядкой на 1968 г.

Ян Петранек, Фото: Адам Кебрт, Чешское радио

По случаю годовщины ввода войск стран Варшавского договора в Чехословакию в пражской Джазовой секции – Артфоруме состоялась встреча, на которой были затронуты вопросы, касающиеся реакции на оккупацию Чехословакии внутри самого СССР, a также связанные с развитием чешско-российских отношений. Участниками дискуссии стали политический обозреватель Ян Петранек, бывший министр и экс-посол в России и Украине Ярослав Башта, аналитик в области безопасности Ян Шнайдер, экономист и преподаватель вуза Радим Валенчик. Из уст присутствовавших прозвучало немало до сих пор необнародованных фактов.

Чехословакия, 1968 г., Фото: ЧТ
«На встречу были приглашены люди, взгляды и позиция которых формируются без подсказки мейнстрим-СМИ», подчеркнула ее организатор и ведущая, писательница Ленка Прохазкова. Большинство участников дискуссии – подписанты «Хартии 77», которая поставила в 1977 году перед гражданами проблему нравственного выбора.

Вторжение в Чехословакию не было однозначно воспринято россиянами

И в тот момент какой-то большой начальник прямо на радио вынул пистолет и, направив его на одного из редакторов, сказал: «С этой минуты вы – на военном положении».

Комментатор и политический обозреватель Ян Петранек участвовал в 1968 году в защите пражского здания «Чехословацкого Радио», которое подверглось атаке советских танков. Из его уст тогда прозвучал и куплет, позорящий Сталина … Ветеран чешской журналистской сцены, бывший постоянный корреспондент Чехословацкого радио в Москве, много лет вещавший по кабелю с Пятницкой, далеко не впервые обращает внимание на то, что вторжение в Чехословакию не было однозначно воспринято и самими россиянами.

«После оккупации в 4 часа утра в здание московского радио на улице Пятницкой на специальных машинах КГБ свозили дикторов зарубежного радиовещания, программы которого шли из Москвы также на чешском языке. Юра Яковлев, который уже умер, мне рассказывал, что дикторы, которым показали первое сообщение о «братской помощи», заявили: «Это невозможно читать». И в тот момент какой-то большой начальник прямо на радио вынул пистолет и, направив его на одного из редакторов, сказал: «С этой минуты вы – на военном положении».

Я не буду сейчас возвращаться к августу 1968, которые многие еще помнят, но хочу сказать – сколько наших русских друзей впоследствии искало возможность принести нам извинения за то, в чем они не были виноваты.

В прямом эфире трансляции из московской студии уже не проводились, все должно было быть тщательно, под контролем, подготовлено заранее, а потом еще двое лиц контролировали на радио, как бы чего не вышло. Этот факт является одним из свидетельств того, что вторжение к нам и самими россиянами не было единодушно принято. И Евтушенко тогда написал: «Танки идут по Праге в затканой крови рассвета. Танки идут по правде…». Я не буду сейчас возвращаться к августу 1968, которые многие еще помнят, но хочу сказать – сколько наших русских друзей впоследствии искало возможность принести нам извинения за то, в чем они не были виноваты. Интересы руководства страны не сходились с интересами простых людей, власть предержащих нельзя сливать в одно с целым народом. Те же советские люди мне говорили: «Уничтожив вас, мы остановили собственное развитие».

В поисках обитаемого острова

И по прошествии 27 лет после «бархатной» революции 1989 г., так же как и в 1968 г. или после распада СССР, общество стоит перед необходимостью изменения общественной системы. «Системы, способной найти равновесие между человеческой свободой и созидательной системой, где между производственными силами и производственными отношениями прибыль станет лишь коррелятом к общественному договору – это третий путь. Пока это кажется таким же недостижимым, как найти обитаемую планету в другой галактике. Однако если этого не сделать, человечество не выживет», - убежден Ян Петранек.

Одна из наиболее существенных проблем современной России, по мнению Петранека, не раз повторявшего, что чехи, несмотря на былые обиды, желают россиянам добиться лучшей жизни, заключается в том, что страна оказалась в крайне трудной экономической ситуации.

Через неделю Дубчек позвонил мне и спросил: «Что мне ответить Вацлаву Клаусу, который обвиняет меня в том, что убежден в правильности так называемого «третьего пути»?

«В России продолжается процесс, вытекающий из того, что там не поняли необходимость «третьего пути». Тут мне придется сделать отступление. Мы возвращались с Александром Дубчеком (лидер «Пражской весны») самолетом из Внуково после его визита в Москву, где он встречался с Ельциным (официальные переговоры 1991 г., по окончании которых в Кремле проходила пресс-конференция). Во время полета Дубчек пришел за мной с предложением стать его секретарем. Я ответил: «Извините, но я думаю, что я – не такой уж плохой журналист, чтобы перейти на должность чиновника, но для вас я готов сделать, что будет в моих силах». Через неделю Дубчек позвонил мне и спросил: «Что мне ответить Вацлаву Клаусу, который обвиняет меня в том, что убежден в правильности так называемого «третьего пути»? И я сказал Дубчеку, что не питаю уже никаких иллюзий относительно какой-либо идеологии, потому что они не служат людям.

