Экстрадиция россиянина Александра Франчетти займет несколько месяцев

Александр Франчетти

Решение об экстрадиции задержанного в Праге россиянина Александра Франчетти примет министр юстиции Чехии. Процедура, исход которой также зависит от необходимости соблюдать интересы страны, может продлиться несколько месяцев. Выдачи Александра Франчетти добивается Украина в связи с его активным участием в осуществлении аннексии РФ украинского полуострова Крым, о чем он сам рассказывал в нескольких интервью.

Александр Франчетти | Фото: Ondřej Deml,  ČTK

Хотя российское дипломатическое ведомство в лице своего официального представителя Марии Захаровой заговорило о «деструктивной линии Праги в отношении России», соблюдение которой способно привести к дальнейшей деградации двусторонних отношений, МИД Чехии связи задержания находящегося в розыске человека с межгосударственными отношениями не усматривает. В настоящее время полиция, прокуратура и суды действуют по стандартной схеме, которая применяется ко всем лицам, на которых был выдан международный ордер на арест.

«Начавшийся процесс разделен на два этапа. Первый – судебный. В нашем случае городской суд Праги примет решение о возможности осуществления выдачи. Международный договор оговаривает причины, препятствующие выдаче. Такого рода обстоятельством, например, может стать исключительно политический или военный характер уголовного преступления, о котором идет речь. Если суд подтвердит возможность экстрадиции, то дальше слово за министром юстиции. Он должен согласиться или же отказать в экстрадиции задержанного лица. Вторая фаза этого процесса законом не регламентируется. Все зависит исключительно от министра юстиции, который вынося решение, учитывает также международную политическую ситуацию. Но здесь мы уже выходим за пределы права», – комментирует доцент Кафедры Уголовного права Юридического факультета Карлова университета Томаш Грживна.

Сейчас, подчеркивает юрист, мы находимся на этапе, когда российский гражданин был задержан на основании международного ордера на арест, выписанного в соответствие с «Европейской конвенцией о выдаче». Городская прокуратура подготавливает материалы, необходимые для вынесения судебного вердикта. Все это осуществляется в рамках проведения предварительной проверки.  Первым шагом, по словам Томаша Грживны, будет выдвижение прокуратурой предложения о взятии под стражу. Если суд согласится, то задержанный будет находиться в заключении, а если нет, то в течение последующего разбирательства он  будет находиться на свободе.

Фото: Alberto Sanchez,  Pixabay,  CC0

– На следующем этапе, если суд примет решение о возможности выдачи и министр юстиции даст на это согласие, преследуемый человек вновь окажется под стражей и начинается непосредственно процедура экстрадиции. В этом случае на свободе этот человек не находиться не может, закон не дает такой возможности. Однако этот этап пока не настал. Ныне проводится предварительная проверка.

– Процесс экстрадиции может быть ускорен, например, в результате оказания давления с чьей-либо стороны?

– Я сомневаюсь, что суды могут уступить такому давлению. Процесс выдачи зависит от скорости подготовки прокурором документации для принятия судебного решения о допустимости экстрадиции. Обычно это занимает несколько месяцев. Процедура может быть ускорена только в одном случае – если задержанный человек согласен с его выдачей, в нашем случае властям Украины. Тогда осуществляется упрощенная процедура, не требующая тщательной подготовки необходимых документов. Если согласия нет, то процесс идет по стандартной схеме.

Согласно поступившей информации, Александр Франчетти, располагающий в Чехии ПМЖ и занимающийся в стране бизнесом, был задержан в пражском аэропорту, когда он собирался покинуть страну. Почему задержание произошло именно при отлете, а не раньше, хотя ордер на арест Франчетти выдан вовсе не на днях? Просто просмотрели или не знали, что разыскиваемое лицо находится в стране?

– Это возможно, что только в течение пребывания человека на территории страны он был замечен, и информация поступила соответствующим чешским органам, которые его задержали только при отлете. Это вовсе не исключительный случай. Такое происходит. Возможно и то, что разыскиваемый был замечен, но проводилась проверка, если речь не идет о простом совпадении, что это именно тот самый человек.

Александр Франчетти | Фото: YouTube / Особое мнение

– Вернемся к министру юстиции, который в конечном итоге может разрешить экстрадицию иностранца, задержанного согласно международному ордеру, в другое государство, а может и воспрепятствовать этому. Не является ли это моментом, когда внешний нажим, который может быть весьма сильным, способен сыграть свою роль?

– Несомненно. Но в отличие от судебной фазы обсуждаемого процесса, на которую повлиять весьма сложно, именно поэтому министр юстиции и получил такое полномочие – все взвесить и оценить возможность  ухудшения международно-политических отношений в случае выдачи разрешения на экстрадицию или ее запрета. В этом случае речь уже идет об анализе, осуществляемом исполнительной властью, здесь дело уже не идет о выдаче с точки зрения судебной власти. Это прерогатива министра юстиции, который, возможно, консультируется также и с премьер-министром или другими лицами. Это традиционный способ действий. Международные договоры также составлены с учетом возможности для государства принять во внимание собственные интересы при экстрадиции. Это обычная ситуация, хотя иногда вынесенные решения и становятся целью критики. В Чехии также имели место подобные случаи.

– Вы можете привести случаи экстрадиции на основании решений министра юстиции Чехии, вызвавшие критику?

– Можно вспомнить, когда выдачи одного лица требовала, как Россия, так и США. Тогда министр юстиции разрешил экстрадицию в США. Другой случай касался уголовных преступлений сексуального характера, совершенные VIP представителем одного из арабских государств. Об этом также велась дискуссия. Иногда такое происходит и повисает вопрос, если министр юстиции учел все обстоятельства, и было ли решение правильным. Но это исключительно ответственность министра юстиции», – подчеркивает юрист Томаш Грживна, доцент Кафедры Уголовного права Юридического факультета Карлова университета.

Упоминая случаи экстрадиции, вызвавшие полемику, специалист говорил о деле «русского хакера» Евгения Никулина в США. Тогда велись рассуждения о политической ориентации Чехии, а критику министр выслушал в этом случае и от президента Милоша Земана, который назвал принятое решение «раболепством».Второе упоминание касалось принца Катара, который был в Чехии приговорен за 2,5 годам за развращение несовершеннолетних, экстрадирован на родину, где его практически сразу отпустили.

В свое время критику вызвало также решение главы Минюста о выдаче в Россию предпринимателя Алексея Торубарова.

Еще можно вспомнить отказ министра юстиции в экстрадиции в Россию бывшего председателя правления обанкротившегося банка «Интеркоммерц» Александра Бугаевского, которого Генпрокуратура РФ обвиняла в миллиардных хищениях активов в 2016 г.