Книга года  —  «Ян Жижка: Жизнь и эпоха гуситского воина»

Фото: Štěpánka Budková

Историк Петр Чорней, подаривший чешским читателям  800-страничную монографию Jan Žižka: Život a doba husitského válečníka («Ян Жижка:  Жизнь и эпоха гуситского воина»), получает за эту увлекательную книгу одну награду за другой. В этом году она была признана изданием, достойным называться «Книгой года» в рамках чешской литературтной премии Magnesia Litera.  В понедельник стало известно, что автор за свой труд о Жижке также удостоился премии им. Йозефа Главки, присуждаемой за научную литературу. На данный конкурс были представлены  почти шестьдесят публикаций, изданных в  2019 году.

"Критическая и весьма серьезная биография Жижки"

Фото: Jakub Hněvkovský, Magnesia Litera

Член жюри, историк Лубош Велек на церемонии вручения премий указал, что Чорнею, преподающему историю в Карловом Университете, «удалось написать современную, критическую и весьма серьезную биографию Жижки. В определенном смысле слова он провел работу, аналогичную деятельности детектива, a также справился с балластом, идеологической окраской, которую приобрел образ этого национального героя в описаниях предшественников Чорнея. Книга обладает и достоинствами подлинной литературы».

Сам автор подчеркнул, что стремился представить этого чешского полководца вне какой-либо идеологии, а также после выхода книги в свет уже получил несколько важных замечаний фактографической направленности, которыми следует дополнить издание. Какого Жижку открыл для себя историк Чорней, долгие годы посвятивший исследованию этой яркой и противоречивой личности и ее значения в истории Чешского королевства?

"Я не знаю другого человека, которому выпала бы столь драматичная судьба"

Петр Чорней, фото: Elena Horálková, Český rozhlas

—  Ян Жижка был отважным и мужественным человеком, в этом не усомнился никто из его знавших, а также очень темпераментным и рьяным. О  нем также писали, как о пылкой натуре, однако я нигде не натолкнулся на то, чтобы о нем упоминали также как о весьма рассудительной личности с большим кругозором.

Жижка также является ярким примером человека, прожившего жизнь, полную приключений. Вначале был дворянином, не способным вести образцовое хозяйство, поэтому ему пришлось поступать на службу самого разного рода, в том числе на военную. Определенное время он, без всякого сомнения, также преступал грань закона. Разумеется, в истории того времени мы нашли бы несколько личностей, которые перебивались таким образом. Большинство гуситских гетманов назначались на свои должности из традиционной аристократической среды, они являлись владельцами не очень крупных имений; у большинства из них за плечами был и какой-то боевой опыт, приобретенный за пределами Богемии в ходе конфликта между Польско-литовской унией и Немецким орденом. Тем не менее, я не знаю другого человека, которому выпала бы столь драматичная судьба, как Жижке,

— рассказал Чорней в интервью "Чешскому Радио".

Половинчатые репрессивные меры против гуситов католиков не устраивали

Фото: Nakladatelství Paseka

Петр Чорней останавливается далее на различных ступенях понимания  событий XV   века, о которых до сих пор ведут споры историки разных поколений, нередко — вразрез с устоявшимися стереотипами.

— Гуситам выражал свою политическую поддержку Королевский двор и представители земского правительства в Чехии, включавшего все конфессионально-политические группы. Поэтому у них не было необходимости в открытом восстании (против действующей власти). Но когда Вацлав IV в начале 1419 года не смог противостоять зарубежному давлению и принял половинчатые обуздывающие меры против гуситов, последние начали проявлять недовольство — в ту пору они уже предвкушали, как скоро сумеют по-своему завладеть всем Чешским королевством, и вдруг все их надежды рухнули. С другой стороны, такие меры не удовлетворяли и католиков, так как гуситы по-прежнему оказывали свое влияние. По этой причине нарастало противоборство интересов, которое и привело к событиям, имевшим место летом 1419 года.

Фото: public Domain

Напомним, что  Пражское восстание 1419 года, организованное священником Яном Желивским против городских властей, не оказывавших поддержки гуситам и не одобрявших их захваты католических приходов, вылилось в серию погромов, от которых пострадали монастыри, храмы и немецкие бюргеры.

Король Вацлав IV, бывший человеком образованным, начитанным, однако недостаточно решительным и последовательным в принятии важных политических решений, умер, не оставив после себя потомков. Унаследовавший трон император Сигизмунд, брат Вацлава IV, ранее его низложивший, столкнулся с требованиями пражан, для него неприемлемых.

Летом и осенью 1419 года радикалы из числа проповедников распространяли среди крестьянства идеи, связанные с ожиданиями близкого второго пришествия Христа, для которого освободился чешский трон, и конца света. На этой основе рушились многие постулаты феодального общества. Ожидания не оправдались. Один из самых радикальных гуситских священников,  таборитский лидер родом из Пльзеня  Вацлав Коранда  Старший, пользовавшийся поддержкой крестьянских масс, сформулировал программу войны со всеми не-гуситами как с «врагами Божьими», а также установления «Божьей республики» и избрания собственного епископа, независимого от Рима. Радикалы основали крепость-общину Табор, в котором на первых порах  осуществлялся принцип равенства.

Стремление Жижки спасти свою душу — вероятный мотив его отождествления с гуситской программой

Фото: Архив Чешского радио - Радио Прага

— Что подтолкнуло троцновского рыцаря, к тому времени уже победителя Вышеграда, превратиться в убежденного гусита?

— Жижка примкнул к гуситскому движению потому, что лично отождествился с гуситской программой преобразования церкви и всего общества. Возможно, что к этому его подтолкнули также сугубо личные причины, стремление обеспечить спасение своей души, что есть главная цель жизни каждого христианина, так как он долгие годы до того жил во грехе:  будучи воином, убивал, преступал закон, потом был помилован   государем. То есть примкнув к гуситам, защищавшим закон Божий, Жижка хотел исправить огрехи в предыдущей своей жизни. Возможно, что это можно вопринимать с его стороны как определенный акт покаяния, полагает Петр Чорней.

ключевое слово:
аудио