Основополагающими принципами для меня остаются два: свобода, которая превыше всего; оставаясь свободным, нельзя, однако, лишать этого права остальных, и социальная солидарность, которая должна воспрепятствовать безграничной эксплуатации. Свобода же заключается не столь в том, что мы можем делать то, что нам хочется, сколько в том, что вас не заставляют делать то, чего вы не хотите. Я глубоко убежден в том, что социализм в том виде, каким мы его знали, нельзя трансформировать, равно так же, как и необузданный капитализм, с которым мы у нас имеем дело. Необходим третий путь, который позволит человеку оставаться свободным».

Ян Петранек, Фото: Адам Кебрт, Чешское радио
Россия не стоит на месте, и сегодня здесь открыто обсуждаются и многие неудобоваримые вопросы, отмечает Ян Петранек, не раз призывавший строить диалог с Москвой на равных.

«В последние два года Россия собрала богатый урожай и сегодня экспортирует десятки миллионов тонн зерна в Иран, Китай, Египет, Сирию, Саудовскую Аравию. Но ознакомившись с тем, что пишут российские аграрные издания, вы увидите, сколько специалистов, в том числе региональных министров, будучи рассерженными, строго вопрошают: «Почему мы вывозим самую качественную пшеницу за границу, а сами должны довольствоваться лишь тем, что остается? В последний раз мы ели хороший белый хлеб во времена Брежнева. Так что сегодня в России можно ругаться и выражать свое мнение вслух по целому ряду проблем, и параметры понимания изменений, происходящих в обществе, там неустанно меняются».

«Чешские интеллектуалы – еврейская мама для россиян»

Бывший чешский посол в Москве и Киеве, член правительства периода 1998 – 2000 гг. Ярослав Башта, в прошлом также диссидент, подписавший «Хартию 77», как и Ян Петранек, на встрече 21 августа вспомнил, с чего началось его очное знакомство с Россией.

Ярослав Башта, Фото: Архив Парламента ЧР
«Впервые я приехал в Россию где-то в январе 1993 года, на конференцию, которую организовали российские диссиденты, конкретно - Сергей Григорьянц, с таким красивым названием «КГБ: вчера, сегодня и завтра». Там я познакомился со многими людьми, в их числе были и протестовавшие на Красной площади, а также в тогдашнем Ленинграде, против вторжения в Чехословакию в 1968 году. Разумеется, без последствий для меня это не обошлось. Просматривая фотографии с первых двух этих конференций, я с глубочайшим сожалением должен был констатировать, что многих из тех, кто тогда выступал или организовал эту встречу, уже нет в живых, причем лишь меньшая их часть умерла своей смертью. Среди тех, кому помогли уйти из жизни, была и Галина Старовойтова (политик и правозащитница, убита в Санкт-Петербурге в 1998 году – прим. ред.), и другие.

Еще к 1968 г. – я никогда не забуду своеобразный тост в виде анекдота, который произнес в 2003 или 2004 г. министр культуры того времени Михаил Швыдкой, друживший с нашим Павлом Досталом еще до «бархатной» революции 1989 года. Во время одного мероприятия, поддержанного российским Минкультуры, он спросил нас: «Знаете, кто это – еврейская мама? Она вовсе не обязательно должна принадлежать к избранному народу и даже не обязательно иметь детей, но главное, чтобы в ее присутствии у вас возникало чувство вины. Такой еврейской мамой для нас, русских интеллектуалов, являетесь вы, чешские интеллектуалы».

Почему забыли про Ларису Богораз?

С того времени как сыновья Натальи Горбаневской, Иосиф и Ярослав, призвали президента Милоша Земана повлиять на российские власти в вопросе освобождения нынешних политзаключенных, Ярослав Башта также задается вопросом – почему, собственно говоря, чешским президентом не была награждена организатор того же протеста на Красной площади в августе 1968 года Лариса Богораз, которая была за это наказана 4 годами ссылки в Иркутской области?

Лариса Богораз, Фото: Юрий Рост
«Но позже я понял, почему. Эта правозащитница протестовала не только против оккупации Чехословакии или против советского вторжения в Афганистан, но также осудила бомбардировки Югославии, Сербии, а ее последний протест был против военный действий в отношении Ирака. И я испытывал глубокий стыд за Чешское телевидение, потому что когда Лариса Богораз умерла, и с нею прощались, наше телевидение при этом отсутствовало, хотя до того находило возможным запечатлевать гораздо менее достойные внимания события».

Публицист и аналитик по вопросам безопасности Ян Шнайдер в ходе дискуссии посетовал, что, по его мнению, в официальном чешском медиапространстве становится все меньше места для критической рефлексии.

«Не было ни одного случая, чтобы бы представители организации «Европейские ценности» пригласили нас к участию в свободной дискуссии. Мы, например, хотели подать пример и пригласили к открытой дискуссии по Одессе, организатором которой стал Зденек Кратохвил. Я хотел бы тоже воспользоваться случаем и предупредить о весьма опасной, на мой взгляд, инициативе, продвигаемой организацией «Человек в беде». Она предлагает методическую лекцию для школьников, посвященную раскрытию русской пропаганды. Однако именно так строится очень жесткая антироссийская пропаганда. Это перешагивает все рамки. Вот если бы кто-то предложил программу для учащихся, которая помогла бы противостоять рекламе, я был стал ее волонтером», - говорит Ян Шнайдер.

Видеозапись дискуссии в пражской Джазовой секции, состоявшейся 21 августа, будет обнародована на независимых интернет-сайтах.