Фестиваль «Театр»

r_2100x1400_radio_praha.png

Город Пльзень гордится названием «столицы пива», поскольку здесь производят всемирно известный «Пилзнер Урквел». Но это не всё: один раз в год этот город превращается также в чешскую «столицу театра». Именно здесь уже восемь лет происходит главное событие в театральной жизни Чешской Респубики – международный фестиваль «Театр».

В фестивале уже приняло участие почти семьдесят театральных групп из более чем десяти стран мира. В программе фестиваля всегда находились спектакли как традиционных, так и экспериментальных сцен, включая драму, оперу, пантомиму, кукольный театр и другие театральные жанры.

В этом году программа немножко отличалaсь от предыдущих. Раньше фестиваль был только чешским, в котором учавствовали коллективы из других стран, а в этом году он стал полностью международным.

Среди звучных имён, которые приехали на фестиваль в Плзень, такие выдающиеся режиссёры, как например Эймунтас Некрошиус из Литвы, Юрий Любимов из России или Андор Лукатс из Венгрии.

Кроме того, что у фестиваля впервые был пражский пролог – инсценировка «Леди Макбет Мценского уезда» Дмитрия Шостаковича, появились ещё другие новинки. Прежде всего это были так называемые «нападения театром». Нет, никаких раненых и обворованных не было. Наоборот! Все стремились стать жертвами этих нежных «насильников».Например, театральная группа «Кайкса де имаженс» («Caixa de imagens») из Бразилии всех поразила своими уникальными представлениями для одного зрителя. Название группы в переводе значит «волшебный ящик». Именно в этом ящике находился миниатурный кукольный театр, спектакль которого длился приблизительно четыре минуты.

Внимание привлекала также группа «The Natural Theatre Company» из Британии. Где бы они не появлялись – на улице, на площади, в магазине – везде возникал театр, актёрами которого были не только члены этой группы, но и все, кто находился рядом. Кто мог бы остаться хладнокровным повстречав на улице новобрачных в нижнем белье, или причудливых иностранцев с яйцовидной головой, которые всему удивляются и всех фотографируют. Именно момент неожиданности, удивления представлял главную драматическую основу этих миниспектаклей.

Хорошего было много, назoвём например инсценировку «Марыша, точнее говоря Маша» чешского режиссёра Владимира Моравка или «Стуля» Эжена Ионеско в постановке Любомира Вайдички из Словакии или выдающийся спектакль «Португалия» венгерского режиссёра Андора Лукатса. Но конечно гвоздём фестивальной программы были две личности приехавшие из восточной Европы: Юрий Любимов из России со спектаклем «Марат Сад» и литовец Эймунтас Некрошиус с постановкой «Макбет».

К сожалению Некрошиус не очень любит путешествовать, именно поэтому в самый последний момент он отказался лично приехать на фестиваль. Поэтому мы смогли поговорить только с его актёрами. И вот, что мы услышали в ответ на вопрос, какой он режиссёр, является ли он скорее диктатором-деспотом, или демократом:

Некрошиус всемирно известен своим оригинальным, режиссёрским языком, насыщенным необыкновенным количеством визуальной и звуковой символики. Неотделимой частью его постановки «Макбет» являлись огонь, вода, пыль, которые имели такое же значение как и текст пьесы. Особое место у него занимают звуки.

Спектакли Некрошиуса пользуются большим успехом во всём мире, регулярно получают престижные театральные премии. Всё таки не все зрители понимают сложный стиль Некрошиуса.

Главной звездой чешского фестиваля «Театр» всё таки был Юрий Петрович Любимов и его инсценировка пьесы Питера Ваисса «Марат Сад». Действие происходит в сумасшедшем доме, куда в 1808 году был интернирован маркиз де Сад. Тут возникает инсценировка драмы написанной Марат-Садом и исполняемой остальными пациентами. Для Ваисса психиатрическая больница – это метафора мира, и бунт психов в конце пьесы является намёком на то, что может случиться, если власть окажется в руках таких людей как маркиз де Сад.

Интересно заметить, что в 1964 году именно постановка «Марат-Сада» представляла один из важных моментов в творчестве известного английского режиссёра Питера Брука, с которым Любимова часто сравнивают. Этим спектаклем начался для Брука новый творческий путь, переход к экспериментальному театру. Поэтому мы спросили у Юрия Петровича, что значит «Марат Сад» для него и почему он решил поставить именно эту пьесу.

Фестиваль «Театр» закончился. Гости разъехались. Но полученные впечатления будут жить до следующего фестиваля в 2001 году.