Иероглиф Альфонса Мухи

Славянская эпопея, Фото: Филип Яндоурек, Архив Чешского Радио

Что чувствует европеец, вглядываясь в изящный росчерк гравюры эпохи Эдо? О чем думает житель Страны восходящего солнца, читая замысловатый декоративный узор ар-нуво? Искусство не нуждается в переводе – эту очевидную истину подтверждает та страсть, которую уже более ста лет японцы питают к творчеству Альфонса Мухи, ставшего для них настоящим олицетворением европейского модерна. Теперь в Японии хотят увидеть другую сторону наследия чешского мастера – его грандиозную «Славянскую эпопею».

«Славянская эпопея» в Праге, Фото: Томаш Бергер
История и легенды, величественные фигуры и эпохальные события, связанные с миром, который принято называть «славянским», – языческий бог Святовит, православные святые Кирилл и Мефодий, сербский король Душан Сильный, Ян Гус, Петр Хельчицкий, Ян Амос Коменский, отмена в России крепостного права... Как раз в дни начала ханами, традиционного любования цветами, в Токио развернут двадцать огромных полотен Альфонса Мухи.

Рассказать об этом нерядовом событии мы попросили куратора выставки, знатока Японии, искусствоведа Власту Чигакову-Ноширо.

Власта Чигакова-Ноширо, Фото: Катерина Айзпурвит
– Почему на другом конце света хотят видеть полотна Альфонса Мухи?

«Переговоры ведутся уже около пяти лет – еще во времена расцвета модерна Альфонс Муха стал в Японии известным и любимым публикой художником. Так что интерес к его творчеству насчитывает уже целое столетие, и там проходил целый ряд его выставок. Следующий год станет юбилейным – будет отмечаться 60 лет со дня возобновления дипломатических отношений между Чехией и Японией, в связи с чем МИД обеих стран объявили 2017-й Годом чешской культуры».

Альфонс Муха, Фото: Джордж Р. Лоуренс, Public Domain
– Несложно предположить, что подготовка подобной выставки потребовала огромных усилий.

«Сейчас заканчивается работа над каталогом, который по содержанию можно приравнять к монографии. В связи с подготовкой экспозиции сюда приехало множество японских журналистов, готовится создание фильма, а будущая выставка вызывает огромный интерес среди японских СМИ. Открытие основной экспозиции намечено на 7 марта 2017 г. в Токио. К ней планируется присоединить сопроводительные выставки».

Свои огромные полотна Альфонс Муха готовил к путешествию, написав их особо стойкими красками на основе яичного желтка, предполагая, что гигантские полотна будут наматываться на специальные деревянные валики, что и будет сделано, хотя валики будут уже не из дерева. Затем огромные рулоны вложат в вакуумные тубусы. «Эпопею» будет сопровождать целая команда чешских реставраторов.

– Где именно японцы поместят «Славянскую эпопею»?

National Art Centre в Токио,  Фото: Fraxinus2, CC BY-SA 3.0

«В Государственном музее современного изобразительного искусства National Art Centre. Это гигантское здание в Токио – ведь иначе «Славянскую эпопею» невозможно выставить как единое целое. Хотя площадь центра составляет 14 000 м2, «Эпопея» требует, как минимум, двух тысяч метров. Если сравнивать с Чехией, то это площадь пражского дворца «Рудольфинум». Дополнительное пространство нужно и для сопроводительной выставки, экспонаты которой позаимствованы в чешских и японских «закромах», ведь с середины 1970-х японцы создавали собственные коллекции произведений Альфонса Мухи. Например, в городе Сакай, рядом с Осакой, существует собрание работ мастера, и местные хранители были настолько любезны, что предоставили нам свою коллекцию, состоящую примерно из 300 экспонатов, включая совершенно уникальные произведения. Они специально закроют свой музей на целых три месяца, в течение которых мы будем выставлять «Эпопею» в Токио».

Сара Бернар
– Сложно представить, что, оказывается, там любят и собирают наследие Альфонса Мухи. А какие интересные работы «ушли» в Японию?

«У них есть совершенно уникальная вещь, второй такой в мире не существует, – браслет Сары Бернар, соединенный с кольцами на пальцах. Его практически невозможно носить, но по форме он великолепен. Он сделан из золота, других благородных металлов и драгоценных камней, так что это вещь огромной стоимости. Браслет был создан в 1899 или 1900 году в сотрудничестве с ювелирным домом Фуке. Не будем забывать, что Муха делал великолепные вещи – и браслет в форме змеи, и его эмали сегодня хранятся в парижском музее д'Орсе».

Фото:  Мирослав Фешанич
– Все же японская культура кардинально отличается от европейской традиции. Что японцы ищут и, вероятно, находят в стиле модерн?

«Японцы воспринимают искусство ар-нуво как очень близкое себе, они чувствуют с ним некое бессознательное родство. Если попытаться это проанализировать, то можно говорить о том, как с модерном перекликаются японские гравюры укиё-э. Я замечаю их влияние и у Мухи – четкие контуры рисунка, которые мы видим на этих гравюрах, а также использование определенных красок, контрасты, перспектива – все это очень похоже. Японцев очаровывает декоративность модерна как стиля. То есть существуют течения в европейском искусстве, в которых японцы находят глубокую поэзию, и которые им очень близки. К ним относится импрессионизм и ар-нуво».

