Хэллоуин

r_2100x1400_radio_praha.png

Вера: Георгий, как ты относишься к Хэллоуину? Георгий: Это когда тыквы, и все пытаются напугать друг друга? Ну, я не очень понимаю этот праздник, но детям нравится…. А при чём тут чешский язык? Вера: Сейчас объясню. Как бы ты перевёл с чешского слово kostry?

Вера: Георгий, как ты относишься к Хэллоуину?

Георгий: Это когда тыквы, и все пытаются напугать друг друга? Ну, я не очень понимаю этот праздник, но детям нравится…. А при чём тут чешский язык?

Вера: Сейчас объясню. Как бы ты перевёл с чешского слово kostry?

Георгий: Наверное, костры, пламя…

Вера: Я тоже так думала. Но в день Хэллоуина мне довелось подслушать беседу чешской девочки с папой. На папино предложение ударить по мороженке малышка назидательно изрекла: «Kostry, мол, не любят мороженку потому, что им нечем её кушать». Сейчас ты, конечно, скажешь, что всё логично – костры не могут кушать….

Георгий: Подожди-ка! А девочка была, конечно, в костюме какого-нибудь страшилы?

Вера: Браво! А именно в костюме скелета!

Георгий: Ну, значит, kostry– это скелеты. А вот ещё история в духе Хэллоуина. Один мой знакомый риэлтор, он чех, но довольно хорошо говорит по-русски, так вот этот мой приятель недавно показывал квартиру двум русским дамам-клиенткам. Им всё ужасно нравилось: и квартира, и то, как им её показывают, и то, что чех говорит по-русски. Но на фразе риэлтора: «Здесь для вас есть прекрасный sklep!», - выражение лиц у дам резко поменялось.

Вера: Ну, ещё бы, для русского человека это звучит «Здесь вас и похороним». Хотя на самом деле по-чешски sklep - это подвал.

Георгий: А ты знаешь, кто такой nájezdník?

Вера: Ну, кто-кто? Циркач, наверное, наездник, ну или спортсмен.

Георгий: Ну, да, в общем nájezdníkпорой такие цирковые номера отмачивает, ужас берёт… Вера, nájezdník в переводе на русский - захватчик грабитель. Ну, не огорчайся, это вполне простительная ошибка.

Вера: Да, но недавно я допустила пару непростительных ошибок, чем очень порадовала свою косметичку. В общем, она делала мне массаж лица. В это время все мышцы должны быть расслаблены, что делает дикцию, так скажем, вялой. И если пытаться в это время разговаривать на неродном языке, может получиться очень весело. Она, ну чешка, которая занимается моим лицом, сделала мне какой-то комплимент, а я ей в ответ – что ж удивительного? Я же бывшая horečka!

Георгий: Ты бывшая горячка? А что ты хотела сказать-то?

Вера: Ну, что-что? Что я бывшая herečka - актриса, то есть. Ну, не выговорила одну букву, и такой вот идиотизм получился. Но на этом дело не кончилось. Наш разговор продолжился, и между делом я сообщила, что когда я долго печатаю на компьютере, у меня болят prsa!

Георгий: Так, если я ничего не путаю, prsaпо-чешски – это грудь. Странное влияние на тебя оказывает компьютер, Вера.

Вера: Ну, примерно так и моя собеседница отреагировала. Она спросила меня, мол, какая связь между печатанием на компьютере и грудью. Ну, ошиблась я! Хотела сказать пальцы, понимаешь, пальцы!

Георгий: О! Но тут ты аж две ошибки в одном слове сделала, ведь пальцы по-чешски – даже не prsta, а prsty.

Вера: Ладно, ты бы сам попробовал разговаривать, когда тебе делают массаж.

Георгий: Договорились, дорогие слушатели, вы свидетели! Во время следующей передачи Вера будет делать мне массаж, а я буду с вами разговаривать.

Вера: Ага, на чешском! Дорогие слушатели, любите чешский язык, приезжайте в Чехию и радуйтесь вместе с нами!