Выставка в Вене в 1870-е годы
– Это очень интересная тема – влияние японского искусства на европейский модерн. Здесь, конечно, в первую очередь, можно вспомнить Ван Гога…

«После того как в середине XIX века Япония открылась для мира, японцы отправились в Европу, чтобы рассказывать там о своей стране и, в свою очередь, научиться чему-то у европейцев. Так что они начали принимать участие во Всемирных выставках. Большую роль здесь сыграла выставка в Вене в 1870-е годы, на которой японцы впервые представили свои гравюры и предметы декоративно-прикладного искусства, которые буквально очаровали Европу. То же повторилось и на Всемирной парижской выставке. Влияние японского искусства испытали все представители европейского модернизма, начиная с символистов. Так что близость существовала уже в то время, и сегодня новые поколения это снова чувствуют и переосмысляют. Мы сами долго этого не могли понять. Я присутствовала на первой выставке Альфонса Мухи в Японии в 1979 г., когда еще был жив его сын Иржи. Впервые там выставлялась его личная коллекция. Мы издали каталог тиражом 1000 экземпляров, и его разобрали в течение двух дней. Мы сказали: «Боже! Ведь выставка продлится 10 дней!», так что мы напечатали еще 10000, и все разошлось».

Фото:  Мирослав Фешанич
– Как известно, внучка Альфонса Муха Ярмила унаследовала альбомы деда с его эскизами, на основе которых она создает ювелирные изделия, вазы, ткани. Ее произведения станут выставкой, которая будет обрамлять «Славянскую эпопею». Возможно, украшения, которые делает внучка мастера, будут носить японские дамы?

«Они уже их носят. Предлагая в Японии ювелирные изделия, необходимо лишь учитывать некоторые местные особенности. Поскольку в большинстве своем японки не очень высокие, им не стоит предлагать слишком крупные, массивные украшения. Это должна быть филигранная работа с мелкими деталями. Неизвестно почему, но они не любят серебро, предпочитая золото, – мол, серебро темнеет и т. д. Ярмила же много работает с серебром, и часто изделие от этого только выигрывает. Для Японии мы большую часть украшений должны повторить в золоте, что достаточно трудоемкая задача, однако серебро на выставке, конечно, тоже будет. Кроме того, японки не прокалывают себе уши, и все серьги должны быть клипсами. При этом платки подходят любому, а чешское стекло они всегда очень любили и любят».

«Славянская эпопея», Фото:  Томаш Бергер
– Конечно, ар-нуво уже стало частью всемирной истории искусства, однако «Славянская эпопея» – это нечто иное. Как они воспринимают эти монументальные полотна в духе панславизма, опирающиеся на славянский фольклор и исторические события?

«Эпопея показывает реализм в творчестве Мухи, сочетающий историческую живопись и символизм. На этот вопрос я уже отвечала японским журналистам: интересно, что и спустя сто лет эти произведения не перестают восхищать. Действительно, это уже не стиль модерн, которым они уже, можно сказать, пресыщены, и японцы с удовольствием посмотрят на нечто новое. Ар-нуво является, по большей части, дизайном – это изделия прикладного искусства, плакаты, а здесь – настоящая монументальная живопись. С другой стороны, наш национальный памятник изобразительного искусства обладает такой глубиной, такой силой – и по технике исполнения и по историческому охвату, что интересует людей во всех концах света, а японцы – очень любознательный народ. Так что, работая над каталогом, я пытаюсь им в простой форме объяснить эти сложные вопросы, потому что некоторые сюжеты «Славянской эпопеи» они не могли прочитать в учебниках».

«Отмена крепостного права на Руси», Фото:  Томаш Бергер
– Одно из произведений цикла непосредственно связано с Россией. Как мы помним, это – единственное полотно, на котором изображен фрагмент реального города – Красная площадь Москвы, с храмом Василия Блаженного и башней Кремля.

«Полотно, где показан Кремль, – это «Отмена крепостного права на Руси», написанное в 1913 г. Картина была создана по желанию мецената, оплатившего создание цикла, – американского предпринимателя-русофила Чарльза Крейна. Его бизнес также был связан с Россией – у него была фабрика в Петербурге. Картина, иллюстрирующая это историческое событие, была создана по пожеланию Крейна, который даже получил авторскую копию в уменьшенном формате – метр на метр семьдесят сантиметров».

Чарльз Крейн, Фото: Дана Халл, Public Domain
Стоит добавить, что Чарльз Крейн поддерживал Т. Г. Масарика в его стремлении создать независимую Чехословакию, был тесно связан со многими российскими политическими деятелями, собирал русское искусство. В его коллекции хранились полотна Верещагина, Малявина, Рериха. Именно Крейн после разграбления в советские годы Данилова монастыря в Москве выкупил колокола его звонницы и подарил их Гарвардскому университету.

– Казалось бы, такое произведение как «Славянская эпопея» должно отправиться, прежде всего, в Москву, где только что воздвигли памятник св. Владимиру, а в музеи выстраиваются длинные очереди даже в трескучие морозы. Однако из России к вам с предложениями пока никто не обращался?

«Славянская эпопея» в Праге, Фото: Филип Яндоурек, Архив Чешского Радио
«Нет, это не так – я слышала, что и со стороны России проявляют интерес. Вообще, этот цикл Мухи востребован во всем мире, но его экспонирование – определенный эксперимент. Произведение отправится в путешествие, будет там выставляться в течение трех месяцев. Вопрос в том, двинется ли оно куда-то дальше или вернется обратно – это пока не решено. Здесь свою роль играют не только культурные связи, но и политические интересы. Мы – обычные кураторы и искусствоведы и не знаем, какая дальнейшая судьба ждет «Эпопею». Так что после того как осуществится одно путешествие, будет решаться следующая поездка, потом – следующая. Однако интерес проявляла и Москва».

Что ж, остается пожелать «Славянской эпопее» счастливого пути, а эпиграфом к японской выставке вполне может служить хокку Кобаяси Иссы:

Чужих меж нами нет!
Мы все друг другу братья
Под вишнями в цвету.